Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День криптографической службы России (День шифровальщика) – 5 мая

Криптографическая служба современной России создана постановлением Совета народных комиссаров РСФСР от 5 мая 1921 года. Она обеспечивает с помощью шифровальных (криптографических) средств защиту информации в информационно-телекоммуникационных системах и системах специальной связи в Российской Федерации и ее учреждениях за рубежом, в том числе в системах, использующих современные информационные технологии.

В начале было Слово… Потом появилось много слов. И очень скоро человек понял, что слова надо прятать. Сколько существуют люди на Земле, столько они пытаются скрыть что-то друг от друга и столько же пытаются разузнать чужие тайны. С зарождением человеческой цивилизации возникла необходимость передачи информации одним людям так, чтобы она не становилась известной другим. Сначала люди использовали для передачи сообщений исключительно голос и жесты. С возникновением письменности задача обеспечения секретности и подлинности передаваемых сообщений стала особенно актуальной. Действительно, сообщение, переданное словесно или показанное жестами, доступно для постороннего только в тот краткий промежуток времени, пока оно «в пути», а в его авторстве и подлинности у получателя никаких сомнений быть не может, потому что он видит своего собеседника. Иное дело, когда сообщение записано - оно уже живет отдельной жизнью и имеет свой путь, зачастую далеко расходящийся с путем человека, его создавшего.

Записанное на бумаге сообщение существует в материальном мире гораздо более длительный промежуток времени, и у людей, желающих ознакомиться с его содержанием против воли отправителя и получателя, появляется гораздо больше шансов сделать это. Поэтому именно после возникновения письменности появилось искусство тайнописи. Искусство «тайно писать» - набор методов, предназначенных для секретной передачи записанных сообщений от одного человека другому. Это положило начало криптографии. В переводе с древнегреческого «криптография» означает «тайнопись». Представители загадочной профессии криптографы занимаются засекречиванием и передачей информации государственной важности. Они - мастера шифровки.

Данные о первых способах тайнописи весьма обрывочны. Предполагается, что она была известна в древнем Египте и Вавилоне. До нашего времени дошли указания на то, что искусство секретного письма использовалось в Древней Греции. Но еще до введения в обиход понятия «тайнопись», человек пользовался сокрытием информации с помощью доступных для своего времени способов. Например, во времена правления династии египетских фараонов применялся довольно своеобразный метод передачи тайного письма. В качестве носителя информации выбирался раб, точнее, его голова. Голову брили наголо и водостойкой растительной краской наносили текст сообщения. Когда волосы отрастали, его отправляли к адресату. После того, как раб-носитель информации добирался по назначению, волосы снова сбривали и читали нанесенный текст. Для удобства обработки голову предварительно снимали с плеч. Главными недостатками данного метода являлись слабая оперативность передачи сообщений и большая ненадежность. Ведь в процессе путешествия носитель сообщения мог быть убит, мог заболеть, наконец, мог просто сбежать. Однако на этом безжалостном способе изобретательность египетских жрецов и фараонов не исчерпывается, свидетельством чему являются дошедшие до наших дней папирусы. Именно в те времена, впервые на практике был применен «криптографический ключ», который представлял собой палку со строго определенным диаметром сечения. Носителем же самого сообщения была длинная узкая полоска папируса. Эта полоска наматывалась на палку-ключ по спирали, после чего вдоль палки наносили секретный текст отправляемого сообщения. Папирусная лента сматывалась и доставлялась адресату, который имел свою палку-ключ точно того же диаметра и с ее помощью читал секретное сообщение. Этот способ сокрытия информации был достаточно популярен и существовал до эпохи правления Юлия Цезаря. Тот, в свою очередь, значительно усовершенствовал его, усложнив ключ посредством применения переменного диаметра стержня. Кстати, Юлий Цезарь был достаточно одаренным криптографом своей эпохи. Первые действительно достоверные сведения с описанием метода шифрования относятся к периоду смены старой и новой эры и описывают шифр Цезаря - способ, которым Юлий Цезарь прятал свои записи от излишне любопытных глаз. С высоты достижений современной криптографии шифр Цезаря предельно примитивен: в нем каждая буква сообщения заменялась на следующую за ней по алфавиту. Однако для того времени, когда умение читать и писать было редким исключением, его криптостойкости вполне хватало. Использование шифра решало проблему секретности передаваемого сообщения, а проблема его подлинности решалась практически сама собой.

