Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Ближайшая дата


Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День командира надводного, подводного и воздушного корабля – 8 октября

8 октября - День командира надводного, подводного и воздушного корабля

С 2007 года у военнослужащих Военно-морского флота России стало одним праздником больше — 8 октября отмечается День командира надводного, подводного и воздушного корабля. Командир корабля является прямым начальником всего личного состава корабля и отвечает за успешное выполнение задач, поставленных кораблю, и организацию взаимодействия с кораблями соединения и другими силами. Главнокомандующий ВМФ подписал Указ «О введении годового праздника Дня командира корабля Военно-морского флота», который ежегодно отмечается в день Наваринского морского сражения (8 октября). В нём отличился линейный корабль «Азов» под командованием капитана первого ранга Михаила Лазарева.

Среди многочисленных экспонатов Центрального военно-морского музея бережно хранится кормовой Георгиевский флаг размером 14,5X9,5 м. Впервые в истории отечественного военного флота этим флагом и Георгиевским вымпелом за успешные боевые действия в Наваринском морском сражении был награжден 74-пушечный линейный корабль «Азов». Этот Георгиевский флаг по сей день напоминает о замечательной победе, которая произошла в начале второй четверти XIX в.

На «Азове» во время битвы проявили себя, будущие российские флотоводцы, герои Синопа и Севастопольской обороны 1854—1855 годов: лейтенант Павел Степанович Нахимов, мичман Владимир Алексеевич Корнилов, гардемарин Владимир Иванович Истомин.

Наваринское морское сражение — сражение Греческой национально-освободительной войны 1821—1832 годов, одно из крупных морских сражений, состоялось 8 октября (по ст. стилю) 1827 года. Место действия — Наваринская бухта, находящаяся на западном побережье полуострова Пелопоннес (Ионическое море).

В Лондоне между Россией, Англией и Францией 24 июня 1827 г. была подписана Лондонская конвенция. Согласно этому документу, Греция получала полную автономию. Однако Османская империя тогда отказалась признавать эту конвенцию. Обе стороны обязывались оказать помощь грекам в их борьбе против турецкого гнета. Накануне подписания документа, 10 июня, эскадра кораблей Балтийского флота под командованием адмирала Д. Н. Сенявина в составе 9 линейных кораблей, 7 фрегатов, 1 корвета, 4 вспомогательных судов вышла из Кронштадта в Англию. 8 августа эскадра была разделена на два отряда: один под руководством контр-адмирала Л. П. Гейдена направился к Архипелагу для совместных действий с английской и французской эскадрами, а другой — возвратился на Балтику.

В эскадру Гейдена входили 4 линейных корабля, 4 фрегата, 1 корвет и 2 брига. Поначалу погода сопутствовала морякам. Дул свежий попутный ветер, и корабли в течение пяти дней достигли Гибралтара. Но затем все резко переменилось. Штили, противные ветры долго держали эскадру у входа в Средиземное море. На переходе произошел случай, который взволновал и офицеров и матросов. Девятого сентября вблизи Палермо корабли попали в шторм. Жестокие порывы ветра с дождем с силой ударили по парусам, гудели в туго натянутых вантах. Были предприняты все меры предосторожности к тому, чтобы не случилось беды. Но при очередном порыве ветра один из матросов, находившихся на рее, сорвался и упал в воду. Мичман А. А. Домашенко в это время сидел в кают-компании и читал книгу. Внезапно он услышал раздавшийся за кормой корабля крик и увидел барахтавшегося в воде матроса. Не раздумывая, он бросился в волны и поплыл к тонущему. Домашенко отлично плавал и рассчитывал, что до подхода шлюпки сумеет оказать помощь матросу. Командир «Азова» капитан 1-го ранга М. П. Лазарев предпринял все меры, чтобы поднять людей на борт. Но спущенная шлюпка опоздала. И мичман, и матрос скрылись под водой.

Оценивая благородный поступок мичмана Домашенко, П. С. Нахимов, будучи его свидетелем, писал своему другу М. Ф. Рейнеке: «О любезный друг, какой великодушный поступок! Какая готовность жертвовать собой для пользы ближнего! Жаль, очень жаль, ежели этот поступок не будет помещен в историю нашего флота...».

