Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны (1941 год) – 22 июня

Двадцать второе июня 1941 года - одна из самых печальных дат в нашей истории, начало Великой Отечественной войны. Этот день напоминает обо всех погибших, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений, ценою своей жизни защитивших страну. До 1992 года день начала Великой Отечественной войны не был официальной памятной датой. Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 13 июля 1992 года этот день был объявлен Днем памяти защитников Отечества. Указом Президента России от 8 июня 1996 года 22 июня - день начала Великой Отечественной войны - объявлен Днем памяти и скорби.

22 июня на территории страны приспускаются Государственные флаги Российской Федерации. Учреждениям культуры, каналам телевидения и радиостанциям рекомендовано в этот день не включать в программу развлекательные мероприятия и передачи.

Накануне в субботу 21 июня 1941 года на территории западных районов нашей страны погода выдалась на редкость теплой, безоблачной и тихой. Природа словно чувствовала, каким памятным для миллионов людей станет день, разделивший рабочие заботы мира и ужасы войны.

Советские люди не успели досмотреть сны. Многие так и погибли с улыбкой на губах. Пробуждение было ужасным. Рев танков, залпы немецких орудий, вой падающих бомб - так пришло к нам утро 22 июня 1941 года. Каждый почувствовал слова, бьющие прямо в сердце: «Внимание! Говорит Москва. Передаем важное правительственное сообщение. Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня в 4 часа утра, без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза».

Почему гитлеровцы избрали началом войны 22 июня? В тот год это был воскресный день, и уже с субботы в России все настраивались на отдых. День отдыха полагался и командирам воинских частей. Воскресенье как бы понижало боеготовность армии и всего народа.

Была еще одна причина для наступления: в двадцатых числах июня самое долгое светлое время суток. Для армии, которая готовится наступать в быстром темпе, это очень важно. Летчики, танкисты, артиллеристы - все они могли действовать 17-18 часов в сутки. Отступающая сторона не имеет времени даже для сна.

В 21 час субботы, 21 июня, солдатами 90-го пограничного отряда Сокальской комендатуры (Украина, современная Львовская обл.) был задержан немецкий солдат, вплавь пересекший реку Буг. Начальник 90-го погранотряда майор М.С. Бычковский впоследствии сообщал:

«21 июня в 21.00 на участке Сокальской комендатуры был задержан солдат, бежавший из германской армии, Лисков Альфред. Так как в комендатуре переводчика не было, я приказал коменданту участка капитану Бершадскому грузовой машиной доставить солдата в г. Владимир в штаб отряда.

В 0.30 22 июня 1941 г. солдат прибыл в г. Владимир-Волынск. Через переводчика примерно в 1 час ночи солдат Лисков показал, что 22 июня на рассвете немцы должны перейти границу. Об этом я немедленно доложил ответственному дежурному штаба войск бригадному комиссару Масловскому. Одновременно сообщил по телефону лично командующему 5-й армией генерал-майору Потапову, который к моему сообщению отнесся подозрительно, не приняв его во внимание. Я лично твёрдо также не был убежден в правдивости сообщения солдата Лискова, но всё же вызвал комендантов участков и приказал усилить охрану госграницы, выставить специально слухачей к р. Буг и в случае переправы немцев через реку уничтожить их огнем. Одновременно приказал, если что-нибудь подозрительное будет замечено (движение какое-либо на сопредельной стороне), немедленно докладывать мне лично. Я находился все время в штабе.

Коменданты участков в 1.00 22 июня доложили мне, что ничего подозрительного на сопредельной стороне не замечено, все спокойно..."

Несмотря на сомнения в достоверности переданной немецким солдатом информации, и скептическое отношение к ней со стороны командующего 5-й армией, она была оперативно передана "наверх".

22 июня 1941 г. в 3 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало по телефону в НКГБ УССР следующее сообщение: «Перешедший границу в районе Сокаля немецкий ефрейтор показал следующее: фамилия его Лисков Альфред Германович, 30 лет, рабочий, столяр мебельной фабрики в г. Кольберг (Бавария), где оставил жену, ребенка, мать и отца.

Ефрейтор служил в 221-м саперном полку 15-й дивизии. Полк расположен в селе Целенжа, что в 5 км. севернее Сокаля. В армию призван из запаса в 1939 г.