Большой вклад в развитие тайнописи внесли в свое время Аристотель, Пифагор, Нерон. Кстати, в некоторых способах тайного письма используются физические особенности носителей информации. Так, симпатические чернила исчезают вскоре после написания ими текста или невидимы с самого начала. Но их можно снова сделать видимыми, обработав документ специальным химическим реактивом или осветив лучами определенной части спектра, обычно - ультрафиолетом. Стеганография предполагает, что передаваемый текст «растворяется» в сообщении большего размера с совершенно «посторонним» смыслом. Но если взять и извлечь из него некоторые символы по определенному закону, например - каждый второй, или третий, и т.д., получается вполне конкретное тайное сообщение. Шифрование является преобразованием сообщения по определенным правилам, что делает его бессмысленным набором знаков для непосвященного в тайну шифра человека.

Чем оживленнее велась переписка в обществе, тем большая ощущалась потребность в средствах ее засекречивания. Соответственно, возникали все более совершенные и хитроумные шифры. Сначала при заинтересованных лицах появились шифровальщики, потом группы из нескольких шифровальщиков, а затем и целые шифровальные отделы. Когда объемы подлежащей закрытию информации стали критическими, в помощь людям были созданы механические устройства для шифрования. Первый шифровальный аппарат, предположительно, изобрел Леонардо да Винчи. Надо сказать, что основными потребителями криптографических услуг были дипломатические и шпионские миссии, тайные канцелярии правителей и штабы войсковых соединений.

Большой урон дальнейшему развитию криптографии был нанесен во времена средневековой инквизиции. Людей, владеющих основами тайного письма, считали колдунами и безжалостно сжигали на кострах.

Наибольшего расцвета криптография достигла в период Эпохи Возрождения. Творческие периоды жизни таких великих людей, как Леонардо да Винчи, кардинала Ришелье, Людовиков XII-XIV и других дали толчок к зарождению научного подхода к проблемам тайнописи. Именно в эти годы возникло понятие «кодирование сообщений», т.е. замены букв и цифр открытого текста на буквы, цифры, знаки, согласно заранее обусловленного правила, закона. И именно в это же время было положено начало развитию службы дешифрования и декодирования скрытой информации.

Криптограммы играли важную роль в литературе и философии. Литература XV, XVI и XVII веков пронизана шифрами: средневековые писатели обучались этому мастерству по произведениям античных авторов и публиковали книги с зашифрованными в них сообщениями, из которых немногие были раскрыты. В то время секретная тайнопись была повальным увлечением европейских дворов. В каждом из них был собственный шифр, и просвещенная публика общалась между собой с помощью изощренных криптограмм. Зашифровывать свои произведения или часть их издревле было принято среди членов секретных политических и религиозных организаций. Кроме того, криптография могла быть интеллектуальной забавой, и в свое время дань этому увлечению отдали Рабле, Шекспир, Данте, Эдгар По.

Некоторые великие ученые и философы не смели публиковать свои работы из-за религиозной нетерпимости окружения. Чтобы сохранить плоды своих интеллектуальных трудов для человечества, эти люди скрывали свои открытия в шифрованных текстах, полагая, что будущие поколения, более терпимые, чем их современники, раскроют шифры и оценят достижения предков, опередившие свое время. Последним обстоятельством, в частности, объяснялось неоднократное использование анаграммы (перестановка букв в слове) Г.Галилеем.

В царской России, в условиях жестокой цензуры, одному из журналистов удалось протащить на страницы газеты крамолу по поводу кончины одного из сатрапов, используя под набранным материалом невинную картинку с изображением могильной ограды: сквозь витиеватые прутья решетки проглядывала надпись на немецком языке: «Вот где собака зарыта».

Окончательное становление криптографии на математическую основу произошло в сороковые-пятидесятые годы XIX-го века. Именно в это время были разработаны основы математического шифрования и кодирования, открыты основные полиномы, имеющие самое непосредственное значение для вопросов криптоанализа.

