Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День Балтийского флота – 18 мая

Праздник введён в 1996 году приказом Главкома ВМФ Ф.И.Громова.

Датой основания Балтийского флота считают 18 мая 1703 года. Именно в этот день под командованием Петра I флотилия из 30 шлюпок с солдатами Преображенского и Семеновского полков одержала первую боевую победу, захватив в устье реки Невы два шведских военных судна. Все участники боя получили специальные медали с надписью «Небываемое бывает».

В 1703 году был построен первый морской корабль для Балтийского флота - «Штандарт». В этом же году заложили базу русского флота на Балтике — Кроншлот, а в Воронеже открыли Адмиралтейскую школу. С 1704 началось строительство Адмиралтейской верфи в Петербурге, ставшей центром кораблестроения в России.

Балтийцы не раз доблестно отстаивали интересы страны на морских военных театрах. Так, во время Северной войны (1700—1721 гг.) при содействии Балтийского флота были взяты Выборг, Ревель, Рига, Моонзундские острова, Гельсингфорс, Або; на море были одержаны победы при Гангуте (1714 г.), Эзеле (1719 г.), Гренгаме (1720 г.).

В 1724 г. Балтийский флот имел 141 парусный боевой корабль и несколько сот гребных судов. Но напряжённая международная обстановка в Европе во 2-й половине XVIII века потребовала значительного увеличения вооружения: в 1775—1800 гг. было построено 50 линейных кораблей, 31 фрегат, 168 бомбардирских и вспомогательных, 362 гребных судна.

Во время русско-шведских войн XVIII века и Крымской войны 1853—1856 гг. моряки Балтийского флота доблестно отстояли побережье Балтики, сорвали попытки шведов захватить Кронштадт, не допустили захвата Гангута, Свеаборга и Петербурга. К концу XIX века Балтийский флот имел в своём составе свыше 250 современных кораблей всех классов.

Нельзя недооценивать роль Балтийского флота в экспедициях и научных открытиях. Балтийский флот стал родоначальником всех дальних и кругосветных плаваний русских — на карте мира сделаны 432 географических открытия, которые носят имена 98 адмиралов и офицеров Балтийского флота. Самые известные и значимые из них — описание северных берегов России, первое русское кругосветное плавание и обеспечение жизнедеятельности Русской Америки, открытие последнего из континентов планеты - Антарктиды. Балтийцами себя считали великие флотоводцы, герои морских сражений адмиралы Фёдор Ушаков и Михаил Лазарев, Павел Нахимов и Владимир Корнилов, Степан Макаров и Николай Эссен, первооткрыватели новых земель Витус Беринг, Фаддей Беллинсгаузен, Геннадий Невельской, композитор Николай Римский-Корсаков, писатели Анатолий Соболев и Сергей Колбасьев, изобретатель радио и радиолокации Александр Попов, физик Борис Якоби, собиратель русского слова Владимир Даль, кораблестроитель академик Алексей Крылов.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. 2-я Тихоокеанская, а затем и 3-я Тихоокеанская эскадры Балтийского флота совершили беспримерный в истории войн переход броненосных кораблей из Балтийского моря в Японское в очень сложных условиях, но были разгромлены в Цусимском сражении в 1905 г.

В годы Первой мировой войны (1914—1918 гг.), Балтийский флот выиграл у флота Германии битву за Балтику, уничтожив более 100 кораблей и вспомогательных судов противника.

В годы Гражданской войны (1917—1921/1923 гг.) и иностранной военной интервенции (1917—1921 гг.) моряки Балтийского флота защищали подступы к столице — Петрограду, до 20 тысяч моряков сражались на всех сухопутных фронтах. Именно они составляли основную силу советского военно-морского флота на различных морских и речных театрах. В 1919 году, обороняя Петроград, Балтийский флот затопил 18 и повредил 16 кораблей английских интервентов.

После Гражданской войны Балтийский флот начинает перевооружаться — на службу поступают десятки новейших кораблей, самолёты морской авиации, дальнобойные орудия береговой обороны. 23 февраля 1928 году флот был награждён орденом Красного Знамени.

Во время советско-финской войны (1939—1940 гг.) Балтийский флот оказывал содействие войскам в наступлении на Карельском перешейке и занял острова Гогланд, Лавенсаари, Сескар.

В годы Великой Отечественной войны Краснознаменным Балтийским флотом командовал вице-адмирал, с конца мая 1943 г. – адмирал В.Ф. Трибуц, член Военного совета дивизионный комиссар М.Г. Яковенко, начальник штаба контр-адмирал Ю.А. Пантелеев. Моряки Балтийского флота обороняли Моонзундские острова, Таллин и полуостров Ханко, провели Таллинский переход, принимали активное участие в в разгроме немецко-фашистских войск под Ленинградом, в Прибалтике — Прибалтийская операция (1944), в Восточной Пруссии и Восточной Померании.

Относительно военно-морских сил, в планах вторжения гитлеровской Германии в СССР указывалось: «необходимо быстро овладеть районом Балтийского моря, чтобы подвоз руды через Балтийское море не прерывался на слишком продолжительное время и чтобы русские не могли вести длительную минную войну». На Балтику для обеспечения боевой деятельности группы армий «Север» и действий против Балтийского флота фашистское командование предоставило около ста боевых кораблей, в том числе 5 подводных лодок, 10 минных заградителей, 28 торпедных катеров, сторожевые корабли, 10 флотилий тральщиков. Однако эти силы могли быть усилены крупными надводными кораблями из зоны Северного моря, что неоднократно и подтверждалось в ходе боевых действий.

Балтийскому флоту оперативным планом советского командования были поставлены задачи: не допустить морских десантов противника на побережье Латвийской и Эстонской CCР, на острова Моонзундского архипелага; совместно с ВВС Красной Армии нанести поражение германскому флоту при его попытках пройти в Финский залив; не допустить проникновения кораблей противника в Рижский залив; содействовать сухопутным войскам на побережье Финского залива и на полуострове Ханко, обеспечивая их фланг, а также, в случае выступления против СССР Финляндии, уничтожить береговую оборону финнов; уничтожить боевые флоты Финляндии и Швеции при их выступлении против СССР; обеспечить в первые дни войны переброску двух стрелковых дивизий с северного побережья Эстонской ССР на полуостров Ханко, а также быть готовым к высадке десанта на Аландские острова; прервать морские коммуникации неприятеля в Балтийском море и Ботническом заливе.

В состав Балтийского флота к началу войны входили: 2 линейных корабля («Марат» и «Октябрьская революция»); 2 крейсера («Киров» и «Максим Горький»); 2 лидера эскадренных миноносцев («Ленинград» и «Минск»); эскадренные миноносцы типов «Гневный» и «Новик» – 14 и 7 (соответственно); сторожевые корабли типа «Тайфун» – 7; канонерские лодки – 2; минные заградители – 4; тральщики БТЩ и других типов – 14 и 17; катера и малые «охотники» за подводными лодками – 44; бронекатера – 4; торпедные катера 79 (по другим данным – 48); подводные лодки типов – 59 (из них 5 в ремонте); подводные лодки более старых типов – 6.

Военно-воздушные силы флота имели в своем составе 714 самолетов, в т. ч. 367 истребителей (из них 47 новых типов), 183 бомбардировщика (из них 36 торпедоносцев). Наличных сил флота – в частности, надводных – было недостаточно для решения поставленных задач. С началом войны остро стал ощущаться недостаток в тральщиках, миноносцах и сторожевых кораблях, надводных минных заградителях, мореходных торпедных катерах, кораблях и катерах ПЛО, средствах вспомогательного флота. Кроме того, на флоте вообще отсутствовали специальные десантные средства и специальные артиллерийские корабли, способные длительное время оказывать эффективную огневую поддержку флангу армии.

Балтийское море характеризуется относительно небольшими размерами, сравнительно незначительными глубинами, шхерным характером побережья в ряде районов и своей замкнутостью (вследствие особенностей проливной зоны, соединяющей Балтику с Северным морем). Небольшие глубины, наличие островных и шхерных районов благоприятствовали использованию минного оружия и организации противолодочной обороны. Ограниченные размеры моря давали возможность авиации любой из сторон действовать на морских коммуникациях противника, в том числе и прибрежных.