Считает себя коммунистом, является членом Союза красных фронтовиков, говорит, что в Германии очень тяжелая жизнь для солдат и трудящихся.

Перед вечером его командир роты лейтенант Шульц отдал приказ и заявил, что сегодня ночью после артиллерийской подготовки их часть начнет переход Буга на плотах, лодках и понтонах. Как сторонник Советской власти, узнав об этом, решил бежать к нам и сообщить».

Г.К.Жуков вспоминает: "Примерно в 24 часа 21 июня командующий Киевским округом М. П. Кирпонос, находившийся на своем командном пункте в Тернополе, доложил по ВЧ, что в наших частях появился еще один немецкий солдат - 222-го пехотного полка 74-й пехотной дивизии. Он переплыл речку, явился к пограничникам и сообщил, что в 4 часа немецкие войска перейдут в наступление. М. П. Кирпоносу было приказано быстрее передавать директиву в войска о приведении их в боевую готовность...".

Однако времени уже не оставалось. Упоминавшийся выше начальник 90-го погранотряда М.С.Бычковский так продолжает свои показания:

"...Ввиду того, что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка, отлично владеющего немецким языком, и Лисков вновь повторил то же самое, то есть, что немцы готовятся наступать на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. Назвал себя коммунистом и заявил, что прибыл специально предупредить по личной инициативе.

Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена..."

Началась Великая Отечественная война. Было ли нападение Германии на СССР совершенно неожиданным? Что предпринимали генералы, Генеральный штаб и Наркомат обороны в первые часы войны? Существует версия, что начало войны банально проспали - как в приграничных частях, так и в Москве. С сообщением же о бомбардировке советских городов и о переходе фашистских войск в наступление в столице возникла неразбериха и паника.

Вот как вспоминает события этой ночи Г.К.Жуков: "В ночь на 22 июня 1941 года всем работникам Генштаба и Наркомата обороны было приказано оставаться на своих местах. Необходимо было как можно быстрее передать в округа директиву о приведении приграничных войск в боевую готовность. В это время у меня и наркома обороны шли непрерывные переговоры с командующими округами и начальниками штабов, которые докладывали нам об усиливавшемся шуме по ту сторону границы. Эти сведения они получали от пограничников и передовых частей прикрытия. Все говорило о том, что немецкие войска выдвигаются ближе к границе".

22 июня 1941 года. Хроника дня

03:00 - 13:00, Генеральный штаб - Кремль. Первые часы войны.

Первое сообщение о начале войны поступило в Генеральный штаб в 3 часа 07 минут.

Жуков пишет: "В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом Ф.С. Октябрьский и сообщил: «Система ВНОС [воздушного наблюдения, оповещения и связи] флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».

«В 4 часа я вновь разговаривал с Ф.С. Октябрьским. Он спокойным тоном доложил: «Вражеский налет отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения»".

Как видно из этих строк, Черноморский флот начало войны не застало врасплох. Авианалет был отбит.

Далее звонки поступали один за другим:

03.30: Начальник штаба Западного округа генерал Климовских доложил о налете вражеской авиации на города Белоруссии.

03:33: Начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины.

03:40: Командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов и доложил о налете на Каунас и другие города.

03:40: Нарком обороны С. К. Тимошенко приказал начальнику Генштаба Г. К. Жукову позвонить Сталину на "Ближнюю дачу" и доложить о начале боевых действий. Выслушав Жукова, Сталин приказал: "Приезжайте с Тимошенко в Кремль. Скажите Поскребышеву, чтобы он вызвал всех членов Политбюро".

04.10: Западный и Прибалтийский особые округа доложили о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках.

В 4 часа 30 минут в Кремле собрались члены Политбюро, Нарком обороны Тимошенко и начальник Генштаба Жуков. Сталин попросил срочно связаться с германским посольством.

В посольстве сообщили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения. На встречу с Шуленбургом отправился Молотов. Вернувшись в кабинет, он сказал: «Германское правительство объявило нам войну».

05:30. Гитлер объявляет о начале войны с СССР.