Подвиг мичмана Домашенко не был забыт. В Кронштадте ему поставили памятник, открытый в 1828 г., надпись на котором гласит:

«Офицеры корабля «Азов» любезному сослуживцу, бросившемуся с кормы корабля для спасения погибающего в волнах матроса и заплатившего жизнью за столь человеколюбивый поступок».

Примеры мужества, героизма, бесстрашия продемонстрировали русские моряки в сражении, которое состоялось 8 октября 1827 г. После того как русские корабли соединились с английской эскадрой под командованием вице-адмирала Э. Кодрингтона и французской эскадрой под командованием контр-адмирала де Риньи, они направились к Наваринской бухте, где, по поступившим сообщениям, находился объединенный турецко-египетский флот под предводительством Мухаррем-бея, насчитывающий 66 кораблей, в том числе 3 линейных корабля и 23 фрегата с 2200 орудиями на борту. Но ни Кодрингтон, ни де Риньи не предпринимали никаких решительных действий по отношению к противнику. Получив соответствующие инструкции, которые предписывали им лишь блокировать египетско-турецкие корабли, а не уничтожать их, адмиралы добросовестно следовали данным указаниям. Англия пыталась установить свое влияние Балканском полуострове. Именно поэтому и стало возможно заключения её союза с Россией. Однако на самом деле Британия не хотела победы ни одной из сторон. Англичане отлично понимали, что победившая сторона получит большое преимущество в вопросе влияния на Балканах.

По этой причине британский адмирал хотел избежать этого сражения. Хотя англичане и не хотели, чтобы сражение состоялось, но это все-таки произошло. Русская эскадра под командованием Л. П. Гейдена была настроена решительно — дать бой врагу и победить его.

Турецкие войска громили греческие повстанческие отряды, разоряли плодородные земли, угоняли в рабство женщин и детей. Главнокомандующим турецко-египетской сухопутной армией и флотом был 38-летний Ибрагим-паша, который сумел в какой-то степени противопоставить «восточной распущенности» строгую воинскую дисциплину, что и определило в некоторой мере его первые успехи.

В качестве главного опорного пункта на море Ибрагим-паша избрал Наварин. Место для размещения кораблей в Наваринской бухте отвечало самым высоким требованиям: бухта большая, глубокая, с берега корабли надежно прикрывали 165 орудий. Рядом — склады с продовольствием, корабельным оборудованием, мастерские. К тому же турецко-египетский флот имел значительное преимущество и по количеству орудий — 2200 против 1276 русских.

Чтобы как-то урезонить перешедшего все границы жестокости Ибрагим-пашу, союзные адмиралы направили туркам ультиматум. Однако слова не подействовали. И тогда было решено прибегнуть к демонстрации силы без применения оружия. С этой целью корабли эскадры получили приказ 8 октября 1827 г. сняться с якорей и идти в Наваринскую бухту. У входа в бухту их встретили брандеры. Парламентер на спущенной с флагманского корабля шлюпке направился к ним с предложением — брандерам отойти в глубь бухты и пропустить корабли. Однако с ближайшего брандера раздались ружейные выстрелы, и парламентер был убит. Вслед за этим интенсивный огонь открыли батареи и корабли противника, расположившиеся у входа в бухту.

Турецко-египетский флот занимал очень выгодные позиции. Корабли располагались полумесяцем в две линии. Фланги упирались в батареи. Между кораблями первой линии имелось достаточно места для того, чтобы корабли второй линии могли свободно вести огонь из своих пушек. Таким образом, вся бухта простреливалась.

Согласно диспозиции, английские и французские эскадры должны были наступать кильватерной колонной и, заняв место против неприятельского флота, вступить в бой. Русская эскадра решала более трудную задачу. Ей предписывалось идти в бухту левой колонной и встретиться с турецкими кораблями, экипажи которых были более обучены, нежели египетские. Точно и быстро выполнив необходимые маневры, русские корабли заняли свои места согласно боевому приказу. Вновь был послан парламентер на флагманский корабль неприятеля, но напрасно ждали ответа. Раздавшийся со стороны турецко-египетского флота выстрел послужил началом сражения, ставшего новым свидетельством массового героизма русских моряков. Именно на них легла основная тяжесть этого боя.