Конфигурация Балтийского побережья СССР позволяла противнику действовать одновременно на двух важнейших направлениях (восточное побережье Балтийского моря и побережье Финского залива) с единой целеустремленностью (против Ленинграда). Разделённость и разобщенность отдельных районов театра облегчали противнику изоляцию каждого из них. Белые ночи, продолжающиеся в Финском заливе около двух летних месяцев, не благоприятствуют скрытности проведения боевых действий. В зимнее время заливы и прибрежные зоны Балтийского моря сковывает ледовый покров. Все порты Финского, Рижского и Ботнического заливов, как правило, замерзают. Осенью и зимой частая низкая облачность сильно затрудняет действия авиации на Балтийском театре.

Флоту, наряду с комплексом задач содействия войскам Ленинградского фронта, были поставлены и такие задачи: наносить максимальный урон перевозкам врага на Балтике и в Финском заливе; вести борьбу за расширение операционной зоны для ведения активных операций и боевых действий; надежно прикрыть свои морские коммуникации. Для развертывания успешной борьбы на коммуникациях, а также для укрепления обороны морских подступов к Ленинграду и защиты своих сообщений, флот начал активную постановку минных заграждений. Минно-торпедная авиация и торпедные катера минировали узлы шхерных путей, их выходы в восточную часть Финского залива, фарватеры у южного берега залива, подходы к портам и базам противника. Активизировалась деятельность подводных лодок на морских коммуникациях в Балтийском море и торпедных катеров в зоне Финского залива.

Морские коммуникации на Балтийском море в течение всей войны имели стратегическое значение. Вывоз Германией стратегического сырья из Швеции, Норвегии и Финляндии покрывал недостаток собственных ресурсов для питания военной промышленности. Объем перевозок только между Германией и Швецией составлял 10-15 млн. тонн в год, при этом до 80% грузов проходило через порты Балтийского моря (Свинемюнде, Засниц, Росток) и только 20% через порты Северного моря.

Воинские перевозки Германии для пополнения и снабжения войск, действовавших в Прибалтике, Финляндии и на Ленинградском направлении, проводились в основном вдоль восточного побережья Балтийского моря и в Финском заливе вдоль побережья Финляндии. Её протяженность также составляла около 900 миль. Только за 1942 год здесь было перевезено более 400.000 солдат и офицеров, около 13.000 автомашин, около 400.000 тонн различных воинских грузов. Ударная группа торпедных катеров под прикрытием истребителей и при поддержке береговой артиллерии с полуострова Сырве систематически наносила удары по неприятельским конвоям при подходе их к Ирбенскому проливу. В Рижском заливе вражеские суда преследовались эскадренными миноносцами и бомбардировщиками. Действия авиации и легких сил флота против конвоев сочетались с постановкой активных минных заграждений на фарватерах, используемых противником. Надводные корабли применяли артиллерийское оружие против судов и портов. Систематические удары по конвоям, направлявшимся в Рижский залив, снизили интенсивность морских перевозок противника в этом районе. Конвои вынуждены были проходить через Ирбенский пролив, как правило, в темное время суток.

Военные действия в Прибалтике и на Балтийском морском театре начались в 3 часа 15 минут 22 июня 1941 г. ударом с воздуха по нашим военно-морским базам и аэродромам с одновременным наступлением немецко-фашистских войск группы армий «Север». С первого дня войны Балтийский флот, в соответствии с оперативным планом, приступил к развертыванию подводных лодок и выполнению минных постановок в устье Финского залива, Ирбенском проливе, Моонзунде и на подходах к Лиепае. Сама постановка минного заграждения на центральной минно-артиллерийской позиции прошла успешно (было выставлено более трех тысяч контактных мин и до пятисот минных защитников), но силы прикрытия понесли потери – подорвался на мине и погиб эсминец «Гневный» и тяжелое повреждение получил крейсер «М. Горький». Силы флота продолжали также выполнение мероприятий оперативного плана: осуществляли поиск подводных лодок противника, обеспечивали развертывание своих подводных лодок, вели борьбу с минной опасностью, конвоировали транспорта на переходе морем, несли дозорную службу и т.д.

На третий день войны фашистские войска окружили Лиепаю, и сквозь блокаду удалось прорваться в Вентспилс только четырем из 14 судов, находившихся в порту. Два судна моряки сумели подорвать, а остальные достались врагу. Через пять дней после оставления Лиепаи, 27 июня, восемь судов пароходства ушли из Вентспилса курсом на Эзель. На этом переходе два парохода затонули в результате бомбардировки вражеской авиации. Эвакуация Рижского порта началась 22 июня во второй половине дня. Спустя пять суток поступило распоряжение о выводе флота из Риги, и 27 июня 15 судов Латвийского пароходства и несколько портовых буксиров, сопровождаемые кораблями военно-морского флота, вышли из порта. Фашистские военно-морские силы блокировали Ирбенский пролив на второй день войны, и единственным выходом на Балтику оставался мелководный пролив Моонзунд. В ночь на 30 июня моряки ледокола «Лачплесис» помогли протащить через Моонзунд крейсер «Киров», который шесть раз оказывался на мели. С таким же трудом прошли через пролив и крупные торговые суда Латвийского пароходства. Через две недели после выхода из Риги двадцать судов Латвийского пароходства пришли в Ленинград.

В течение июля и первой половины августа моряки Балтийского и Эстонского пароходств выполняли ответственные задания Государственно Комитета Обороны по обеспечению Ленинграда продовольствием, доставляли сражавшимся частям Красной Армии вооружение и боеприпасы, эвакуировали раненых воинов и гражданское население. Несколько судов погибло от бомб, торпед и мин противника.

Немецкое командование считало, что достаточно запереть Балтийский флот в Финском заливе, выставив мощное минное заграждение, и господство на море им обеспечено. Потеря в первые три месяца войны баз в Прибалтике тяжело сказалась на боеспособности Балтийского флота. Он вынужден был все время сворачивать свою деятельность и перебазироваться на восток. Кроме того, понесенные потери при эвакуации из Таллинна также отрицательно отразились на боеспособности флота. Однако расчеты противника на полную изоляцию сил КБФ не оправдались. Подводные лодки КБФ в течение 1941-1942 гг. систематически действовали на коммуникациях противника в Балтийском море.

За первые 18 дней войны Северо-Западный фронт потерял Литву, Латвию, часть территории Эстонской ССР и РСФСР, вследствие чего создалась угроза выхода противника через Лугу к Ленинграду, подступы к которому были еще недостаточно укреплены и слабо прикрыты войсками. Балтийский флот совместно с войсками длительное время удерживал в своих руках Таллинн, Ханко, Моонзундские острова, чем сковал значительную часть 18-й немецкой армии, предназначенной для захвата Ленинграда. В связи со сложившейся обстановкой, основной задачей Балтийского флота стала задача содействия сухопутным войскам в проведении оборонительных операций на приморских направлениях.

Противник стремился заблокировать находившиеся в Таллине силы флота комбинированными минными заграждениями, а затем авиацией и артиллерией уничтожить корабли в базе. Для этой цели он усилил минные постановки в Финском заливе. В упорных боях с нашими частями, поддержанными артиллерией береговой обороны, крейсера «Киров», эскадренных миноносцев, канонерских лодок и зенитной артиллерией, противник на главном рубеже обороны Таллина понес большие потери в живой силе и технике. Так, 61-я пехотная немецкая дивизия, предназначавшаяся после захвата Таллина для действий под Ленинградом, потеряла до 75 % своего состава и была отведена в резерв для пополнения.

