Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Ближайшая дата


Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День начала контрнаступления советских войск против немецких войск в битве под Москвой (1941) – 5 декабря

Во всех войнах, начиная с далёких времён, когда враг замышлял нашествие на Московскую Русь, Русское царство, Российскую империю, первопрестольная русская столица становилась для него притягательной целью. Поэтому нет случайности или чего-то особенного в том, что А. Гитлер поставил в приказе № 1 (в плане «Барбаросса») вермахту задачу, как можно быстрее выйти к столице Советского Союза, к Москве. Фюрер указывал: «Захват этого города означает, как в политическом, так и в экономическом отношениях, решающий успех...»

После успехов в приграничных сражениях он мечтал уже «15 августа занять Москву, а 1 сентября закончить войну с Россией». С падением Москвы связывалась мысль о неизбежной «капитуляции Советского Союза и окончании Восточного похода». Захват Москвы считался гитлеровским генералитетом главной целью кампании 1941 года.

Планируя вторжение в Советский Союз, высшее командование Германии, сам Гитлер положили в основу планов войны следующие стратегические задачи: «Первая цель: Украина, Москва, Ленинград. Главное направление — Москва. Конечная цель — Волга, Архангельск».

Московское направление с первого дня Великой Отечественной войны вобрало в себя наибольшие силы врага. В развернутой на этом направлении группе армий «Центр» было сосредоточено 785, 6 тысячи солдат и офицеров (36,4 процента личного состава вермахта), свыше 53 процентов танков, почти половина всех боевых самолетов, орудий и минометов от их общего количества при начале вторжения немецко-фашистских войск на территорию СССР.

Однако планам фашистской Германии и мечтам Гитлера на войну против Советского Союза не суждено было сбыться. Они рухнули после Смоленского сражения, в котором самая сильная немецкая группировка в кровопролитных боях потеряла более 200 тысяч человек и много боевой техники.

Наступавшая на Москву группа армий «Центр» 30 июля была вынуждена на два месяца перейти к обороне, отложив свой поход форсированным маршем на Москву. Более того, войска Резервного фронта под командованием генерала армии Г.К. Жукова разгромили врага под городом Ельней.

Взятие Москвы в 1941 году продолжало для гитлеровского командования оставаться задачей номер один. Началась разработка наступательной операции на московском направлении под кодовым названием «Тайфун». Германский генералитет планировал: «...Наступая на Москву, сломить хребет русской обороне. В этом наступлении по всем предвидениям будут уничтожены самые мощные силы русских. Поэтому они будут биться за Москву до последнего, непрерывно вводя в бой новые силы. В результате овладения районом Москвы мы разгромим центр русского аппарата управления, центр русских путей сообщения и важный центр русской промышленности. Россия окажется рассеченной на северную и южную половины».

Замысел операции «Тайфун» предусматривал тремя мощными ударами танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки прорвать линию обороны советских войск. Затем предстояло окружить и уничтожить армии Западного (командующий генерал-полковник И.С.Конев), Резервного (командующий — Маршал Советского Союза С.М.Буденный) и Брянского фронтов (командующий — генерал-полковник А.И. Еременко) в районах Вязьмы и Брянска. После этого планировалось сильными подвижными группировками охватить Москву с севера и юга и, одновременно наступлением с фронта, овладеть советской столицей.

Группой армий «Центр» командовал генерал-фельдмаршал Т. фон Бок. Для осуществления операции «Тайфун» он имел в своем подчинении 74,5 дивизий, в том числе 14 танковых и моторизованных, и авиацию 2-го воздушного флота. Наступление начиналось с рубежа 300 километров западнее Москвы, в полосе около 800 километров.

Соотношение сил сторон к началу битвы под Москвой было следующим. Советские войска (95 дивизий) имели в своем составе 1250 тысяч человек, немецко-фашистские войска — 1 800 тысяч человек. Орудий и минометов соответственно: 7 600 и свыше 14 000. Танков и САУ (самоходных артиллерийских установок) — 990 и 1700. Самолетов — 667 и около 1 390. То есть преимущество, и значительное, было на стороне врага. На одну Москву нацеливалось танковых и моторизованных дивизий больше, чем их было в мае 1940 года при захвате гитлеровской Германией территорий Франции, Бельгии и Голландии вместе взятых. Немецкие войска отличались высочайшей подвижностью: на одну автомашину в советской стрелковой дивизии приходилось по 22—57 автомашин в немецкой пехотной дивизии, а о наличии мотоциклетных войск и говорить не приходилось. Ко всему прочему, Красная Армия к началу битвы за Москву имела 3-месячный боевой опыт, а неприятель — 25-месячный.

Вражеская авиация по-прежнему господствовала в воздухе. В этот самый критический период Московской битвы советские люди проявили монолитную сплоченность, величие духа, волю и мужество. Главное было выстоять, остановить врага любой ценой.

Ночью 7 августа 1941 года летчик младший лейтенант Виктор Талалихин, истратив весь боекомплект, таранил тяжелый немецкий бомбардировщик «Хейнкель - 111». Это был первый ночной таран Отечественной войны. Примеру Талалихина последовали 25 часовых московского неба.

Началом битвы под Москвой стал день 30 сентября, когда группа армий «Центр» перешла в наступление. Операция «Тайфун» застала советские войска врасплох. Они не смогли оказать неприятелю должного противодействия: их оборона была прорвана. Германским войскам удалось окружить войска противника в районе Вязьмы и Брянска.