Российская криптографическая наука, аналогично западноевропейской и арабской, имела довольно значительное развитие в средние века. На Руси уже в XII веке писцы обращались к тайнописи, использовав и замену одних букв другими, и математику. Царь Тишайший Алексей Михайлович сам составлял тайные, «затейные» системы письма, что, кстати, во все времена считалось весьма почитаемым занятием для философов и математиков. Большое значение «сокрытому письму» уделялось в периоды царствования Петра I и Екатерины II. Впоследствии же, особенно во второй половине XIX-го века развитие шифровального искусства затормозилось. Александр III и Николай II по неизвестным причинам считали, что имеющиеся в то время простейшие средства и способы тайнописи вполне удовлетворяют потребности всех структур Российского государства. Сохранившиеся до нашего времени простейшие шифры и коды тех времен наглядно иллюстрируют дилетантский подход к решению вопросов скрытия информации. Кодирование секретных сообщений происходило посредством применения так называемого шифра простой замены, без каких-либо признаков элементарного усложнения. Впрочем, не только Россия пришла к началу XX столетия с таким слабым криптографическим багажом. Простейшими шифрами пользовались армейские и дипломатические службы США, Германии, Японии и других стран.

Скорость передачи информации несоизмеримо возростала и все большие объемы ее были подвержены перехвату и прочтению. Кстати, развитие технического шпионажа и, в частности, радиоперехвата, буквально ни на шаг не отставало от развития систем передачи сообщений, осваивая все новые диапазоны и способы модуляции. Тем не менее, основная масса телеграфных, да и телефонных сообщений передавалась либо после закрытия их шифрами простой замены, либо просто открытым текстом. Радиоперехват в России к началу Первой мировой войны был в зачаточном состоянии, дешифровальной службы практически не существовало, хотя необходимость создания того и другого была продиктована трагическими событиями русско-японской войны.

События 1917 года резко осложнили развитие России в целом. Страна была расколота на два противостоящих лагеря. Как и другие слои населения, специалисты-криптографы оказались «по разные стороны баррикад». Так как у Советов не было практически никакого опыта в разработке и применении новых систем кодирования и шифрования, поневоле приходилось обращаться за помощью к бывшим царским специалистам. С одной стороны, это дало некоторый выигрыш во времени, а с другой – ставило под большое сомнение стойкость применяемых кодов. Ведь точно такие же спецы царского времени разрабатывали и практически применяли аналогичные коды в армиях Врангеля, Колчака, Деникина и Антанты. А если учесть, что белогвардейцы стали придавать очень большое значение радиоперехвату и сумели наладить его бесперебойную работу, то становится ясно, почему масса телеграмм ими была перехвачена и успешно дешифрована.

Руководители молодой Советской республики понимали, что необходимо крайне «архиважно и весьма срочно» создавать свою собственную шифровально-секретную службу. По отдельному распоряжению Ленина приказам Реввоенсовета № 217 от 13.11.1918 года было создано «Шифровальное отделение Отчетно-организационного отдела Организационного управления Всероссийского Главного штаба» со штатом в 14 человек. (Поэтому в календарях встречается дата: «13 ноября – День шифровальщика»).

В это же время были созданы аналогичные шифровальные структуры в Главном артиллерийском управлении, Управлениях связи, снабжения, военных сообщений и других. В более низовых звеньях управления шифровальных органов, как таковых, не было, и вся работа в данном направлении велась, как правило, по совместительству, без должных норм секретности и конспирации, людьми зачастую малограмотными и не обученными должным образом. Центральным шифровальным органом Красной Армии к тому времени усиленно разрабатывались и внедрялись в войска новые, советские шифры – «74-й Ключ Наркомвоена», «Гелиос», «75-й Ключ Наркомвоена», «Советский» и другие. Но, опять же, повторялись основные старые ошибки – все эти шифры представляли собой простейшие замены словарных величин на цифровые группы.