Во второй половине августа вражеское кольцо сомкнулось вокруг Таллина. Началась эвакуация войск и боевой техники, вместе с тем, транспортные суда продолжали вывозить из окруженного Таллина раненых, население, а также наиболее ценное оборудование и имущество. С 21 августа вражеские части начали штурмовать город. Огромные силы бросили фашисты на то, чтобы уничтожить советский флот, участвовавший в обороне города. Защита Таллина имела важное значение в обороне всей Прибалтики. Сковывая и уничтожая крупные силы немецко-фашистских войск на подступах к Таллину, защитники главной военно-морской базы флота способствовали задержке наступления противника на Ленинград. Вместе с тем оборона базы лишила противника возможности вести одновременно наступление на Моонзундские острова и во многом обеспечила активные действия флота на морских сообщениях в Рижском заливе и Балтийском море.

Караван из девяти судов, вышедший из Таллина 25 августа, подвергался непрерывным атакам вражеских самолетов и торпедных катеров. На пути в Ленинград погибло четыре судна. Готовились к уходу из осажденного Таллина последние транспортные суда с защитниками города. Вскоре создалась такая обстановка, при которой флот больше не мог оставаться в Таллине. В течение 26-27 августа продолжались ожесточенные бои на главном рубеже обороны. Противник стремился любой ценой овладеть главной базой Балтийского флота. В ночь на 27 августа его части подошли к городу и, подтянув артиллерию и тяжелые минометы, начали ожесточенный обстрел советских кораблей, стоявших у причалов и на рейде. Заблокировать и уничтожить флот в Таллине гитлеровцам не удалось: их военно-морские силы не рискнули прорваться в Финский залив через нашу оборонительную позицию и поэтому гитлеровцы отказались от действий против Краснознаменного Балтийского флота надводными силами. Фашисты были убеждены, что флот будет уничтожен авиацией и минным оружием на переходе из Таллина в Кронштадт.

Условия для перехода флота были невероятно трудными, а препятствия на его пути казались непреодолимыми. Большому числу кораблей предстояло пройти 150 миль фарватером, который простреливался противником с двух берегов. С севера нависали финские шхеры, где находились вражеские корабли, с юга нашим сообщениям угрожал противник, занявший побережье протяженностью 100 миль и успевший подтянуть сюда артиллерию и перебазировать бомбардировочную авиацию. Кораблям флота предстояло форсировать плотное минное заграждение врага. Для оказания противодействия противнику Краснознаменный Балтийский флот имел недостаточное количество тральщиков, а авиация прикрытия (истребительная авиация КБФ), потеряв свои аэродромы в Эстонии, не могла прикрыть флот с воздуха на самом опасном участке перехода (Таллин – о. Гогланд), так как ее новые аэродромы были слишком далеко – на востоке.

После полудня 27 августа для прикрытия начала эвакуации были предприняты контратаки по всему фронту, в результате которых противник был оттеснен на несколько километров. Во время атак (с 16 часов) началась посадка войск на транспорты, проводившаяся в пяти гаванях Таллина, на островах Найссар (Нарген), Аэгна (Вупьф), на полуострове Вимси, в гавани Палдиски и на Таллинском рейде. Одновременно начались работы по заграждению гаваней Таллина и уничтожению важных объектов.

Во время перехода корабли всюду подстерегала опасность. К опасности подрыва на минах прибавились обстрел батареи с мыса Юминда и атаки торпедных катеров из финских шхер. Преодолев ночью немецкую минно-артиллерийскую позицию, боевые корабли с рассветом 29 августа из района Мохни, Вайндло продолжали поход и днем прибыли в Кронштадт. Для слабо вооруженных и тихоходных транспортов и вспомогательных судов чрезвычайно трудным был дневной переход 29 августа. Фашистская авиация, пользуясь отсутствием наших истребителей и слабостью противовоздушной обороны транспортов, в продолжение всего дня преследовала наши суда. У Западного Гогландского плеса советские моряки, пострадавшие от воздушного нападения врага, героически боролись за спасение своих судов. Так, учебный корабль «Ленинградсовет» выдержал более 100 налетов бомбардировщиков. Благодаря исключительному мужеству командира «Ленинградсовета» старшего лейтенанта Н.Н. Амелько и его умению управлять кораблем ни одна бомба не попала в корабль.

Трагически сложилась судьба 29 транспортных судов, покинувших Таллин 28 августа 1941 года. Атаки с воздуха следовали непрерывно одна за другой, суда шли под огнем береговой артиллерии, в воде их подстерегали мины. Ряды каравана, несмотря на большую поддержку военных моряков, прикрывавших отход, быстро таяли. Несколько судов погибло ночью 28 августа и в течение дня 29 августа. К вечеру 29 августа караван достиг острова Гогланд, и здесь три судна, получившие большие повреждения, выбросились на прибрежную отмель. В этом переходе моряки торгового флота проявили поистине чудеса героизма и самоотверженности.

Одним из последних оставил Таллин пароход «Казахстан». Фашистские пикирующие бомбардировщики яростно атаковали корабль, бомбы попали в котельное отделение, начался пожар. Девять часов экипаж и находившиеся на судне красноармейцы боролись с огнем и сбили пламя. В это время на "Казахстан" снова обрушились вражеские самолеты. Авиабомбы рвались рядом с судном. Из экипажа осталось только семь человек. На судне имитировали пожар, и фашисты, уверенные в гибели парохода, прекратили атаки. Второй помощник капитана Л.Н. Загорулько и старший механик В.А. Фурса сумели организовать исправление повреждений, развели пары, и «Казахстан» продолжил свой путь к Ленинграду. На четвертые сутки после выхода из Таллина он пришел в Кронштадт.

В числе трех судов, поврежденных вражеской авиацией и оставшихся у острова Гогланд, был пароход «Сауле», которым командовала капитан дальнего плавания Анна Ивановна Щетинина. Несмотря на налеты фашистских самолетов, экипаж судна исправил повреждения. Судно снялось с мели и благополучно прибыло в Ленинград. Потери торгового флота, участвовавшего в последней таллинской операции, оказались огромными. Из 29 судов, следовавших в караване, только 2 пришли в Ленинград, 2 судна остались у Гогланда, и 25 затонули в море. Кроме этого, при эвакуации главной базы флота Таллина (28-29 авг. 1941 г.) погибло 17 боевых кораблей, в том числе 5 эскадренных миноносцев. Большие потери в 1941 г. КБФ имел и в авиации, которая использовалась в это время преимущественно на сухопутном направлении. Таллинский переход 1941 г. явился одной из самых тяжелых операций за весь период Великой Отечественной войны. Смертью храбрых погибли многие лучшие моряки транспортного флота. После оставления Таллина, транспортные перевозки на Балтике значительно сократились. Регулярные рейсы осуществлялись только к полуострову Ханко, куда доставлялись боевая техника и боеприпасы. 30 августа завершился беспримерный в истории прорыв Краснознаменного Балтийского флота из Таллина в Кронштадт. Из 200 вышедших кораблей и судов к месту назначения прибыли 112 боевых кораблей, 23 транспортных и вспомогательных судна, на которых было доставлено свыше 18 тыс. человек: войска 10-го стрелкового корпуса, гарнизон базы, раненые.

После занятия Таллина противник начал наступление на острова Муху (Моон) и Сарема с двух направлений: с суши (через Моонзундский пролив) и с моря. С этой целью гитлеровское командование сосредоточило группировку войск, в которую входили две дивизии, саперные и понтонные части, финский батальон, а также артиллерия и авиация. Общая численность группировки противника определялась 50 тыс. человек. С этой же целью были привлечены немецкие и финские силы флота и авиадесантные войска.

Бои за Моонзундские острова проходили в трудных для наших войск условиях. Сорок девять дней стойко оборонили острова корабли флота и части сухопутных войск, которые были меньше по численности и слабее вооружены, чем противник. Наши корабли во взаимодействии с береговой артиллерией и сухопутными войсками, противодействуя высадке десантов, нанесли противнику большой урон. За время обороны Моонзундских островов гитлеровцы потеряли до 25 тыс. солдат и офицеров, много боевой техники и оружия, а также большое количество различных плавсредств. С оставлением островов Моонзундского архипелага оборона устья Финского залива от возможного прорыва кораблей противника в залив была возложена на военно-морскую базу Ханко.