Настоящий подвиг совершила в те дни бывшая учительница географии средней школы города Татарска Новосибирской области, командир санитарной роты 586-го полка капитан В.П.Крылова. В трудную минуту она собрала бойцов своих тыловых подразделений, а также выходивших из окружения из-под Вязьмы. Под её командованием они прорвались через боевые порядки гитлеровцев, вывели обоз полка, 98 повозок соседней дивизии и много раненых воинов различных частей.

Начало Московской битвы, которая шла 203 дня и ночи, сразу превратило Москву в прифронтовой город. На фронте образовалась брешь шириной в 500 километров. Закрыть ее надежно в те дни было практически нечем. В окружение попали 37 дивизий.

Окруженные советские войска приковали к себе на три недели немалую часть наступающих сил немцев. В будущем Г.К. Жуков отметит: «Кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, не оказались напрасными». Высокая цена была заплачена за выигрыш времени для организации прикрытия прямого пути от Смоленска на Москву.

За это время Ставка Верховного Главнокомандования сумела произвести перегруппировку войск, подтянула резервы и закрыла брешь в обороне столицы. Командующим Западным фронтом, в который влили войска Резервного фронта, был назначен твердый и решительный в поступках генерал армии Г.К. Жуков, самый выдающийся советский полководец Великой Отечественной войны. На его фронт легла главная тяжесть битвы под Москвой.

Жуков был отозван Сталиным из Ленинграда, чтобы прояснить ситуацию, которая складывалась под столицей. Вернувшись из поездки на фронт, Георгий Константинович доложил Сталину правду со всей резкостью: «Главная опасность заключается в том, что почти все пути на Москву открыты. Слабое прикрытие на Можайской линии обороны не может гарантировать от внезапного появления перед Москвой бронетанковых войск противника. Нужно стягивать войска откуда только можно на Можайскую линию».

Генерал армии Г.К. Жуков сделал, как тогда казалось многим, невозможное: он нашел «по крупицам» достаточные силы, чтобы прикрыть Москву с Можайского направления. Только из преподавателей, слушателей 10 военных академий столицы и курсантов 8 военных училищ Москвы, Подольска и Тулы было сформировано 6 полков, 9 сводных батальонов, 22 отдельные роты и 5 артиллерийских дивизионов. Гитлеровцы, разбрасывая листовки с самолетов, призывали «доблестных красных юнкеров» переходить на их сторону, обещая дружеский прием, вкусную еду и теплую одежду. «Красные юнкера», героически отражая яростные атаки, более двух недель сдерживали врага, оказав неоценимую помощь Москве.

В боях с 1 по 20 октября войска группы армий «Центр» потеряли свыше 53 тысяч человек. Для сравнения можно сказать, что за весь период военных действий в Европе немцы потеряли всего 27 (!) тысяч человек.

Москва стала готовиться к обороне. В городе шло формирование дивизий народного ополчения: всего их было создано 17, в том числе в ходе самой битвы за Москву. Когда создавалось народное ополчение, от москвичей добровольно было подано 310 тысяч заявлений.

Только в течение первых шести месяцев войны в ряды Красной Армии ушло около 400 тысяч москвичей, многие добровольно. Всего же Москва дала фронту с 1941 по 1945 год свыше 850 тысяч человек. Около половины из них пало в боях, десятки тысяч поручили тяжелые ранения, стали инвалидами войны.

Образуется Калининский фронт под командованием генерал-полковника И.С. Конева, которому ставится задача прикрыть столицу с северо-запада. Оборона самого города состояла из трех оборонительных рубежей: первый проходил на его окраине вдоль Окружной железной дороги, второй — по Садовому кольцу, третий — по кольцу трамвая «А» и реке Москве с юга.

20 октября в Москве и прилегающих к ней районах вводится осадное положение. Часть партийных и правительственных учреждений, дипломатический корпус были эвакуированы в Куйбышев.

Чтобы поднять боевой дух населения, И.В.Сталин попросил вернуться в Москву из эвакуации Любовь Орлову. Сергей Лемешев в один из опаснейших для города дней – 16 октября, пел на сцене филиала Большого театра в опере «Ромео и Джульетта».

Свыше 500 тысяч москвичей и жителей Подмосковья участвовало в возведении оборонительных сооружений Вяземской и Можайской линиях обороны, в окрестностях столицы и в самом городе. Старики, женщины, подростки были мобилизованы для возведения оборонительных рубежей на подступах к столице. О масштабах проделанных работ говорят следующие цифры: было вырыто 675 километров противотанковых рвов, 16,5 тысячи окопов для стрелковых отделений, оборудовано свыше 27,6 тысячи огневых точек, установлено 32 260 километров противотанковых «ежей», устроено около 38,5 тысячи лесных завалов.

Силами горожан Москва была превращена в настоящий город-крепость, подготовленный к обороне, ведению уличных боев. Столица ощетинилась баррикадами, «ежами» из рельс, проволочными заграждениями. Многие жизненно важные объекты, в том числе мосты, заминированы.

Вражеская авиация совершила 140 налетов на cтолицу, в которых участвовало в общей сложности 7 200 самолетов. Защитники московского неба сбили свыше тысячи из них. Примерно 400 самолетам удалось отбомбиться по городу (было сброшено 1 600 фугасных и 110 тысяч зажигательных бомб). Целью особой важности для немецких лётчиков стал Московский Кремль.