22 июня 1941 года в 5:30 утра рейхсминистр доктор Геббельс в специальной передаче Великогерманского радио зачитал обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза.

"...Сегодня на нашей границе стоят 160 русских дивизий, - говорилось, в частности, в обращении. - В последние недели имеют место непрерывные нарушения этой границы, не только нашей, но и на дальнем севере, и в Румынии. Русские летчики забавляются тем, что беззаботно перелетают эту границу, словно хотят показать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этой территории. В ночь с 17 на 18 июня русские патрули снова вторглись на территорию рейха и были вытеснены только после длительной перестрелки. Но теперь настал час, когда необходимо выступить против этого заговора еврейско-англосаксонских поджигателей войны и еврейских властителей большевистского центра в Москве.

Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. В союзе с финскими товарищами стоят бойцы-победители при Нарвике у Северного Ледовитого океана. Немецкие дивизии под командой завоевателя Норвегии защищают вместе с финскими героями борьбы за свободу под командованием их маршала финскую землю. От Восточной Пруссии до Карпат развернуты соединения немецкого восточного фронта. На берегах Прута и в низовьях Дуная до побережья Черного моря румынские и немецкие солдаты объединяются под командованием главы государства Антонеску.

Задача этого фронта уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех.

Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!"

В 7 часов 15 минут И. В. Сталин подписал директиву Вооруженным Силам СССР об отражении гитлеровской агрессии.

В 9 часов 30 минут И. В. Сталин в присутствии С. К. Тимошенко и Г. К. Жукова отредактировал и подписал указ о проведении мобилизации и введении военного положения в европейской части страны, а также об образовании Ставки Главного Командования и ряд других документов.

Утром 22 июня было принято решение, что в 12 часов с Заявлением Советского правительства к народам Советского Союза по радио обратится В. М. Молотов.

"И. В. Сталин, - вспоминает Жуков, - будучи тяжело больным, понятно, выступить с обращением к советскому народу не мог. Он вместе с Молотовым составлял заявление".

"Примерно в 13 часов мне позвонил И. В. Сталин, - пишет Жуков в своих мемуарах, - и сказал:

-Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования. На Западный фронт пошлем Шапошникова и Кулика. Я их вызвал к себе и дал соответствующие указания. Вам надо вылететь немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь.

Я спросил:

- А кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке?

И. В. Сталин ответил:

- Оставьте за себя Ватутина.

Потом несколько раздраженно добавил:

- Не теряйте времени, мы тут как-нибудь обойдемся.

Я позвонил домой, чтобы меня не ждали, и минут через 40 был уже в воздухе».

12:00. Выступление по радио В.М. Молотова

В полдень 22 июня 1941 года Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Народного Комиссара Иностранных Дел В.М. Молотов зачитал обращение к гражданам Советского Союза:

"ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении, и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к Советскому Союзу по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против Советского Союза в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству, что Германия совершила нападение на Советский Союз, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией. Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан приказ нашим войскам - отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины.

Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот, и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом и нанесут сокрушительный удар агрессору.

Не первый раз нашему народу приходиться иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной, и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны, Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу.

Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".

23:00. Выступление Уинстона Черчилля в эфире радиостанции BBC.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль 22 июня в 23:00 по Гринвичу сделал заявление в связи с агрессией фашистской Германии против Советского Союза.

"...Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма, - в частности, сказал он в эфире радиостанции BBC. - У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает.

Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен.

Я вижу их, охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся - да, ибо бывают времена, когда молятся все, - о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры.

Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети.

Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина с её щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами, с её искусными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран.

Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи.

Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с еще незажившими рубцами от ран, нанесенных им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более легкую и верную добычу.

За всем этим шумом и громом я вижу кучку злодеев, которые планируют, организуют и навлекают на человечество эту лавину бедствий... Я должен заявить о решении Правительства Его Величества, и уверен, что с этим решением согласятся в свое время великие доминионы, ибо мы должны высказаться сразу же, без единого дня задержки. Я должен сделать заявление, но можете ли вы сомневаться в том, какова будет наша политика?

У нас лишь одна-единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока, с божьей помощью, не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, наши враги...

Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем..." (Источник: РИА «Новости»).