После захвата немцами Таллина оборона Ханко значительно осложнилась, так как база оказалась в глубоком тылу противника. С установлением ледового покрова фронт обороны Ханко намного увеличился, а выделить для базы дополнительные силы ни флот, ни Ленинградский фронт не могли. Учитывая необходимость сосредоточения сил для защиты Ленинграда, из военно-морской базы Ханко было эвакуировано и включено в состав Ленинградского фронта около 23 тыс. бойцов и командиров, значительное количество оружия и боевой техники. Оборона Ханко проходила в условиях, когда наши войска вынуждены были оставить базы южного побережья Финского залива, когда защитники Ханко не имели кораблей и достаточного количества авиации и боевой техники. Несмотря на эти трудности, основная задача, поставленная перед гарнизоном, – удерживать в своих руках базу и отвлекать на себя силы противника – была выполнена. Важнейшими факторами, определившими этот успех, явились организация круговой обороны базы и активность ее гарнизона. Героическая оборона полуострова Ханко овеяна немеркнущей боевой с навой. В тяжелый для нашей Родины 1941 год Ханко стал символом беспредельного мужества. «Победа или смерть!» – таков был девиз его защитников. Упорной обороной Таллина, островов Моонзундского архипелага и полуострова Ханко флот приковал к себе на длительное время крупные силы немецкой и финской армий, отвлек их от главного объекта наступления – Ленинграда и тем самым способствовал срыву планов захвата города на Неве. В этих районах военно-морские силы сковали две группировки противника общей численностью более 100 тыс. человек.

В декабре 1941 г. силами флота были эвакуированы гарнизоны Таллинна, Ханко, островов Бьеркского архипелага, Гогланда, Тютерса, а также соединения войск с северного побережья и островов Ладоги – всего около 170 тысяч солдат и офицеров, вставших на защиту Ленинграда. С этого времени транспортные перевозки ограничились рейсами между Ленинградом, Ораниенбаумом и Кронштадтом. В зимний период проводку судов в этом районе производил ледокол «Ермак» под командованием капитана М.Я. Сорокина.

Немецко-фашистское командование, готовя захватническую войну против СССР, учитывало огромное экономическое и политическое значение Ленинграда как крупнейшего индустриального и культурного центра и важнейшего порта на Балтийском море. Гитлеровцы рассчитывали, что, разгромив советские войска в Прибалтике и захватив Ленинград, сумеют успешно повести наступление на Москву и быстро завершить войну.

К началу сентября обстановка на сухопутном фронте стала чрезвычайно напряженной. Ленинград был окружен с суши, требовалось значительное пополнение войск личным составом. Десятки тысяч балтийских военных моряков влились в ряды защитников города. Осенью 1941 г. флот сформировал 6 бригад морской пехоты, отдельные полки, батальоны и роты общей численностью более 83-х тысяч человек. Они участвовали в боях на самых ответственных участках фронта, где натиск противника был особенно сильным. Артиллерия кораблей вела контрбатарейную борьбу с артиллерией противника, все силы флота принимали участие в Ленинградской битве 1941-1944 гг.

С приходом флота из Таллина в Кронштадт начался новый этап в боевой деятельности Краснознаменного Балтийского флота – он полностью переключился на оборону Ленинграда. Краснознаменный Балтийский флот должен был не допустить проникновения неприятельских морских сил в восточную часть Финского залива (восточнее о. Гогланд) и огнем артиллерии оказать непосредственную поддержку сухопутным войскам. Обладая большой мощностью, артиллерия флота должна была усилить артиллерию Ленинградского фронта. С конца августа до конца сентября минные заградители, эскадренные миноносцы, тральщики и катера минировали восточную часть Финского залива. Корабли действовали в невероятно сложной обстановке. Они были лишены возможности маневрировать, и вражеская тяжелая артиллерия могла легко уничтожить их своим огнем. Район действий кораблей (Морской канал, Кронштадтский рейд) находился под непрерывным обстрелом врага. Корабли подвергались систематическим массированным бомбовым ударам авиации противника, которая прилагала отчаянные усилия, чтобы вывести из строя наши корабли, ликвидировать этот огневой щит Ленинграда. Однако задача оказалась непосильной для фашистских военно-воздушных сил. Зимой 1941-1942 гг. часть кораблей Балтийского флота стояла в Ленинграде на Неве и её рукавах.

Стойкость, мужество и героизм были массовым явлением в эти дни. Однажды во время ожесточенной артиллерийской дуэли у борта лидера «Ленинград» разорвался снаряд. Осколками был тяжело ранен командир одного из орудий старшина 2-й статьи Василий Степанович Кузнецов. Истекая кровью, он лежал на палубе. В это время загорелся пороховой заряд. Кораблю грозила гибель. Напрягая последние силы, Кузнецов дотянулся до горящего заряда и пополз с ним к борту, чтобы сбросить заряд. Последними словами моряка-патриота были: «Спасите корабль». Имя старшины 2-й статьи В.С. Кузнецова приказом командующего флотом навечно занесено в список экипажа лидера «Ленинград».

К началу октября героическими усилиями Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота наступление фашистских войск на Ленинград, несмотря на их огромное превосходство в авиации и танках, было сорвано. Фронт стабилизировался. Противник перешел к планомерной осаде города. После оставления Шлиссельбурга Ленинград оказался в кольце блокады. Сохранился единственный путь, питавший Ленинград продовольствием, боеприпасами и войсковыми резервами, – Ладожское озеро. Корабли Ладожской военной флотилии перебазировались в необорудованный порт Новая Ладога и бухту Морье севернее мыса Осиновец. Военный совет Ленинградского фронта поставил Ладожской военной флотилии важнейшую задачу – обеспечить перевозку грузов в Ленинград озером. Все корабли флотилии и суда Северо-Западного речного пароходства были мобилизованы на решение этой важной государственной задачи.

На Ладоге неистовствовали штормы. В воздухе над базами погрузки и выгрузки висели десятки вражеских самолетов. 4 ноября во время ночного налета авиации противника при выходе из бухты Морье прямым попаданием бомбы был поврежден сторожевой корабль «Конструктор» (бывший миноносец «Сибирский стрелок»), погибло 190 мирных граждан, эвакуируемых из Ленинграда. Штормы сменились резким похолоданием. К середине ноября на озере началось быстрое нарастание льда. После занятия противником Тихвина создалась непосредственная угроза главной базе флотилии – г. Новая Ладога. Ледовая обстановка требовала прекращения перевозок, но Ленинград, фронт и Краснознаменный Балтийский флот нуждались в продовольствии и боеприпасах. Население города получало в день лишь по 125-150 граммов суррогатного хлеба. Военный совет фронта 23 ноября приказал командующему Ладожской военной флотилией продолжать до последней возможности перевозку грузов канонерскими лодками и транспортами из Новой Ладоги на Осиновец и обратно.

С наступлением зимы единственным средством связи Ленинграда с тылом нашей страны явилась дорога, проложенная по льду Ладожского озера, – Дорога жизни, как ее называли ленинградцы. На защиту этой единственной коммуникации была направлена 4-я бригада морской пехоты под командованием генерал-майора Б.П. Ненашева. При обороне Дороги жизни моряки использовали в качестве опорных огневых точек ледяные доты. Вооруженные винтовками и пулеметами, гарнизоны ледяных дотов из 3-5 смельчаков в сорокаградусную стужу, часто испытывая недостаток в продовольствии и боеприпасах, десятками суток обороняли жизненно важную ледяную трассу от врага, постоянно пытавшегося прервать связь героического Ленинграда с тылом нашей Родины. Одновременно для защиты Ленинграда со стороны Финского залива были сформированы из моряков пять лыжных батальонов и другие специальные подразделения. Военные моряки сражались за Ленинград также в составе 7-й Отдельной армии.