Было разрушено или серьёзно повреждено несколько сот домов, предприятий и учреждений. Пострадало от бомбёжек около 8 тысяч человек, из которых погибло около 2 тысяч москвичей. Во время воздушных налетов на город было потушено 42 тысячи возгораний и 2 тысячи пожаров, обезврежено 40 тысяч зажигательных бомб.

Все промышленные предприятия Москвы работали для фронта. 500 из них в начале войны были эвакуированы на восток. Люди работали по 14-16 часов в сутки без перерыва, cпали прямо у станков, неделями не бывали дома.

Комитет Государственной Обороны (ГКО) возложил оборону рубежей, отстоявших на 100—120 километров от Москвы, на командующего войсками Западного фронта Г. К. Жукова. Всю вторую половину октября в Подмосковье шли непрерывные ожесточенные оборонительные бои. Войска Западного и Калининского фронтов отвечали атакующему врагу контрударами. К началу ноября оборонительные рубежи этих двух фронтов стабилизировались на линии Селижарово, Калинин, Волжское водохранилище, Волоколамск, Наро-Фоминск, Алексин.

В полосе обороны Брянского фронта немецкой 2-й танковой армии 30 октября удалось подойти к Туле. Город был превращен в крепость, которая стала неприступной для врага. Он был остановлен в 10 километрах южнее участка железной дороги Тула — Узловая. После этого и к юго-западу от Москвы фронт стабилизировался. Наступило относительное временное затишье.

Но 15 ноября германские войска возобновили наступление на Москву: операция «Тайфун» продолжилась. Были захвачены города Клин и Солнечногорск. Танковые части генерала Гудериана за десять дней наступления вышли на рубеж в 6 километрах от города Каширы, расположенного в 109 километрах от Москвы. У Яхромы был захвачен мост через канал Москва — Волга.

В тех событиях случился и такой бой. На южную окраину города Дмитрова прорвались 20 немецких танков. В эти минуты в Дмитрове появилось 8 танков Т-34 и КВ. Они пошли в атаку под личным командованием командующего 30-й армией генерал-майора Д.Д. Люлюшенко. Неприятель был выбит из города.

Массовый героизм советских воинов при защите Москвы был нормой их поведения в боях. Стойко сражалась на подступах к столице 316-я стрелковая дивизия генерал-майора И. В. Панфилова. Бойцы вели тяжелые бои на всех участках обороны. На всю страну прозвучал подвиг 28 воинов-панфиловцев, совершенный 16 ноября у железнодорожного разъезда Дубосеково. Горстка пехотинцев приняла неравный бой с 50 немецкими танками. Гитлеровцы, потеряв здесь 18 боевых машин, не прошли дальше. В этой яростной схватке погибла почти вся рота, но герои-панфиловцы не пропустили врага. Стрелки-панфиловцы (почти все посмертно) были представлены к званию Героя Советского Союза.

В это время на Волге и Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, в Средней Азии и Казахстане формировались новые полки, дивизии, армии. Советские железнодорожники «зеленой улицей» повели десятки эшелонов к столице. 9 октября с Дальнего Востока прибыла 32-я стрелковая дивизия полковника В. И. Полосухина. 21 октября вступила в бой на Варшавском шоссе 93-я Восточно-Сибирская дивизия генерала К. М. Эрастова. Через четыре дня восточнее Дорохова разгрузились воинские части, переброшенные из Забайкалья. 28 октября в район Истры прибыла 78-я стрелковая дивизия полковника А. П. Белобородова. По Москве быстро распространилась весть, что по столице идут сибирские полки. Улицы были запружены народом. Все говорили, что сибиряки дадут немцам жару и погонят врага на Запад. Вот что вспоминала одна из очевидцев: «Когда же мы увидели колонны сибиряков, то были несколько разочарованы: вместо богатырей, которых ожидали увидеть, мы увидели обыкновенных людей с красными лентами через плечо с надписями "От Сибири до Берлина". Потом, когда Сибирские дивизии разгромили немцев под Москвой, мы, москвичи, поняли, что сибиряков отличают не столько физические данные, сколько высокий их моральный дух".

Из письма Александра Ивановича Овечкина, призванного в армию с Бердской хлебопекарни: "...прошли по Красной площади. Видели Сталина, Калинина, Ворошилова. Нас прошло много. Настроение поднялось. Я воодушевился. Гитлера мы разобьем... Слышали, как москвичи говорили: "Ну, сибиряки им дадут!". Силы наши очень огромные. Мы не допустим врага до нашей столицы — он будет разбит!".

О жарких схватках с врагом, о стойкости сибиряков в бою свидетельствуют многие письма защитников Москвы. Вот только некоторые выдержки из них.

Рабочий Василий Дмитриевич Лисицын писал: "...Я находился на поле боя среди раненых и убитых и весь был в крови, как будто в воде искупался...".

Когда были написаны эти письма, Иван Кузьмич Капралов еще находился в пути из Сибири в Москву, проезжая которую написал: "Не верьте никому, что Москва сдана врагу. Москва стояла и стоять будет!".

Таков был настрой наших земляков, всего советского народа: отстоять столицу любой ценой. И они исполнили свой долг.

Начиная этот новый натиск на советскую столицу, гитлеровский генералитет был уверен в полном успехе продолжения операции. Не случайно 10 ноября командный состав группы армий «Центр» был уведомлен из Берлина: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если будет предложена противником…». Гитлер кричал: «Я разрушу этот проклятый город, а на его месте устрою искусственное озеро с центральным освещением. Название «Москва» исчезнет навсегда».