Фашистские войска перешли в наступление по всему фронту. Германию поддержали её союзники: войска Венгрии, Италии, Словакии. Затем в вооружённую борьбу вступили Румыния и Финляндия. Боевые действия развернулись в полуторотысячекилометровой полосе – от Балтики до Карпат. Не везде атака развивалась по задуманному германским генштабом сценарию. Черноморский флот отбил авианалет. На юге, на севере вермахту не удалось получить подавляющего преимущества. Здесь завязались тяжелые позиционные бои.

Группа армий "Север" наткнулась на ожесточенное сопротивление советских танкистов недалеко от г. Алитуса. Захват переправы через Неман был критически важен для наступающих немецких сил. Здесь части 3-й танковой группы фашистов наткнулись на организованное сопротивление 5-й танковой дивизии.

Бой длился весь день 22 июня. Не добившись успеха, немцы вынуждены были отступить.

Сломить сопротивление советских танкистов удалось лишь пикирующим бомбардировщикам. 5-я танковая дивизия не имела воздушного прикрытия, под угрозой уничтожения живой силы и матчасти начала отходить.

Бомбардировщики пикировали на советские танки до полудня 23 июня. Дивизия потеряла практически всю бронетехнику и, фактически, перестала существовать. Однако в первый день войны танкисты не оставили рубеж и остановили продвижение фашистских войск в глубь страны.

За несколько месяцев до войны был призван в ряды РККА уроженец Новосибирской области Георгий Ефимович Лоскутов. Его служба началась в школе по подготовке младших артиллерийских командиров при 162-м гаубично-артиллерийском полку. Заканчивать школу и сдавать экзамены на командира 152 мм гаубицы пришлось в боях. 14 июня полк вместе со школой был поднят по тревоге. Никаких учений не проводилось. Была выведена из портов вся материальная часть, загружены все материальные средства, после чего полк совершил марш из г. Житомира к западной границе, оставив позади г. Львов.

22 июня артиллеристы видели только немецкие самолеты, наблюдали за воздушным боем. 23-го на огневые позиции артиллеристов двинулись фашистские танки, сзади них кралась пехота. Движение противника вперед прекратилось с первыми выстрелами мощных гаубиц, снаряды которых расправлялись с легкими танками врага, как с бревенчатыми домишками. Вскоре, оставив на поле боя подбитые танки и убитых солдат и офицеров, фашисты спешно покинули поле боя. Стало ясно: хваленые войска поработителей Европы можно и должно бить. Ведь силы наступающего врага значительно превосходили силы артиллеристов. Однако враг не считался с потерями, он рвался на восток. Там его ждала скорая победа над "русским медведем", там лежала плодородная земля и рабы на ней, много рабов — сколько хочешь.

Победоносного шествия не получилось и на балтийском побережье. Лиепая занимала важное место в планах гитлеровского командования. 22 июня город и порт подверглись варварской бомбардировке. На следующий день немецкие войска пытались с ходу захватить советскую военно-морскую базу, но получили сокрушительный отпор пехотинцев, моряков и пограничников. Гитлеровцы сделали неприятное для себя открытие: оборона была организована блестяще, солдаты хорошо вооружены и фанатично храбры. Штурм успеха не принёс. Немцы окружили город с суши, блокировали с моря и воздуха. 27 июля защитники Лиепаи начали отход, с тяжелыми боями прорываясь из окружения.

Основной удар немецких войск пришелся на Белоруссию. Здесь на пути фашистов встала Брестская крепость. В первые секунды войны на город обрушился град бомб, за бомбардировкой последовал шквальный огонь артиллерии. После чего в атаку пошли части 45-й пехотной дивизии. На захват Брестской крепости генеральный штаб сухопутных войск вермахта отводил восемь часов.

Ураганный огонь фашистов застал защитников крепости врасплох. Однако гарнизон, численность которого составляла 7-8 тысяч человек, оказал наступающим немецким частям ожесточенное сопротивление.

К середине дня 22 июня Брестская крепость была полностью окружена. Часть гарнизона сумела вырваться из "котла", часть была блокирована и продолжала сопротивление.

К вечеру первого дня войны гитлеровцам удалось овладеть юго-западной частью города-крепости, северо-восток находился под контролем советских войск. Сохранялись очаги сопротивления и на контролируемых фашистами территориях.