10 января 1942 г. остановился последний насос центральной городской водопроводной станции, и город остался без воды. Городской комитет партии обратился к Военному совету флота с просьбой оказать экстренную помощь в восстановлении и пуске станции. Эта задача была возложена на личный состав подводной лодки К-56, стоявшей около центральной водопроводной станции. Подводники предложили схему и метод осуществления независимого охлаждения дизелей. Через 22 часа они пустили первый дизель и дали воду в напорную башню. Через 60 часов напряженной работы в холодном помещении моряки пустили четыре дизеля аварийной станции, и город получил воду. Личный состав эсминца «Славный» восстановил главные турбины ГЭС № 2, переоборудовал топки главного котла с угольного отопления на торфяное. Были восстановлены многожильные кабели, по которым шло питание электроэнергией города.

Балтийские моряки оказали огромную помощь и в обеспечении города топливом, в восстановлении и отоплении детских садов, бань и прачечных. Медицинский персонал флота оказывал большую медицинскую помощь населению. В самый тяжелый период блокады флот из своих фондов передал для снабжения трудящихся города 1545 тонн пшеничной и ржаной муки, 100 тонн жиров, 105 тонн сахара, 24 тонны рыбных консервов, 4 тонны сгущенного молока.

Перед Краснознаменным Балтийским флотом были поставлены следующие задачи: оказывать артиллерийское и авиационное содействие армии в наступательных операциях на сухопутном фронте и при обороне Ленинграда; оборонять базы и места стоянок кораблей и частей флота с моря, суши и воздуха в условиях ледостава; вести борьбу за расширение противоблокадной зоны; отремонтировать корабли и вооружение к началу навигации. Оказывая огневую поддержку войскам Ленинградского фронта, ведя огонь по сухопутным коммуникациям и резервам противника и контрбатарейную борьбу, артиллерия флота уничтожила около 10 артиллерийских и минометных батарей, более 100 раз артиллерия флота заставляла замолчать батареи противника, обстреливавшие Ленинград, более 200 раз артиллерийскими налетами рассеивались скопления пехоты, танков и автомобилей противника.

Авиация Краснознаменного Балтийского флота также принимала активное участие в боевых действиях сухопутных войск. Мастерством и бесстрашием отличался заместитель командира одной из эскадрилий 4-го гвардейского истребительного авиационного полка лейтенант Геннадий Дмитриевич Цоколаев. В один из мартовских дней он повел истребители на уничтожение окруженной группы фашистов, засевших на маленьком участке длиной 120 м и шириной 200 м. Цоколаев мастерски выполнил эту задачу: несколькими штурмовыми заходами вся фашистская группа была уничтожена. Через несколько дней, Геннадий Цоколаев повел шестерку истребителей к линии фронта. Обнаружив 15 фашистских бомбардировщиков, направлявшихся к нашему переднему краю, он смело бросил свою шестерку в лобовую атаку. Враг не выдержал натиска советских летчиков, отказался от выполнения боевого задания и стал уходить. Летчики Цоколаева настигли самолеты противника и четыре из них сбили. Вскоре Цоколаев со своей шестеркой истребителей встретился с 15 немецкими бомбардировщиками, шедшими под прикрытием 8 истребителей на бомбардировку боевых порядков наших войск, и стремительной атакой заставил гитлеровцев сбросить бомбы в расположении их же войск. В этом воздушном бою фашисты потеряли шесть «юнкерсов» и три Ме-109.

12 января 1943 г. после мощной артиллерийской подготовки войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в решительное наступление, нанося встречные удары по синявинско-мгинской группировке противника. Одновременно лыжная группа, совершив обход по льду Ладожского озера, внезапно нанесла удар по северному флангу противника. Морская артиллерия, обладая большой дальнобойностью, обстреливала плацдарм, удерживаемый противником, разрушала опорные пункты и узлы сопротивления в глубине обороны, уничтожала подходившие к фронту резервы и вела контрбатарейную стрельбу. Морская авиация, действуя самостоятельно и совместно с военно-воздушными силами фронта, выполняла задачи по поддержке сухопутных войск, однако чаще использовалась для ударов по войсковым тылам, железнодорожным станциям, мостам и другим тыловым объектам. За время операции летчиками авиации флота было сбито и уничтожено на земле 115 вражеских самолетов.

В результате напряженных семидневных боев войска Волховского и Ленинградского фронтов разгромили пять фашистских дивизий и 18 января соединились в районе Рабочего поселка № 1. Блокада Ленинграда была прорвана. В начале февраля вдоль южного побережья Ладожского озера к Шлиссельбургу была проложена железная дорога, которая связала Ленинград со страной. Через Неву были построены временные железнодорожные и автомобильные мосты. По ним с 7 февраля непрерывным потоком пошли в Ленинград грузы. Снабжение города, армии и флота значительно улучшилось.

С прорывом блокады Ленинграда, а также в связи с общим ухудшением положения немецко-фашистских войск на фронте после их поражения в битве на Волге гитлеровское верховное командование окончательно отказалось от идеи захвата Ленинграда и решило разрушить его артиллерийским огнем. В целях наиболее эффективной борьбы с артиллерией противника, обстреливавшей Ленинград, вся дальнобойная артиллерия армии и флота была сведена в контрбатарейный корпус. В ответ на обстрел города наша морская артиллерия открывала по стрелявшим вражеским батареям массированный огонь и выводила их из строя. В 1943 г. более чем в 9 тысячах случаев были подавлены батареи противника, обстреливавшие город. Кроме того, для борьбы с вражеской тяжелой артиллерией была привлечена бомбардировочная и штурмовая авиация флота.

В настоящее время считается, что немецкое наступление на блокадный Ленинград было осуществлено 23 сентября 1941 года из района Пулковских высот. Но стоит напомнить, что ранее произошло важное Кронштадтское сражение. Все началось утром 21 сентября на «Ораниенбаумском пятачке», где расположились 10-я и 11-я стрелковые дивизии 8-й армии советских войск. В это время возле острова Котлин базировался КБФ.

К началу войны Кронштадтская военно-морская база представляла собой крупное соединение боевых кораблей, береговой и противовоздушной обороны. Водный район базы простирался на 100 миль к западу от Котлина, до меридиана острова Родшер. Обороняли этот район 2 дивизиона тральщиков, 2 дивизиона сторожевых катеров, дивизион сетевых заградителей, а также шхерный отряд кораблей и бригада торпедных катеров. Береговая оборона состояла из трех укрепленных секторов: Кронштадтского (артиллерия Котлина, островные и береговые форты со стрелковыми подразделениями), Выборгского и Гогландского, расположенного на нескольких островах средней части Финского залива. Противовоздушную оборону базы обеспечивали 2 зенитных артиллерийских полка и 4 отдельных дивизиона. В боях участвовала и 6-я бригада, сформированная в Кронштадте из личного состава подводных лодок и учеников матросов. 8 тысяч морских пехотинцев самоотверженно выполняли приказ «Ни шагу назад!». В конце августа флоту пришлось оставить Таллинн. Около 140 кораблей и судов прорвались в Кронштадт через блокированный минными заграждениями, авиацией и кораблями Финский залив. Кронштадт снова стал главной базой флота.

21 сентября к Кронштадту прорвалось 180 меченных свастикой самолетов. Воздушная тревога, объявленная в 11 часов, не прекращалась до 18. В небе было черно от бомбардировщиков «Ю-87» и «Ю-88». Группами по 30-40 машин они устраивали «карусели» над целями, поочередно с воем ложились в пике и бросали бомбы. Вода в гаванях закипала, земля сотрясалась от взрывов. У берегов Котлина в те дни стояло много кораблей: у стенки Лесной гавани – крейсер «Киров». В Средней Гавани, у стенки Усть-Рогатки, – линкор «Марат», эсминцы. Были заняты все причалы Морского завода. Сюда главным образом и целил враг. На Восточном рейде, накрытый серией бомб затонул эсминец «Стерегущий». Лег на дно сторожевой корабль «Вихрь». Немецкие пикировщики сбросили более 300 бомб на линкор «Октябрьская революция», стоявший на якоре у Петергофа.