За 20 дней неприятель продвинулся к городу еще на 60—110 километров, но 5 декабря вражеский атакующий пыл угас. Советские войска остановили гитлеровцев всего в 12 километрах от современной черты столицы России.

Здесь свое слово сказали и действовавшие в тылу врага 237 отрядов и 468 групп партизан. Так, из-за разрушений на железных дорогах немецкое командование в ноябре месяце получало в среднем в сутки вместо 70 всего 23 эшелона.

Советское командование стало готовиться к контрнаступлению под Москвой. Создавались сильные фронтовые резервы, формировались новые полки и дивизии, танковые бригады. Было принято решение о создании нескольких десятков лыжных батальонов. Значительные запасные войска прибывали из Сибирского военного округа. Западный фронт получил на усиление три армии и другие войска. Всего фронт получил 100 тысяч бойцов, 300 танков и 2 тысячи орудий.

Командующий Западным фронтом Г. К. Жуков сумел определить признаки изменения обстановки на фронте в пользу советских войск. О том было доложено Сталину: наступательные возможности немцами израсходованы. Верховный Главнокомандующий рассмотрел предложение полководца Жукова о начале контрнаступления под Москвой силами трех фронтов: Западного, Калининского и правым крылом Юго-Западного.

Контрнаступление советских войск под Москвой началось 5 декабря 1941 года. К этому дню соотношение сил и средств продолжало оставаться в пользу фашистских войск. Их численность составляла 1 708 тысяч человек против 1 100 тысяч человек у защитников Москвы. Орудий и минометов (соответственно) 13 500 и 7 652, танков и САУ -1170 и 774. Только по самолетам советские войска превосходили врага: 1000 самолетов против 615.

День 5 декабря стал началом краха операции «Тайфун». Контрнаступление советских войск развивалось в целом успешно. Помехой не стало ни упорное сопротивление врага, ни сильные морозы, ни глубокие снега. К северу-западу от Москвы значительный урон понесли немецкие 3-я и 4-я танковые группы и 9-я армия. Были освобождены города Калинин (ныне Тверь), Клин, Солнечногорск, Волоколамск и другие. Выход же советских войск к Ржеву создал угрозу охвата группы армий «Центр» с севера.

Юго-Западнее Москвы левым крылом Западного фронта было нанесено поражение немецким 2-й танковой и 4-й армиям. Была снята угроза Туле, освобожден город Калуга. Главные силы полководца Г.К. Жукова на западном направлении от столицы освободили города Наро-Фоминск, Малоярославец, Боровск. В начале января 1942 года контрнаступление завершилось. Враг был отброшен от Москвы на 100—250 километров.

Отступив на западный берег реки Истры, противник, получивший свежие силы, попытался остановить наступление советских воинов. Он заминировал всю местность перед передним краем своей обороны, взорвал плотину Истринского водохранилища. Лёд на реке был взломан и уровень воды поднялся на три метра. Фашисты считали, что создали неприступную преграду, но просчитались.

Сапёры из сибирской 9-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора А.П.Белобородова под командованием старшего лейтенанта Трушникова разминировали берег и приступили к строительству переправы. Под огнём противника при 25-градусном морозе они мужественно выполняли поставленную задачу. Красноармейцы Пестреков и Ищенко десятки раз входили по пояс в ледяную воду и наводили переправу. Командир батальона капитан Романов отобрал 100 добровольцев. Ночью они незаметно форсировали реку, внезапным ударом уничтожили батальон гитлеровцев и закрепились на занятом плацдарме.

Попытки противника сдержать натиск советских войск потерпели провал. Подмосковные поля были усеяны трупами немецких солдат и офицеров, грудами разбитой и брошенной техники. 38 вражеских дивизий, из них 11 танковых, были разгромлены, остальные сильно потрёпаны и отброшены на 100-250 километров. В ходе наступления было освобождено 11 тысяч населённых пунктов, в том числе 60 городов.

Военный совет Западного фронта 12 декабря докладывал И.В. Сталину о том, что в ходе контрнаступления ударные фланговые группировки немцев «разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение, и неся огромные потери. Всего... захвачено и уничтожено, без учета уничтоженных авиацией: танков — 1 434, автомашин — 5 416, орудий — 575, минометов — 339, пулеметов — 870... Преследование и разгром отступающих немецких войск продолжается».

Хотя соотношение сил и средств было не в пользу советских войск, свой вклад в успех внесли такие факторы, как внезапность контрнаступления, удачный выбор момента для нанесения удара по врагу, использование для атакующих усилий подходивших значительных резервов.

Операция «Тайфун» в своих замыслах по овладению Москвой рухнула окончательно. В январе 1942 года Гитлер снимает со своих постов главнокомандующего сухопутными силами вермахта генерал-фельдмаршала В. фон Браухича, командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока, ряд командующих армиями, многих командиров корпусов и дивизий (всего 35 генералов).

Различным строгим наказаниям за проявленную «трусость» подверглись 62 тысячи солдат, унтер-офицеров и офицеров. Эти меры принимались для того, чтобы восстановить боеспособность немецко-фашистских войск. Но никакими репрессивными мерами нельзя было предотвратить серьезного поражения вермахта.

Среди этих гитлеровских генералов, снятых с занимаемых постов, показательна фигура генерал-фельдмаршала фон Бока. Глава аппарата гитлеровской пропаганды Геббельс в ноябре 1941 года послал командующему группой армий «Центр» телеграмму следующего содержания: «Как только въедешь в Москву, город Смоленск будет переименован в Бокбург». Но торжественного въезда в советскую столицу полководца фашистского вермахта не случилось. Да и не могло случиться. "Зима беды нашей", -говорил позже Г. Гудериан.