После того, как стало известно, что в период с 1918 по 1920 годы почти все шифровальные сообщения РККА и советской дипломатии успешно читались белогвардейцами, поляками, англичанами шведами, Ленин представил Чичерину служебную записку, где высказал основные принципы новой организации шифровальной службы молодой республики. Основные усилия государственных органов управления по реорганизации шифровального дела были направлены на подготовку преданных делу революции шифровальщиков-коммунистов и разработку новых систем шифрования и кодирования. Только за 1921 год Первым отделом Центрального шифроргана РККА было разработано и разослано в войска и на флот 54 новых шифра и 2 радио-кода. Но и эти скорые разработки строились по старым принципам и не представляли серьезной помехи в деле скрытия тайны. Кроме того, немалый урон стойкости секретных кодограмм наносили потери, хищения и многочисленные случаи предательства со стороны шифровальщиков Красной Армии. Например, в 1919 году в руки противника попало 23 экземпляра шифров, в 1920 – 30 экземпляров. При очень развитой системе радиоперехвата 2-й отдел польского Генерального штаба только за август 1920 года без проблем дешифровал 410 секретных телеграмм, подписанных Троцким, Тухачевским, Гаем и Якиром.

Системы шифрования, применяемые войсками Буденного и Куйбышева в Средней Азии, «раскалывались» даже басмачеством. Слабая профессиональная подготовка кадровых работников шифрслужбы не могла обеспечить должного уровня безопасности применения имеющихся на вооружении средств закрытия передаваемой информации. Допускалось множество нарушений, послаблений при шифровании. Зачастую, для экономии времени, шифровались только отдельные участки секретного текста, а остальная часть передавалась открыто.

В сентябре 1920 года Красину стало известно, что большинство советских шифров не выдерживают никакой критики и успешно читаются в дешифровальных отделах Лондона и Копенгагена. Специалисты армии Врангеля в 1920 году буквально через 1 час после перехвата читали все телеграммы Фрунзе. Коды и шифры того времени – «Око», «Пулемет», «Стрелок», «Пролетарий», «Искра», «Спартаковец» впоследствии были вытеснены более серьезными – «УП Третий», «АРО Первый» и другими. Это повысило стойкость шифрсообщений и увеличило безопасность применения имеющихся каналов связи.

После окончания Гражданской войны Советское правительство продолжило наращивание усилий по становлению и развитию шифровальной службы – как отдельной структуры во всех ведомствах и звеньях государства. Основные усилия были направлены на организацию скрытого управления войсками. С этой целью 15 ноября 1929 года были созданы «Курсы усовершенствования командного состава РККА», на которых готовились офицерские кадры шифровальной службы. Данные курсы не только обеспечивали шифровальные службы в армии и на флоте, но так же готовили специалистов для органов НКВД, дипломатии и других ведомств. Подготовка велась серьезно и основательно. Из стен школы выходили высокопрофессиональные специалисты своего дела, обладающие всеми необходимыми навыками по организации и осуществлению скрытой связи на порученных участках работы. Именно эти Курсы впоследствии послужили основой создания среднего, а затем и высшего военного училища по подготовке офицеров-шифровальщиков.

В это время были впервые разработаны и внедрены в войска ручные шифры высокой степени стойкости, обеспечивающие необходимую скрытность любых сообщений. Аналогичным образом развивалось шифровальное дело и в странах противоположного лагеря.

Но к началу 30-х годов XX столетия уже стало ясно, что имеющиеся ручные системы и способы шифрования и кодирования, сколько бы их ни совершенствовали и модернизировали, не в состоянии справиться со всё возрастающими потоками информации в силу слабой скорости ее обработки. Встал вопрос о механизации данного процесса.

Попытки создания механических и электромеханических шифровальных и кодировочных машин в мире уже были. Это, в первую очередь, знаменитая шифрмашина германского производства «Энигма» и менее известные машины подобного класса – «Крига», «Фуллера и Бурга». Но вся эта шифровальная техника обладала малой криптографической стойкостью в силу того, что периодичность применяемого ключа составляла от 5 до 10 суток. Например, телеграммы германского правительства 30-х годов, зашифрованные с помощью «Энигмы», без особых сложностей читались дешифровальщиками Англии и США. Аналогичным образом обстояло дело и со знаменитой «Пурпурной кодировочной машиной» Японии. Кодограммы, получаемые посредством применения «пурпурного» кода, свободно декодировались американскими и советскими специалистами в конце 30-х – начале 40-х годов.