Несмотря на полное окружение и подавляющее превосходство в людях и технике, фашистам не удавалось сломить сопротивление защитников Брестской крепости. Стычки продолжались здесь до ноября 1941 года. Среди защитников крепости были сибиряки: лейтенант А.С.Санин, техник интендант второго ранга И.Н.Черняев, младший сержант Р.К.Семенович, красноармеец В.И.Видонов…

В первый же день войны гитлеровцам удалось потеснить советских пограничников и ворваться в город Перемышль. Утром 23 июня сюда подошли формировавшиеся в Сибири 99 стрелковая дивизия полковника Н.И.Дементьева и сводный батальон под командованием новосибирца старшего лейтенанта Г.С.Поливоды. Советские войска в жестоких кровопролитных боях нанесли врагу большие потери, выбили его из города и отбросили на исходные рубежи.

До 29 июня наши войска удерживали Перемышль в своих руках и отражали атаки превосходившего по численности врага. Только по приказу высшего командования они оставили город и отошли на восток. Немецкая печать и радио умолчали о разгроме гитлеровцев в Перемышле. Но это было серьёзное поражение вермахта ещё в самом начале Великой Отечественной войны. За этот подвиг 99-я стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени.

Георгий Симонович Лучинин, уроженец города Бердска Новосибирской области, закончил бердскую десятилетку в 1939 году. Через два года молодой лейтенант после окончания Тамбовского кавалерийского училища, полный надежд на прекрасное будущее, ехал к западной границе. 22 июня он прибыл в село на р. Прут, где ему предстояло получить взвод и заниматься его обучением и воспитанием. Несмотря на второй час ночи, на улицах села было много молодежи, еще не остывшей от танцев. Звучали смех, песни. Без труда Георгий Симонович нашел дорогу в военный городок. Там его отвели в офицерское общежитие, определили кровать. Да только не пришлось бердчанину ни расправить, ни заправить постель на той кровати. Неспавшие холостяки бурно приветствовали своего нового коллегу. Но полное знакомство не успело состояться: прозвучал сигнал сирены. Новые товарищи, выбегая, дали совет: "Ложись спать, у нас тут тревоги каждую ночь", "Ложись, а утром мы тебя представим, кому надо". Было 3 часа 30 минут. Вскоре в военном городке стала слышна перестрелка. Стало яснее ясного — это не учебная тревога. 'Свою часть (5-й кавалерийский полк 9-й кавалерийской дивизии) лейтенант Лучинин догнал в поле.

К 6 часам дивизия вместе с подразделениями пограничников и полком НКВД в полном составе заняла оборону вдоль пограничной реки Прут.

Уже когда основные силы дивизии вышли в район сосредоточения, противник нанес мощный авиационно-артиллериискии удар по военному гарнизону. Над военными городками бушевало пламя. Но удар противника в основном пришелся по обезлюдевшему месту. Взвод Георгий Симонович принял при занятии обороны на берегу р. Прут, знакомиться с личным составом пришлось в ходе боя. Между 6-м и 7-м часом румыны и немцы под прикрытием артиллерийского огня двинулись через Прут. Река была мелкой и узкой; правда "наш берег" крутой и довольно высокий, выше человеческого роста. Получилось: с одной стороны короткая дистанция для стрельбы, т. е. противник мало находился в зоне огня, а с другой — обороняющиеся наносили им большой урон гранатами, когда они сосредоточивались под обрывом.

"При начале движения фашистов мы открыли огонь из всех видов оружия. И, несмотря на огромное превосходство противника в людях — раз в 10—15, он начал отступление. Когда мы увидели такое, то не сразу и поняли: по отступающим румынам немцы открыли огонь из пулеметов,— вспоминал Г. С. Лучинин.— Наша дивизия держала оборону около 1,5 суток, за это время нам удалось отразить многочисленные атаки захватчиков. К этому времени подошли стрелковые части и нашу дивизию бросили на уничтожение немецких десантов".

Практически до августа Георгий Симонович не выходил из боев в приграничье. Дивизия не раз наносила по врагу ощутимые удары, не раз обращала его в бегство. В одном из боев наш земляк попал под пулеметную очередь — пять пуль обожгли ногу лейтенанта Лучинина. Одна из них засела навечно.