Завершающий этап битвы под Москвой начался 9 января 1942 года. В этот день ударная группа Калининского фронта прорвала оборону немцев западнее города Ржева. На другой день советские войска начали обход с севера Вязьмы. Одновременно начал наступление Западный фронт, был взят город Юхнов. К 1 февраля 1942 года Калининский фронт продвинулся вперед до 250 километров.

Советское контрнаступление вызвало панические настроения в немецкой армии. Из письма солдата Алоиса Пфушера своим родителям от 25 февраля 1942 года: «Мы находимся в адском котле, и кто выберется отсюда с целыми костями, будет благодарить бога…Борьба идёт до последней капли крови. Мы встречали женщин, стреляющих из пулемёта, они не сдавались, и мы их расстреливали… Ни за что на свете не хотел бы я провести ещё одну зиму в России…».

И ещё одна характерная выдержка из письма ефрейтора Якоба Штадлера, написанного 28 февраля 1942 года: «Здесь в России страшная война, не знаешь, где находится фронт: стреляют со всех четырёх сторон…».

В ходе отступления к худшему менялись взаимоотношения между солдатами в боевых частях. Появились недостойные военнослужащих вермахта поступки – кража у товарищей, грабежи, драки. Возникло и ироническое отношение к наградам. После учреждения в 1942 году медали за зимнюю русскую кампанию ей тут же дали прозвище: «Орден замёрзшей плоти».

Об огромном моральном уроне, который немцы понесли зимой 1941 года, говорят и такие факты: гитлеровские военные трибуналы осудили тогда 62 тысячи солдат и офицеров – за дезертирство, самовольный отход, неповиновение и т.д.

Гитлеровское командование принимало все возможные меры, чтоб «погасить» наступательный порыв противника. В сражение вводятся 12 резервных дивизий и 2 охранные бригады, 180 тысяч маршевого пополнения. Сокращается в 1,4 раза протяженность линии фронта, что делает оборонительные порядки группы армий «Центр» более плотными и устойчивыми. Здесь появляются три пехотные дивизии, переброшенные из Франции, и одна пехотная дивизия, прибывшая из Дании. Немецкие войска наносят ряд контрударов. К тому же в начале апреля началась весенняя распутица, которая резко ухудшила снабжение войск самым необходимым.

Глубокие снега затрудняли ведение наступления и атак. Пехоте приходилось рыть в снегу зигзагообразные траншеи, чтобы подобраться к атакуемому объекту. Использование танков в нужном направлении на снежных полях часто вообще не представлялось возможным.

Овладение Юхновом стало последним успехом советских войск в битве под Москвой. Ставка ВГК, учитывая все эти факторы, а также острую нехватку боеприпасов (минометы снимались с позиций из-за отсутствия мин, орудия порой имели в день по 1—2 снаряда), потерю авиацией (из-за большого урона) господства в воздухе, предельную измотанность людей, приняло решение с 20 апреля перейти к обороне. Такое решение было принято по предложению генерала армии Г.К. Жукова, которое он сделал на имя Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

В ходе битвы под Москвой гитлеровская Германия потерпела первое стратегическое поражение во Второй мировой войне. Немецко-фашистские войска были отброшены от Москвы на 150-400 километров. От них были полностью освобождены Московская и Тульская области, многие районы Калининской и Калужской областей.

Так, 20 апреля 1942 года завершилась грандиозная по своему размаху битва за Москву. В ходе ее был развеян миф о непобедимости гитлеровского вермахта. Поражение поставило Германию и её союзников перед перспективой длительной, затяжной войны. Такая перспектива ничего хорошего им не обещала. Победа же советского оружия способствовала укреплению антигитлеровской коалиции, подписанию 1 января 1942 года декларации 28 государств, которые обязались использовать свои ресурсы и силы для борьбы против фашистского лагеря в лице Германии и ее союзников.

Московская битва вобрала в себя не один миллион участников, огромное количество боевой техники. Безвозвратные потери советских войск в ее ходе составили 926 244 человека. Было потеряно также 4171 танк, 21 478 орудий и миномётов, 983 самолета. Огромные потери в ходе наступательной операции «Тайфун» понесли и гитлеровские войска: около 615 тысяч солдат и офицеров, до 1 600 танков, свыше 4 тысяч орудий и минометов и 757 самолетов.

Битва под Москвой ознаменовалась массовым героизмом советских воинов, защитников столицы СССР. 187 бойцов и командиров удостоились звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации (награждения после 1991 года). Более 40 воинских частей и соединений получили название гвардейских. Медалью «За оборону Москвы» было награждено более одного миллиона человек: около 381 тысячи военнослужащих и примерно 639 тысяч гражданских людей.

О конкретных действиях сибиряков под Москвой небходимо рассказать отдельно.

24-я сибирская армия была одной из самых сильных по численности, полевой выучке, моральному духу воинов и техническому оснащению. Поэтому она направлялась на самый важный Западный фронт, где противник развернул свою наиболее мощную группировку и наносил главный удар по Москве.

3 июля 1941 года 24-я армия заняла рубеж обороны на 150 км по фронту восточнее Смоленска. В июле — августе армия вела упорные оборонительные бои и наносила мощные контрудары.

После захвата немцами г. Ельни вытянутый в нашу сторону выступ в линии фронта создавал угрозу прорыва всего фронта. По инициативе командующего Западным фронтом Г. К. Жукова силами 24-й армии, пополненной новыми дивизиями, во взаимодействии с 43-й армией, был нанесен удар в направлении г. Ельни с целью окружения.