В СССР же к тому времени уже была создана довольно устойчивая система машинного шифрования, радикально отличающаяся от западных образцов. Теоретическую основу создания шифровальной техники такого типа впервые предложил на заседании научного совета РККА 29 июня 1930 года инженер-конструктор Иван Павлович Волосок. Впоследствии именно он стал ведущим конструктором многих образцов шифровальной и кодировочной техники довоенного и послевоенного периодов. За основу был взят принцип наложения комбинаций так называемой гаммы бесконечного ключа на комбинации знаков открытого текста. В итоге получалась нечитаемая криптограмма с гарантированной стойкостью. В качестве носителя знаков гаммы использовалась перфолента, изготовленная с помощью специального устройства, получившего название – «X». Это было оригинальным и удачным изобретением, позволяющим получать шифрленты с гаммой случайной последовательности, что обеспечивало необходимую гарантированную стойкость шифрования любых сообщений.

В 1931 году при 8-м отделе Главного штаба РККА (а именно с этого времени шифровальная служба получила условное наименование – «8–й отдел») была создана техническая лаборатория. И уже в 1932 году под руководством инженера И.П. Волоска был создан 1-й опытный образец советской шифровальной машины, получившей название «ШМВ–1». В том же году были разработаны опытные образцы механических шифрующих приспособлений к телеграфным аппаратам, которые, впрочем, не получили дальнейшего развития. В силу своей громоздкости и механической ненадежности «ШМВ-1» не пошла в серию, однако послужила прототипом для последующего создания новых серийных образцов. И вскоре, 31 января 1934 года начальник Главного штаба РККА маршал Егоров А.И. утверждает «Акт о принятии на вооружение электромеханической шифровальной машины «В-4», получившей впоследствии индекс «М-100». Именно с этого образца инженерно-криптографической мысли начался отсчет создания серии шифровальных машин, обеспечивающих и поныне гарантированную стойкость применяемых шифров.

Шифровальная машина «М-100» состояла из трех основных узлов (клавиатура с контактными группами, лентопротяжный механизм с трансмиттером и приспособление, устанавливаемое на клавиатуру пишущей машинки) и семи дополнительных. Общий вес комплекта достигал 141 килограмма. Только одни аккумуляторы для автономного питания электрической части машины весили 32 килограмма. Тем не менее, данная техника выпускалась серийно и в 1938 году была успешно испытана в боевых условиях на Хасане, в 1939 году – на Халхин-Голе, в Испании и в 1939-1940 годах – во время финской войны. Шифрованная связь в этих конфликтах осуществлялась в звене Генеральный штаб – штаб армии. Непосредственное руководство эксплуатацией техники осуществлял И.П. Волосок Полученный боевой опыт осуществления скрытого управления войсками показал, что для успешного применения машинного шифрования необходима обособленная работа шифровальных органов РККА. Необходимо было обеспечить конспирацию в работе шифровальщиков и их достаточную мобильность при передислокации войск. Для этих целей в 1939 году в США были закуплены 100 автобусов «Студебеккер» и переоборудованы под спецаппараты-шифрорганы. Стало возможным зашифровывать и расшифровывать телеграммы не только во время остановок, но и во время движения колонн. К этому времени лаборатория 8-го отдела Генерального штаба РККА переросла в довольно мощное конструкторское бюро. Сам 8-й отдел возглавлял с 1938 года Петр Николаевич Белюсов. Это был талантливейший руководитель шифровальной службы, великолепный администратор, тонкий психолог, прослуживший на своем посту до 1961 года. Под его началом находилась сильная команда конструкторов первых советских шифровальных и кодировочных машин – Волосок И.П., Судаков П.А., Рытов В.Н., Строителев П.И., Гусев Н.И., Шарыгин Н.М., Козлов М.С.