Сражение началось до того, как русские корабли заняли установленные места. В дыму, в грохоте и свисте ядер они бросали якоря, убирали паруса, открывали ответный огонь. Русские матросы работали споро, не кланяясь ядрам, понимая, что от их расторопности зависит не только судьба союзной эскадры, но и исход всего боя. Невзирая ни на какие опасности, они с честью выполняли свой долг. Линейный корабль «Азов» под командованием капитана 1-го ранга М. П. Лазарева, шедший в авангарде, под градом снарядов пробился в самую середину бухты и вступил в бой сразу с несколькими турецкими кораблями.

Вот как описывал этот эпизод боя П. С. Нахимов: «В 3 часа мы положили якорь в назначенном месте и повернулись шпрингом вдоль борта неприятельского линейного корабля и двухдечного фрегата под турецким адмиральским флагом и еще одного фрегата. Открыли огонь с правого борта... «Гангут» в дыму немного оттянул линию, потом заштилил и целым часом опоздал придти на свое место. В это время мы выдерживали огонь шести судов и именно всех тех, которых должны были занять наши корабли... Казалось, весь ад развернулся перед нами! Не было места куда бы не сыпались книпели, ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били все в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды. Надо было драться истинно с особенным мужеством, чтоб выдержать весь этот огонь и разбить противников...»

Действительно, русские моряки творили чудеса. Один только «Азов» потопил два больших фрегата, один корвет, заставил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, а затем взорвал его. Своевременно «Азов» оказал помощь и союзникам. Он удачно атаковал и уничтожил 80-пушечный флагманский линейный корабль командующего флотом, который доставил немало хлопот флагманскому кораблю английской эскадры.

Во время ведения боевых действий, корабль получил 153 попадания, 7 из которых приходились ниже ватерлинии. В итоге, корабль был сильно поврежден, поэтому его смогли полностью отремонтировать и восстановить только к марту 1828 года.

Таким образом, русская эскадра внесла вклад в разгром основных сил неприятеля, который потерял в сражении около 60 кораблей и 7 тысяч человек. Наваринское сражение явилось образцом мужества и героизма русских моряков, действия которых по достоинству были оценены в приказе командующим русской эскадрой: «Капитаны и прочие офицеры российской эскадры исполнили долг свой с примерным рвением, мужеством и презрением всех опасностей; нижние чины отличались храбростью и повиновением, которые достойны подражания».

Разгром турецко-египетского флота значительно ослабил морские силы Турции, способствовал активизации греческого национально-освободительного движения, ускорил победу России в русско-турецкой войне 1828—1829 гг. В дальнейшем, результатом этого движения стала автономия Греции. Адрианопольский мирный договор был подписан в 1829 году.

Инициаторами учреждения Дня командира надводного, подводного и воздушного корабля выступили ветеранские организации, а ходатайствовала региональная общественная организация адмиралов и генералов ВМФ «Клуб Адмиралов». Праздник День командира надводного, подводного и воздушного корабля отмечается не только самими командирами кораблей, но и всеми военнослужащими Военно-морского флота РФ, которые поздравляют своих командиров. Так как современный флот включает подразделения авиации, праздник распространился и на командиров воздушных судов.

Командир корабля – это прямой начальник всего личного состава корабля. Именно от него в большой степени зависит успешное выполнение задач, поставленных перед экипажем корабля. Командир корабля должен великолепно знать все свойства своего корабля. Он должен быть всегда готов к ведению боя, к действиям в чрезвычайной ситуации, а также к боевым и аварийным повреждениям корабля и делать все возможное для его спасения. Если произошла ситуация, в которой кораблю грозит гибель, то его командир обязан своевременно организовать эвакуацию личного состава и пассажиров. При этом существует всем известное правило о том, что капитан последним покидает тонущее судно.

Источники:

  • Раздолгин А.А. На румбах морской славы / А.А.Раздолгин, М.А.Фатеев. – Ленинград: Судостроение, 1988. – 384с.
  • 8 октября - День командира надводного, подводного и воздушного корабля. [Электронный ресурс] – Режим доступа:
  • http://www.calend.ru/holidays/0/0/2654/19.10. - 05.04.2013.

Другие события 8 октября