Враг метил не только в корабли, он хотел уничтожить весь Кронштадт, в особенности его артиллерию и Морской завод. На территории предприятия упало 16 бомб. Сильно пострадали механический и деревообделочный цехи, шлюпочная мастерская. Перестали действовать водопроводная и электрическая станция. Три большие бомбы разрушили приемный покой и терапевтическое отделение Морского госпиталя. Погибли 53 человека, в том числе 13 врачей, медсестер и других сотрудников госпиталя. 58 человек получили ранения. В тот день на Кронштадт было сброшено более 500 бомб. 22 сентября фашистские стервятники снова с рассвета до темноты вились над городом. Получили повреждения миноносцы «Сильный» и «Грозящий». В Морской завод попало 20 бомб. В гаванях и на улицах города разорвались первые снаряды, выпущенные гитлеровцами с южного берега Невской губы. Особенно тяжелым для Кронштадта и флота выпал день 23 сентября. Базу бомбили 272 пикирующих бомбардировщика. Они шли с разных направлений, волна за волной, сыпали бомбы на крепость, на гавани и рейды, на пирсы подводных лодок, на позиции артиллерийских батарей, на Морской завод, в доках которого стояли поврежденные корабли...

На крейсер «Киров» «юнкерсы» сбросили 90 бомб. Две из них пробили палубу с правого борта, на корабле возник пожар. Однако экипаж флагмана КБФ мужественно выдержал шесть «звездных» налетов противника, продолжая в то же время обстрел дальних целей. Орудия главного калибра обрушили на них свыше 200 снарядов. Более 4 часов подряд успешно отражали воздушные атаки зенитчики линкора «Октябрьская революция». Все же одна бомба разорвалась на палубе. Но матросы хладнокровно погасили пожар и уже в сумерках отразили последний налет. Трагичнее сложилась судьба других кораблей. Сел на грунт лидер «Минск», затонули подводная лодке «М-74», буксир и транспорт.

Весь флот, весь Кронштадт болезненно переживали тяжкие раны «Марата». Линкору оторвало носовую часть до 2-й башни. Взрыв огромной силы потряс гавань и осветил заревом весь город. Столб пламени и черного дыма поднялся высоко в небо. Погибли более 300 человек, в том числе командир корабля капитан 2-го ранга П.К. Иванов и комиссар С.И. Чернышенко, многие рабочие Морского завода, находившиеся в тот день на линкоре.

Кроме бомб захватчики сеяли над Котлином тучи листовок: «Сопротивляясь немецким войскам, вы погибнете под развалинами, под ураганом немецких бомб и снарядов, Мы сравняем Ленинград с землей, а Кронштадт – с водой…» Фашисты надеялись устрашить советских людей. Город-крепость отвечал огнем всех калибров. На стволах зениток обугливалась краска. Подвиги бесстрашия совершали летчики Г.Д. Костылев, Т.А. Усыченко, Н.К. Ткачев, А.Ф. Руденко, С.И. Львов. Впятером они сражались с десятками «юнкерсов» и «фокке-вульфов» и одерживали победы. Налеты на Кронштадт дорого обошлись немецкой авиации. За три дня она потеряла 37 машин. Но одни вражеские самолеты, объятые пламенем падали в залив, другие успевали нанести чувствительные удары. Ведь основные силы морской авиации защищали Ленинград, а в районе Котлина дежурили всего 5-6 истребителей, отживших свой век «И-15» и «И-153». Только отвага балтийских асов делала эту устаревшую технику грозной для врага, располагавшего более совершенными машинами.

В авианалетах на Краснознаменный Балтийский Флот, базирующийся в Кронштадте, в период с 21 по 23 сентября 1941 года были совершены бомбардировки немецкого воздушного флота в количестве 550 – 580 машин. Сколько же бомб было на борту каждого «Юнкерса»? Исследуя немецкую документацию, установлено, что двухмоторные бомбардировщики «Юнкерс-88» могли нести на себе груз весом до 2-х тонн, а одномоторные «Юнкерс-87» – груз до 1 тонны. То есть в 3 утренних налетах на Кронштадт 560 немецких бомбардировщиков несли бомбовый груз весом не менее тысячи тонн!

Кронштадтское сражение закончилось победой советских войск, не произошло разгрома КБФ. Мы не потеряли мощную артиллерию, которая в последствии стала огненным щитом, благодаря которому удалось защищать Ленинград все 900 дней Блокады. Действительно, в то время артиллерия КБФ представляла собой мощнейшую структуру, насчитывающую 472 орудия кораблей и фортов Кронштадта, 16 батарей морских орудий перенесенных на подвижные ж/д платформы. В основном это были орудия калибром от 120-305 мм.

Командование сделало серьезные выводы из анализа потерь, понесенных флотом и Кронштадтом. На Котлин срочно перебазировали полк истребителей ПВО и зенитный полк, Это сразу же сказалось на результатах боев. 27 сентября в воздушных боях над Кронштадтом отличились летчики Т.И. Бондаренко, М.А, Ефимов, И.А. Каберов, М.Г. Мартыщенко, А.Ф. Мясников, А.Ф. Руденко. Правда, гитлеровцам удалось вывести из строя одну башню линкора «Октябрьская революция» и нанести новые повреждения крейсеру «Аврора», в результате которых команде пришлось открыть кингстоны и затопить трюмные отсеки, иначе корабль мог опрокинуться. «Аврора»" стала на ровный киль. Но эти эпизоды не имели существенного значения. А потери фашистской авиации значительно возросли. С 29 сентября массовые налеты на Кронштадт прекратились. Операция фашистов успех не имела.

Наши подводные лодки действовали исключительно успешно, что объяснялось тактическим мастерством офицеров, высокой боевой выучкой матросов. Подводная лодка Щ-406 под командованием капитана 3 ранга Е.Я. Осипова, действуя на сообщениях Германия – Швеция, в первом же походе потопила четыре транспорта общим тоннажем около 30 тыс. рег. тонн. За этот поход подводная лодка была награждена орденом Красного Знамени, весь личный состав отмечен правительственными наградами, а командиру Е.Я. Осипову присвоено звание Героя Советского Союза. Так же самоотверженно действовали и другие корабли первого эшелона. Подводная лодка С-7 капитана 3 ранга С.П. Лисина, находясь в Балтийском море, потопила пять крупных транспортов с ценным грузом и одному транспорту нанесла сильные повреждения. Тактическая зрелость в сочетании с отвагой и мужеством обеспечили командиру лодки блестящий успех. Обнаружив неприятельский груженый транспорт, который шел вдоль берега с охранением, и убедившись, что невозможно догнать цель в подводном положении, командир приказал всплыть. Лодка быстро нагнала транспорт вместимостью 7 тыс. рег. тонн и потопила его. Атака была настолько дерзкой, что сторожевые корабли не успели контратаковать лодку. Вскоре Лисин обнаружил четыре транспорта противника у входа в гавань. Не имея возможности из-за малых глубин атаковать их в подводном положении, он повторил маневр. Лодка стремительно всплыла, нагнала конвой и потопила один из транспортов. За беспримерный героизм и отвагу С. П. Лисину присвоено звание Героя Советского Союза, а весь личный состав лодки награжден боевыми орденами.