М.С.Козлов в тридцатые годы был первым офицером-шифровальщиком в СССР с высшим военным образованием. Закончив в 1937 году Военную академию связи в Ленинграде (по специальности «Военный инженер-электрик»), он находился на отдыхе в черноморском санатории Саки. Здесь и познакомился с И.П.Волоском Тот, увидев в молодом офицере талант конструктора, предложил продолжить службу в лаборатории 8 отдела ГШ РККА. Идея конструирования и предстоящие изобретения необычного захватили Михаила, и вся последующая жизнь его была связана с созданием и внедрением аппаратуры скрытой связи. Он принимал непосредственное участие в создании нового образца – шифрмашины «М-101», пришедшей на смену морально устаревшей «М-100». Данная аппаратура шифрования состояла уже из двух основных узлов и по габаритам была уменьшена более, чем в 6 раз, а по весу – более, чем в 2 раза. Некоторые узлы и механизмы данной техники были разработаны и изобретены лично М.С.Козловым. Ведущим конструктором этой модели был Николай Михайлович Шарыгин. Общее руководство проектом осуществлял бессменный И.П.Волосок. За создание и внедрение шифровальной машины М-101 «Изумруд» в 1943 год Волоску И.П., Судакову П.А. и Рытову В.Н. были присуждены государственные премии. Орденами были награждены Шарыгин Н.М., Козлов М.С., Строителев П.И., Гусев Н.И. Кроме того, И.П.Волоску была присвоена ученая степень «кандидат технических наук» (без защиты диссертации). В этом же году в войска было отправлено свыше 90 комплектов М-101.

К тому времени в войсках уже несколько лет успешно эксплуатировалась малогабаритная дисковая кодировочная машина К-37 «Кристал», призванная собой заменить документы ручного кодирования в оперативном звене управления (армия – корпус – дивизия). Это было довольно компактное устройство, состоящее из одной упаковки весом 19 килограммов. Только за 1940 год было выпущено 100 комплектов К-37. А всего, к началу Великой Отечественной войны было принято на вооружение шифрорганов СССР свыше 150 комплектов К-37 и 96 комплектов М-100. К июню 1941 года всего на шифровальной службе насчитывалось 1857 человек. Шифровальная техника позволила в 5-6 раз по сравнению с ручным способом повысить скорость обработки телеграмм, сохраняя при этом гарантированную стойкость передаваемых сообщений.

С самого начала войны фашистские дешифровальщики пытались прочесть перехваченные советские криптограммы, обработанные машинными шифрами. Но все их попытки были тщетны. Плененные специалисты дешифровальной службы рассказывали, что наши криптограммы были нечитаемы и с 1942 года больше не перехватывались. Было ясно, что уникальная система машинного шифрования русских может быть уязвима только при наличии самой шифртехники и ключей к ней. Приказ Гитлера по вермахту от августа 1942 года гласил: «…кто возьмет в плен русского шифровальщика, либо захватит русскую шифровальную технику, будет награжден Железным крестом, отпуском на родину и обеспечен работой в Берлине, а после окончания войны – поместьем в Крыму». Приказ не был выполнен. К чести советских шифровальщиков, они были преданы своему делу. Тому есть немало примеров их героизма в военные и послевоенные годы. Высоко отзывались о работе шифровальщиков в годы войны прославленные полководцы Жуков Г.К., Василевский А.М., Тимошенко С.К., Штеменко С.М. и многие другие.

На машинную шифрсвязь в годы войны легла основная нагрузка при передаче секретных телеграмм. Только в 8 Управлении РККА за период с 1941 по 1945 годы было обработано свыше 1,6 миллионов шифртелеграмм и кодограмм. Порой нагрузка на шифрработников 8-го Управления доходила до 1500 телеграмм в сутки. В штабах фронтов нормой считалась суточная нагрузка до 400 телеграмм, в штабах армии – до 60.

За время Великой Отечественной войны «Курсы усовершенствования командного состава шифрслужбы» и учебные команды фронтов и военных округов подготовили и отправили на фронт более 5 тысяч специалистов-шифровальщиков. К концу 1944 года в 130 шифрорганах Красной Армии имелась на вооружении та или иная шифровальная и кодировочная машина, а к исходу войны в эксплуатации уже находилось 396 комплектов техники специальной связи.