Наиболее успешными были действия 24-й армии, которая прорвала оборону врага, продвинулась до 25 км и создала угрозу окружения ельнинской группировки врага. В ночь с 5 на 6 сентября Ельня была освобождена. Образцы мужества показали 100-я, 17-я, 153-я и 161-я стрелковые дивизии. Они стали 1-й, 2-й, 3-й и 4-й гвардейскими дивизиями.

Итогом первой в истории Великой Отечественной войны успешной наступательной операции советских войск был разгром до пяти отборных немецких дивизий. На ельнинском поле боя противник оставил 45 — 47 тыс. солдат и офицеров, множество военной техники. Вместе с другими соединениями 24-й армии сибирская 107-я стрелковая дивизия участвовала в разгроме ельнинской группировки врага. В этих боях фашистская военная машина не только вынуждена была оставить свое наступление, но и отступить под ударами Красной Армии, что случилось впервые после развязывания Германией второй мировой войны. И случилось это на главном стратегическом направлении гитлеровской армии.

Воины-сибиряки показали в этих боях образцы стойкости, мужества и отваги. Высокую оценку боевых действий сибиряков дал Г. К. Жуков в "Воспоминаниях и размышлениях". Он лично видел бой с наблюдательного пункта командира 107-й дивизии полковника Миронова и особо отметил стремительную атаку 586-го стрелкового полка. Во взаимодействии со 103-й стрелковой дивизией воины-сибиряки 107-й стрелковой громили полки, носившие наименования "Великая Германия". "Фюрер" из привилегированной отборной дивизии СС "Рейх". 107-я стрелковая дивизия была преобразована в 5-ю гвардейскую.

Описывая бои сибирской дивизии, немецкий историк Пауль Карелл, бывший офицер вермахта, отмечает: "Они (сибирские дивизии) были стойкими. У них не было паники. Они стояли и дрались. Они наносили удары и принимали их. Это была ужасная битва. Кровавые потери дивизии СС "Рейх" были ужасно велики".

В боях под Тулой сокрушительный удар по врагу нанесла 258-я сибирская стрелковая дивизия. Это о ней и о танкистах бригады Катукова напишет после войны английский историк Алан Кларк в книге "Барбаросса": "18 ноября 112-я пехотная дивизия была атакована сибирской дивизией из состава 10-й армии и танковой бригадой, только что прибывшей с Дальнего Востока и полностью оснащенной танками Т-34. Снаряды 37 мм калибра были неэффективны против советских танков. При виде сибирских стрелков, одетых в белые маскхалаты, вооруженных автоматами и ручными гранатами, сидящих на мчавшихся с шестидесятикилометровой скоростью "тридцатьчетверках", нервы дрожащих от холода и практически беззащитных немецких солдат не выдержали. Дивизия дрогнула и побежала".

В боевом журнале 112-й дивизии по этому поводу появилась мрачная запись: "Паника охватила немецкие войска вплоть до Богородицка. Это был первый случай за русскую кампанию, когда произошло нечто подобное, и это служит предостережением, что боеспособность нашей пехоты находится на грани истощения и что от нее нельзя более ожидать выполнения трудных задач".

С юга заслоняла столицу сибирская 258-я дивизия, на Ленинградском направлении - их земляки из 133-й, будущей Истербургской. "Кто знает, что могло случиться, не появись у Дмитрова эта дивизия", - скажет о ней маршал Катуков. 12 октября сотни немецких танков ринулись на Можайск. А на следующий день на Бородинском поле с трехкратно превосходящими силами фашистов схлестнулась сибирская 32-я дивизия под командованием полковника Виктора Полосухина.

32-я Краснознамнная стрелковая дивизия прибыла в район Бородинского поля в середине октября сорок первого года. Командовал соединением сибиряк, полковник Александр Иванович Полосухин. Встречая дивизию, командарм 5-й армии генерал Говоров сказал так: "Вы, как часовой, поставлены у главных ворот нашей столицы и не имеете права уйти с поста без разрешения старших начальников". И 32-я Краснознаменная стрелковая пост не покинула. А ведь бои на западном направлении во многом решали судьбу столицы. Противник именно здесь стремился использовать свое превосходство в танках. Тогда сибиряки вот что придумали: в расположение 32-й дивизии притащили с танкодрома 16 легких танков Т-28 без моторов, врыли их в землю, превратив таким образом в огневые точки сопротивления, через которые противник не прошел. Так расчет сержанта Серебрякова расстрелял четыре танка противника, расчет сержанта Корнева - три танка.

А вообще бои шли страшные. Станция Бородино переходила из рук в руки несколько раз. Артиллерийский дивизион капитана Зеленова занимал огневые позиции там, где в 1812 году дрались русские солдаты знаменитой батареи Раевского. 19 танков врага за один час сжёг дивизион. Когда многие артиллеристы погибли, и уже некому было вести огонь, капитан Зеленов встал за орудие. Меткими выстрелами он уничтожил бронемашину, два танка, но и сам был сражён осколком снаряда.