Торпедоносная авиация Балтфлота в борьбе на морских сообщениях в 1943 г. добилась больших успехов, потопив 56 судов и кораблей (46 транспортов, 3 танкера, 2 сторожевых корабля, тральщик и плавучий маяк «Рамус»"). Герой Советского Союза капитан В.А. Балебин, старший лейтенант А.И. Разгонин, капитан А.П. Чернышев за летнюю кампанию потопили по 5-7 вражеских транспортов и боевых кораблей. За боевые успехи минно-торпедная авиационная дивизия флота была преобразована в гвардейскую, а Разгонин и Чернышев удостоены звания Героя Советского Союза. На морских сообщениях в Финском заливе отважно действовали также торпедные катера бригады, которой командовал капитан 1 ранга Е.В. Гуськов. Они осуществляли ночной поиск кораблей противника главным образом в районе гогландской позиции, которая систематически усиливалась минными заграждениями и охранялась противником от протраливания. Здесь и разгорались ожесточенные бои между нашими катерами и кораблями дозора противника. Гитлеровское командование стремилось летом 1944 г. блокировать наш флот в восточной части Финского залива. С этой целью оно сосредоточило здесь большие силы. Отряд вражеских кораблей насчитывал более 200 единиц, в том числе эскадренные миноносцы. С началом наступления наших войск противник дополнительно ввел в Финский залив около 100 боевых кораблей, среди них 10 подводных лодок и 12 эскадренных миноносцев. В первой половине года немцы и финны выставили 15 тыс. мин и минных защитников, в том числе свыше 2 тыс. мин в районе Бьёркского архипелага для прикрытия Выборгского залива. В боях за острова Бьёркского архипелага моряки проявили беспримерный героизм. Катер-дымзавесчик под командованием старшины 1-й статьи Николая Лебедева прикрывал высадку десанта на о. Пийсари. По дымзавесчику противник открыл ураганный артиллерийский огонь с нескольких десантных барж и катеров. Один из снарядов попал в машинное отделение, и катер загорелся, но доблестные балтийцы не переставали вести огонь по врагу. Когда катер начал тонуть, Лебедев приказал экипажу сойти на берег, а сам, оставшись на тонущем катере, продолжал вести пулеметный огонь, прикрывая отход своих товарищей. Старшина 1-й статьи Николай Лебедев погиб смертью героя, но свято выполнил свой воинский долг. Бронекатер под командованием старшего лейтенанта А.А. Зеленовского около полутора суток находился под непрерывным огнем корабельной и береговой артиллерии противника, прикрывая район высадки десанта. От скопления порохового газа и паров бензина личный состав задыхался, многие теряли сознание. Но балтийцы продолжали мужественно сражаться, поливая противника огнем. Заняв острова Бьёркского архипелага – важный опорный пункт в Выборгском заливе, флот надежно защитил с моря фланг сухопутных войск, готовившихся к наступлению западнее Выборга.

В ночь на 1 июля в районе о. Нерва была обнаружена большая группа кораблей противника, пытавшихся прорваться в Выборгский залив. Четыре торпедных катера под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта В.П. Гуманенко вышли для атаки этих кораблей. Катер старшего лейтенанта В.П. Некрасова под сильным артиллерийским огнем вырвался вперед и поставил дымовую завесу, под прикрытием которой остальные катера пошли в атаку. По ним вели огонь более 100 автоматических и полуавтоматических пушек. Два других катера, не преодолев сильного заградительного огня, обошли противника и атаковали его с другого направления. Они потопили сторожевой корабль. Вышедшие на помощь Гуманенко четыре торпедных катера под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта И.С. Иванова потопили еще один сторожевой корабль. В этом бою героический подвиг совершили главный старшина Григорий Матюхин и старшина 2-й статьи Виктор Кусков.

Катер под командованием гвардии лейтенанта М.Н. Хренова при выходе в атаку был подбит. На палубе начался пожар, вскоре охвативший весь катер. Создалась угроза взрыва бензиновых баков. Матюхин и Кусков, рискуя жизнью, взяли на себя спасение тяжелораненых командира лейтенанта Хренова и офицера штаба соединения старшего лейтенанта Прушинского. Отважные моряки надели на раненых свои спасательные пояса и выбросились с ними за борт. Вскоре катер взорвался. В течение двух часов они, плавая в воде, поддерживали раненых, несколько раз видели силуэты вражеских кораблей и решили в случае опасности умереть, но не сдаваться врагу. Утром смельчаков обнаружил наш разведывательный самолет. Вскоре к месту аварии прибыл катер и доставил всех в базу. За мужество и спасение жизни командирам Г.И. Матюхин и В.Д. Кусков были удостоены звания Героя Советского Союза.

Через неделю наша разведка установила, что в финские шхеры пришел крейсер ПВО «Ниобе». 16 июля 28 пикирующих бомбардировщиков под командованием Героя Советского Союза (впоследствии дважды Герой Советского Союза) подполковника В.И. Ракова сбросили на крейсер, стоявший в порту Котка, фугасные бомбы, три из которых попали в цель. Крейсер загорелся. Через несколько минут бомбардировщики майора И.Н. Пономаренко, сбросив с высоты 30 м шесть 1000-килограммовых бомб, потопили крейсер. Бомбардировщики капитана Тихомирова сбросили бомбы на большой транспорт, который также затонул.

21 и 22 сентября авиация флота нанесла бомбово-штурмовые удары по местам скопления кораблей, транспортов и войск в Таллине. В результате было потоплено шесть транспортов и сторожевой корабль, нанесены повреждения пяти транспортам, миноносцу и сторожевому кораблю. В ночь на 22 сентября дальняя бомбардировочная авиация Верховного Главнокомандования нанесла бомбовый удар по Таллину и потопила еще три транспорта и сторожевой корабль. В течение 17-24 сентября торпедоносная авиация флота произвела 80 самолето-вылетов и потопила семь транспортов, тральщик и миноносец. Для стеснения судоходства противника в районе порта и на рейде Таллина были поставлены неконтактные мины. В ночь на 23 сентября отряд морской пехоты высадился в порту Таллина. Там он ликвидировал пожары, разминировал проходы и взял под охрану всю территорию порта. К исходу 23 сентября в Таллине уже находилось 16 наших торпедных катеров. На следующий день утром торпедные катера под командованием Героя Советского Союза капитана 3 ранга В.П. Гуманенко с отрядом морской пехоты во главе с лейтенантом Стрелковым вошли в порт Палдиски. Подавив сопротивление противника, морские пехотинцы заняли порт. К вечеру сюда был доставлен 1-й батальон 260-й отдельной морской стрелковой бригады. К исходу 25 сентября 8-я армия освободила всю материковую Эстонию и вышла на побережье Моонзунда от Финского до Рижского залива.

Совместная наступательная операция Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота закончилась полным освобождением Моонзундского архипелага от фашистских захватчиков. Своими действиями войска и флот отвлекли на себя значительные силы противника, нанесли ему большой урон и тем самым способствовали проведению операции Прибалтийских фронтов по освобождению Риги и изоляции курляндской группировки немецких войск. Краснознаменный Балтийский флот установил контроль над входом в Ботнический, Финский и Рижский заливы.

К началу 1945 г. Краснознаменный Балтийский флот, содействуя советским войскам в наступлении на приморском направлении, должен был активными действиями авиации, подводных лодок и торпедных катеров нарушать морские сообщения противника в средней и южной части Балтийского моря и поддерживать наступление сухопутных войск по восточному и южному побережью Балтики артиллерией и авиацией, а также высадкой десантов в тылу и на флангах войск противника. В связи с разрушением освобождаемых баз и исключительно сложной минной обстановкой использование крупных кораблей было невозможно. Таким образом, соотношение сил в корабельном составе на этом театре военных действий было в пользу противника. Однако наша авиация прочно господствовала в воздухе. Для активных наступательных действий на море были выделены бригада подводных лодок, направившая удар на финские порты Турку и Хельсинки, торпедные катера, бронекатера, сторожевые катера и катера-тральщики, которые сосредоточивались в портах и гаванях вблизи линии фронта.

Для артиллерийской поддержки войск при штурме Кёнигсберга и блокады его с морского направления в район станций Левенхаген и Гутенфельд было подтянуто пять батарей 1-й гвардейской морской артиллерийской железнодорожной Красносельской Краснознаменной бригады с орудиями калибром 130-180 мм. Имея дальность стрельбы свыше 35 км, батареи поражали наиболее важные объекты врага, находившиеся вне пределов досягаемости полевой артиллерии. Своим огнем они препятствовали противнику эвакуировать людей и боевую технику по Кёнигсбергскому морскому каналу, который с этой же целью был заминирован нашими катерами.

В соответствии с замыслом операции по ликвидации земландской группировки флот должен был прикрыть приморские фланги войск с моря от воздействия противника, а также поддерживать наступление стрелковых частей артиллерией и высадкой тактических десантов. Авиация флота должна была, нанося массированные удары по портам и транспортным средствам противника, сорвать его эвакуацию морем. Наступление частей 13-го гвардейского корпуса 43-й армии вдоль северного побережья залива Фриш-Гаф поддерживал 2-й дивизион бронекатеров. Батареи пиллауской группы морской артиллерии, развернутые на огневых позициях в районе станции Писсар-Гартен и усиленные 403-м дивизионом железнодорожной морской артиллерии (девять 130-мм орудий), должны были поддерживать наступление 39-й армии.