Специалисты-шифровальщики с честью справились с возложенными на них задачами, обеспечивая машинной шифрсвязью Ставку ВГК, Генеральный штаб, управления Наркома обороны, Тегеранскую, Ялтинскую и Подсдамскую конференции. Офицеры-конструкторы 8-го Управления ГШ в годы войны занимались не только созданием новых образцов шифртехники. Внедрение ее в войска, обучение работе – вот, пожалуй, было их основным занятием. Конструктор Михаил Козлов за военные годы был командирован на фронт 32 раза. А рано утром, 9 мая 1945 года, получив срочное предписание госбезопасности и Генерального штаба РККА, убыл самолетом «Дуглас» в Берлин для участия в работе комиссии по отбору и отправке в СССР наиболее ценного оборудования заводов и фабрик гитлеровской Германии по репарации. Только из Карл-хорста и Потсдама для нужд мастерских по ремонту шифровально-кодировочной техники им было вывезено 3 вагона оборудования.

В конце 1945 года были подведены итоги эксплуатации шифровально-кодировочной техники в действующей армии. В это же время проводится исследовательская работа по дальнейшему повышению криптостойкости применяемой техники и намечаются пути и направления по созданию новых образцов аппаратуры с гарантированной стойкостью. Наряду с шифром гаммирования все большее применение находит шифр колонной замены, техническая реализация которого была заложена еще в 30-е годы в дисковой кодировочной машине К-37. Больше внимания стало уделяться техническому обеспечению вопросов безопасного применения шифровальной и кодировочной техники. Неоценимый вклад внес в решение этой проблемы М.С.Козлов, разработав один из важнейших узлов, предотвращающий двойное использование одной и той же гаммы.

Шифровальная служба государства прочно и окончательно заняла свои позиции во всех сферах, где были государственные и военные секреты. В войска и конструкторские бюро приходило новое поколение шифровальщиков-криптографов, обученных нестареющим принципам избранного дела – компетентности, преданности и чести. «Интеллигенция армии» - так до сих пор называют работников скрытого фронта.

Михаил Степанович Козлов в 50-е – 60-е годы, помимо основной своей работы в конструкторском бюро 8-го Управления ГШ, приложил много сил в формировании основных научных методов обучения будущих офицеров-шифрработников. Вплоть до увольнения в запас в июле 1968 года, занимался своим любимым делом, отдав службе Отечеству 40 лет.

Появление в середине ХХ столетия первых ЭВМ кардинально изменило ситуацию – практическая криптография сделала в своем развитии огромный скачок и термин «криптография» далеко ушел от своего первоначального значения – «тайное письмо». Сегодня эта дисциплина объединяет методы защиты информационных взаимодействий совершенно различного характера, опирающиеся на преобразование данных по секретным алгоритмам, включая алгоритмы, использующие секретные параметры. Термин «информационное взаимодействие» или «процесс информационного взаимодействия» здесь обозначает такой процесс взаимодействия двух и более субъектов, основным содержанием которого является передача и/или обработка информации. Базовых методов преобразования информации, которыми располагает современная криптография немного, но все они являются «кирпичами» для создания прикладных систем. На сегодняшний день криптографические методы применяются для идентификации и аутентификации пользователей, защиты каналов передачи данных от навязывания ложных данных, защиты электронных документов от копирования и подделки.

Современные криптографы России до сих пор придерживаются традиций и принципов своих предшественников. Правда, в работе используют новейшие технологические разработки. Максимальная защита информации государственной важности во всех информационно-телекоммуникационных системах – вот к чему стремятся современные мастера тайнописи России.

  • Институт криптографии, связи и информатики Академии ФСБ России (г.Москва, Мичуринский просп, 40)

Источники:

  • Все вузы России 2011/2012 год. Справочник для поступающих в вузы. Издание, содержащее информацию о новых условиях приёма в вузы. – Москва: РИПОЛ классик, 2010. – 400с.
  • День шифровальщика [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.calend.ru/holidays/0/0/1592/ - 13.11.2012
  • День шифровальщика[ Электронный ресурс] – Режим доступа: www.oxpaha.ru – 13.11.2012.

Другие события 5 мая