Враг не унимался. Орудийный расчёт сержанта Русских был атакован сразу 10 вражескими машинами. Командир подбил 2 танка, остальные продолжали продвигаться, ведя огонь сходу. Сержант Русских и подносчик снарядов Шведких погибли в этой неравной схватке. В живых остался только наводчик Ф.Чихман. Он действовал один за весь расчёт и сумел подбить 3 танка, остальные отступили. Подготовив орудие к стрельбе, Чихман ждал новой атаки. В это время на огневой позиции разорвался вражеский снаряд, бесстрашному воину осколком оторвало правую руку. Обливаясь кровью, Чихман терял сознание. Но у него ещё хватило сил, когда началась новая танковая атака фашистов, подбить головную машину врага. В это время у орудия оказался полковник Полосухин. Командир дивизии встал у орудия и первым выстрелом поджёг немецкий танк, затем второй...

Более недели дивизия сдерживала рвущегося к Москве врага, дав возможность нашим войскам значительно укрепить Можайскую линию обороны. Именно на Бородинском поле совершил свой подвиг рядовой Кузьма Акулов. Он захватил брошенный подбитый немецкий танк с исправной пушкой и пулеметом и в одиночку принял бой. Немцы прицельным огнем расстреляли свой "взбесившийся" танк, но русскому солдату удалось уничтожить двух генералов противника и взвод их охраны. Сейчас на месте тех жестоких схваток в честь не только Кузьмы Акулова, но в честь подвига всей 32-й Краснознаменной, стоит стела, напоминающая о том, что здесь фашисты потеряли более десяти тысяч убитыми, множество техники. Так, собственно, захлебнулся "Тайфун", тщательно разработанная захватчиками операция зимнего наступления на Москву.

Обычное дело для Московской битвы, когда на легковооруженных стрелков наступала тяжелая бронетехника - 400 танков немецкого 40-го мотокорпуса, включая дивизию СС "Рейх" общей численностью 50 тысяч человек. С воздуха немцев поддерживала авиация. За семь дней кровопролитной сечи сибиряки подбили 117 танков. Фашисты подтянули подкрепления. По всему полю шел рукопашный бой. Комдив Полосухин на изрешеченной "эмке" появлялся на самых опасных участках. Сопротивление позволило задержать врага на несколько суток. Командующий 5-й армией генерал-майор Д. Д. Лелюшенко, в состав которой входила 32-я, пишет: "Дивизия стояла насмерть. Каждый сражался до тех пор, пока руки держали оружие, пока билось сердце". За проявленную в этих и последующих боях доблесть она удостоится звания гвардейской. Бородинское поле сибиряки вернут в январе, а полковник Полосухин погибнет месяцем позже и будет похоронен в центре Можайска. Имя легендарного кемеровчанина Виктора Ивановича Полосухина носит одна из улиц столицы.

С северо-запада как вкопанная стояла сибирская 78-я дивизия полковника А. П. Белобородова, того самого, которого в наградном представлении за доблесть в боях на КВЖД 1929 года удостоили аттестации "дрался как черт!", впоследствии дважды Героя Советского Союза, командующего Московским военным округом. У Истры его бойцы оказали сильное сопротивление противнику, бросившему против них 10-ю танковую дивизию, части 252-й пехотной дивизии и моторизованную дивизию СС "Рейх". Ту самую, с которой уже сразились на Бородинском поле полосухинцы. С помощью артиллерии белобородовцы остановили эсэсовцев у Красногорска. За месяц жестоких боев из 21 тысячи отборных гитлеровских вояк в живых осталось менее 3 тысяч. Много было положено и своих. Бились до последнего.

В докладе руководству генерал-полковник Хеппнер, командовавший немецкой 4-й танковой группой, писал о действиях 78-й стрелковой дивизии: «Уже в первые дни наступления, в ноябре, завязываются жестокие бои, особенно упорные на участке дивизии «Рейх». Ей противостоит 78-я Сибирская стрелковая дивизия, которая не оставляет без боя ни одной деревни, ни одной рощи. У дивизии СС особый счет с сибиряками. Ее потери очень велики. Тяжело ранен командир дивизии СС. Рядами встают кресты над могилами танкистов, пехотинцев и солдат войск СС».

«Трудно даже сказать, насколько своевременно сибиряки влились в ряды наших войск! Если под Волоколамском великую роль сыграла дивизия генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, то в ноябре не менее значительный вклад в решающие бои за Москву внесла дивизия полковника Афанасия Павлантьевича Белобородова», - писал маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский.

Ожесточенное сражение на подступах к Москве шло более трех месяцев. В конце ноября - начале декабря гитлеровцам удалось выйти к каналу Москва-Волга около Яхромы, форсировать Нару севернее и южнее Наро-Фоминска, подойти к Кашире с юга. Но дальше враг не прошел.

Нельзя не упомянуть о 25-й дивизии с ударным ядром из тихоокеанских и амурских моряков, что заняла позиции близ Солнечногорска. У села Белый Раст морпехота сняла полушубки и в одних бушлатах, надев бескозырки, бросилась врукопашную с фашистами. 23 ноября немцы заняли Клин и Солнечногорск. В полках 16-й армии К. Рокоссовского, действовавшей на Волоколамском направлении, осталось по 150 человек. Противник также понес колоссальные потери: "полками стали командовать обер-лейтенанты, а батальонами - младшие офицеры",- отметил в дневнике начальник штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдер.

За два дня до начала контрнаступления под Москвой, в декабре 1941 г., в Западной Сибири началось формирование 12 новых стрелковых дивизий, 8 стрелковых бригад, 11 лыжных батальонов. Насколько это было сложным, можно понять, если вспомнить, что сюда было эвакуировано 244 промышленных предприятия, с которыми прибыло лишь от 6 до 39% прежней численности рабочих. К тому же, мощности предприятий на новых местах расширялись многократно.