17 апреля войска 3-го Белорусского фронта во взаимодействии с частями Краснознаменного Балтийского флота овладели г. Фришхаузен – основным опорным пунктом врага на Земландском полуострове. Остатки неприятельской группировки поспешно отступили в район Пиллау, где, опираясь на заблаговременно подготовленную оборону, задержали наступление наших войск. Однако введенная в сражение 11-я гвардейская армия прорвала оборону вражеских войск и к исходу 25 апреля штурмом овладела крупнейшей военно-морской базой и крепостью Пиллау. В ходе боев на Земландском полуострове военно-воздушные силы флота наносили удары по транспортам и кораблям противника в районе Пиллау, срывая тем самым снабжение и эвакуацию его войск. Морская артиллерия, поддерживая штурм Пиллау, обстреливала гавань и железнодорожную станцию. Она потопила подводную лодку, тральщик и четыре вспомогательных судна.

После разгрома фашистских войск на Земландском полуострове враг удерживал лишь косу Фрише-Нерунг. Советское командование решило форсировать пролив Зеетиф и одновременным ударом с суши, моря и воздуха захватить плацдарм в ее северной части. Войска 11-й гвардейской армии при содействии флота должны были продвигаться в глубь косы Фрише-Нерунг и завершить разгром восточно-прусской группировки противника. На исходе 25 апреля после сильной артиллерийской и авиационной обработки мест высадки и под прикрытием дымовых завес катера начали высадку западной группы десанта. Противник стремился оказать противодействие со стороны моря.

Три немецкие быстроходные десантные баржи пытались прорваться к десанту, но в результате короткого боя наши бронекатера две из них потопили. Торпедные катера отразили попытку и другого отряда фашистских кораблей прорваться в район высадки. Десант, внезапно высадившись на берег, начал быстро продвигаться навстречу восточной группе. Одновременно с действиями у косы Фрише-Нерунг Краснознаменный Балтийский флот принимал участие в разгроме восточно-померанской группировки противника и в овладении г. Свинемюнде.

Для срыва морских перевозок противника, имевших для него огромное значение, командование привлекло авиацию, подводные лодки и торпедные катера. Основной силой в борьбе являлась авиация, действия которой развертывались с занятых нашими войсками аэродромов Паневежис, Паланга, Дрессен, Грабштейн, позднее – Эльбинг и Кольберг. С этих аэродромов военно-воздушные силы флота бомбово-торпедными ударами топили вражеские суда и корабли в портах погрузки и выгрузки, а также в море. Минно-заградительными действиями на подходах к базам и портам Курляндского полуострова и Данцигской бухты они затрудняли их использование. Мины ставились ночью одиночными самолетами с высоты 150-600 м или днем при плохих метеорологических условиях под прикрытием истребителей на подходах к Лиепае, Клайпеде, Пиллау и Данцигу, а также на вероятных путях следования конвоев и боевых кораблей противника в Данцигской и Померанской бухтах.

В целом в кампании 1945 г. военно-воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота, несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, потопили более 150 транспортов общим тоннажем около 420 тыс. рег. тонн, 2 учебных линейных корабля, 4 миноносца, подводную лодку, 17 сторожевых кораблей, 25 тральщиков и более 100 судов и кораблей малого тоннажа.

Среди славных летчиков балтийской авиации была отважная женщина, летчик-штурмовик, кавалер двух орденов Красного Знамени гвардии старший лейтенант Лидия Ивановна Шулайкина, потопившая несколько вражеских судов. Силами флота за годы войны было потоплено свыше 580 кораблей и вспомогательных судов противника, 624 транспорта общим водоизмещением 1,6 млн. т. За боевые заслуги более 20 кораблей, частей и соединений Балтийского флота получили звание гвардейских; свыше 100 тыс. моряков награждены орденами и медалями, 137-и присвоено звание Героя Советского Союза, А.Е. Мазуренко, В.И. Раков, Н.Г. Степанян и Н.В. Челноков получили это звание дважды.

В 1946 г. в структуре Краснознамённого Балтийского флота произошли изменения: он был разделен на два флота — Юго-Балтийский (4-й флот) и Северо-Балтийский (8-й флот), но в декабре 1955 г. флот был восстановлен в прежней структуре.

С начала 1950-х годов возможности флота заметно возросли: это было связано и с освоением нового ракетно-ядерного оружия, и с пополнением флота ракетными кораблями и реактивными самолетами. Корабли Балтийского флота стали выполнять задачи боевой службы в Северном и Средиземном морях, Атлантическом и Индийском океанах.

7 мая 1965 г. героический Балтийский флот получил второй Орден Красного Знамени за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

На начало 1991 года Балтийский флот ВМФ СССР являлся крупнейшим флотом в регионе Балтийского моря и имел в своём составе 232 боевых корабля, включая 32 дизельные подводные лодки, 328 боевых самолётов и 70 вертолётов, 16 пусковых установок береговых ракетных частей, соединения береговой обороны и морской пехоты, соединения и части оперативного, тылового и технического обеспечения. Основными пунктами базирования флота были: Балтийск (Калининградская область), Свиноуйсьце (Польша), Даугавгрива и Лиепая (Латвия), Таллин и Палдиски (Эстония). Флот также имел несколько манёвренных пунктов базирования на территории РСФСР, ГДР, Эстонской, Литовской и Латвийской советских социалистических республик. Авиация БФ имела десять основных аэродромов, на которых базировались 240-й и 170-й морские штурмовые авиаполки и 145-я отдельная противолодочная авиационная эскадрилья, а также 13 запасных аэродромов, предназначенных для распределения сил и манёвра. Судоремонтом кораблей Балтийского флота занимались четыре судоремонтных завода: 7-й СРЗ (Таллин), 29-й СРЗ (Лиепая), 33-й СРЗ (Балтийск) и 177-й СРЗ (Даугавгрива).

Современный Балтийский флот — разновидовое оперативно-стратегическое территориальное объединение, включающее в себя корабельные силы, морскую авиацию, средства противовоздушной обороны, береговые войска, единые органы оперативного, технического и тылового обеспечения. Основу корабельного состава Балтийского флота составляют два эскадренных миноносца проекта 956 «Настойчивый» и «Беспокойный». Они были введены в строй в начале 1990-х гг.

В 2000—2010 гг. корабли флота посетили с визитами и деловыми заходами более 100 морских портов стран Европы, Азии, Америки и Африки, успешно участвовали в международных учениях.

В 2000-х гг. боевой состав флота пополнился современными кораблями, оснащенными новейшими вооружением и техническими средствами: сторожевой корабль «Ярослав Мудрый», корветы «Стерегущий» и «Сообразительный», дизельная подводная лодка «Санкт-Петербург». В ближайшей перспективе в состав флота войдут: серийный корвет «Бойкий» и «Сообразительный», а также фрегат «Адмирал Горшков» .

Сейчас Балтийский флот является основной учебной базой для ВМФ России и наряду с Северным флотом, 1-м командованием ВВС и ПВО, Московским и Ленинградским военными округами вошел в состав созданного Западного военного округа.

Списочный состав (на 2011 г.):

  • Эскадренные миноносцы — 2
  • Сторожевые корабли — 5
  • Большие десантные корабли — 4
  • Малые десантные корабли — 2
  • Десантные катера — 3
  • Малые ракетные и противолодочные корабли — 11
  • Ракетные и противодиверсионные катера — 8
  • Подводные лодки — 3

Источники:

  • Раздолгин А.А. На румбах морской славы / А.А.Раздолгин, М.А.Фатеев. – Ленинград: судостроение, 1988. – 384с.
  • День Балтийского флота. [Электронный ресурс] – Режим доступа: Википедия – 12.10 2012.
  • Балтийский флот в годы Великой Отечественной войны. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.otvoyna.ru/bfsssr.htm - 24.01.2013.

Другие события 18 мая