Раньше говорили: сибиряков трудно раскачать, а потом трудно и остановить. Именно сибиряки обеспечили перелом в Московской битве. Среди бойцов многие были таежниками, охотниками. Холод, мороз и вообще фактор климата для них не имел особого значения. Но главное, конечно, «дух». Более трех десятков стрелковых, артиллерийских, танковых соединений и частей, сформированных в Сибири, были выдвинуты на главных и опасных направлениях.

За массовый героизм и высокое боевое мастерство из 17 9 сибирских дивизий были преобразованы в гвардейские, а 4 — награждены орденом Красного Знамени.

14 февраля 1942 года "Красная звезда" писала: "Гвардейские звания и высокие правительственные награды сибиряки получают недаром. Они по природе смелый народ, отличающийся исключительной выносливостью. В их груди бьется сердце свободолюбивого народа".

Американский публицист Л. Стоун, побывавший в тяжкие дни боев под Москвой, написал впоследствии: "Странно, но это факт: я не встретил ни одного русского, который допускал бы мысль, что Москва будет захвачена противником. Что бы ни случилось, русские абсолютно убеждены, что Москву они удержат". И удержали!

Г. К. Жуков, размышляя над тем, как это случилось, перечислил некоторые моменты:

-К нашему счастью, 28 панфиловцев...

-К нашему счастью, 18 ребят на Безымянной высоте...

-К нашему счастью, беспримерный героизм проявили части 50-й армии...

-К нашему счастью, в самый угрожающий момент из резерва подошла 1-я Московская гвардейская дивизия.

-К счастью, в нужный момент и в нужном направлении ввел резерв командир 32-й стрелковой дивизии полковник Полосухин (в районе с. Бородино).

"Вот так из отдельных моментов счастья в почти катастрофическом положении войска проявили стойкость, отвагу, умение побеждать и сложилось такое положение, что Красная Армия отстояла Москву".

Для награждения участников героической обороны Москвы 1 мая 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За оборону Москвы» (художник Н.И.Москалёв), а самому городу 1 мая 1965 года было присвоено почётное звание «Город-Герой». Всего медалью "За оборону Москвы" награждено более 1 020 тысяч человек.

Защитники Москвы, с сибиряками в первых рядах, сорвали гитлеровский план «молниеносной войны», развеяли миф о непобедимости немецкой армии, положили начало коренному перелому в Великой Отечественной войне. Его начали те, что и сегодня стоят на 42-м километре Волоколамского шоссе. В 1966 году с участием дважды Героя Советского Союза маршала Константина Рокоссовского на этом месте был заложен памятный камень с надписью: "Здесь будет воздвигнут обелиск Победы". Через 35 лет в Подмосковье появился Мемориал сибирякам — защитникам столицы. С инициативой выступили в 1997 году депутаты Госдумы. Они предложили создать Мемориал сибирским воинам, защищавшим Москву в 41-м. Некоммерческий благотворительный фонд, взявшийся претворить замысел в жизнь, возглавил генерал-лейтенант авиации С. Я. Тимохин. Норильский ГМК в сверхурочное время произвел 15 тонн электролитной меди для отливки скульптур.

Падающий снег, будто маскхалатом, покрывает фигуры воинов. Скуластый боец в ушанке с винтовкой, на шаг впереди командир с непокрытой головой и автоматом, изготовившийся к броску истребитель танков развернуты лицом к западу, навстречу беде... Они ковали в белых полях под Москвой успех русского оружия и закаляли дух Победы.

Сегодня Мемориал сибирякам, пожалуй, лучший в Подмосковье памятник воинам Великой Отечественной. Поклониться Вечному огню приходят молодожены, не иссякает поток экскурсантов. По соседству - кладбище военно-мемориального комплекса "Снегири", где захоронено около 600 сибиряков из 9-й гвардейской (бывшей 78-й) стрелковой дивизии. Первые могилы появились еще в декабре 41-го. Сюда же погребаются останки воинов, найденных поисковиками. Среди них полвека числившийся пропавшим без вести командующий 24-й армией, Герой Советского Союза генерал К. И. Ракутин. В 1990 году к боевым соратникам присоединился и командир 9-й гвардейской генерал армии А. П. Белобородов, завещавший похоронить его вместе со своими солдатами.

Рекомендуемая литература:

  • Битва за Москву: 1941 год / Ю.Чирков. // Наука и жизнь. – 2010. – N 4. – С.48-55.
  • Венок славы: Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне в 12-ти т. Т.2. Битва за Москву. – Москва: Современник, 1984. – 623с.
  • Киторага Т.Г. Народное ополчение Москвы 1941г.: история создания / Т.Г.Киторага. // Вестник Московского университета. Серия 8: История. – 2005. – N 5. – С.36-53.
  • Мощанский И.Б. 1941-й… От трагедии Вязьмы до победы под Москвой / И.Б.Мощанский. – Москва: Вече, 2008. – 256.
  • Мягков М.Ю. Битва за Москву: от обороны к контрнаступлению / М.Ю.Мягков. // Новая и новейшая история. – 2010. – N 3. – С.22-61.
  • Пушкарёв Л. Участие воинов добровольцев в обороне Москвы в 1941 г. / Л.Пушкарёв.// Вопросы истории. – 2007. – N 10. – С.131-135.
  • Чирков Ю. Битва за Москву: 1941год / Ю.Чирков. // Наука и жизнь. – 2010. – N 4. – С.49-55.

Другие события 5 декабря