С первых минут войны вступили в ожесточенную схватку с авиацией противника военно-воздушные силы Советского Союза. Нападение было внезапным, часть самолетов не успела подняться с аэродромов и была уничтожена на земле. Наибольший удар принял на себя Белорусский военный округ. 74-й штурмовой авиаполк, который базировался в Пружанах, был атакован около 4 часов утра "Мессершмитами". Полк не имел средств ПВО, самолеты не были рассредоточены, в результате чего вражеская авиация громила технику как на полигоне.

Совершенно иная ситуация сложилась в 33-м истребительном авиаполку. Здесь пилоты вступили в бой еще в 3.30 утра, когда над Брестом звено лейтенанта Мочалова сбило немецкий самолет. Вот как описывает бой 33-го ИАП сайт Авиационная энциклопедия "Уголок неба" (статья А. Гуляс):

"Вскоре на аэродром полка налетело около 20 He-111 под прикрытием небольшой группы Bf-109.B это время там находилась только одна эскадрилья, которая взлетела и вступила в бой. Вскоре к ней присоединились остальные три эскадрильи, возвращавшиеся с патрулирования района Брест - Кобрин. В бою противник потерял 5 самолетов. Два Не-111 уничтожил лейтенант Гудимов. Последнюю победу он одержал в 5.20 утра, таранив немецкий бомбардировщик. Еще дважды полк успешно перехватывал большие группы "хейнкелей" на дальних подступах к аэродрому. После очередного перехвата возвращавшиеся уже на последних литрах горючего И-16 полка были атакованы "мессершмиттами". Взлететь на помощь никто уже не смог. Аэродром почти час подвергался непрерывным штурмовкам. К 10 часам утра в полку не осталось ни одного способного подняться в воздух самолета..."

123-й истребительный авиаполк, аэродром которого располагался у местечка Именин, так же, как и 74-й штурмовой авиаполк не имел зенитного прикрытия. Однако его пилоты с первых минут войны были в воздухе:

"К 5.00 утра Б.Н. Сурин уже имел личную победу - сбил Вf-109. В четвертом боевом вылете, будучи тяжело ранен, он привел свою "чайку" на аэродром, но посадить уже не смог. Очевидно, умер в кабине при выравнивании... Борис Николаевич Сурин провел 4 боя, лично сбил 3 германских самолета. Но это не стало рекордом. Лучшим снайпером дня оказался молодой летчик Иван Калабушкин: на рассвете он уничтожил два Ju-88, ближе к полудню - Не-111, а на закате жертвами его юркой "чайки" стали два Bf-109!.." - сообщает Авиационная энциклопедия.

"Около восьми утра четыре истребителя, пилотируемые капитаном М.П.Можаевым, лейтенантами Г.Н.Жидовым, П.С.Рябцевым и Назаровым, вылетели против восьмерки "мессершмиттов-109". Взяв в "клещи" машину Жидова, немцы подбили ее. Выручая товарища, Можаев сбил одного фашиста. Жидов поджег второго. Израсходовав боекомплект, Рябцев таранил третьего противника. Таким образом, в этом бою враг потерял 3 машины, а мы одну. В течение 10 часов пилоты 123-го ИАП вели тяжелые бои, совершая по 10-14 и даже 17 боевых вылетов. Техники, работая под огнем противника, обеспечивали готовность самолетов. За день полк сбил около 30 (по иным данным более 20) самолетов противника, потеряв в воздухе 9 своих".

К сожалению, в условиях отсутствия связи и царящей неразберихи не был организован своевременный подвоз боеприпасов и топлива. Боевые машины сражались до последней капли бензина и последнего патрона. После чего мертво застывали на летном поле и становились легкой добычей фашистов.

Общие потери советской авиатехники в первый день войны составили 1160 самолетов.

Морские пехотинцы с первого дня - 22 июня – вплоть до 1 января 1942 года защищали полуостров Ханко, где после войны с Финляндией находилась наша военно-морская база, прикрывающая вход в Финский залив. Полуостров Рыбачий на Крайнем Севере моряки удерживали в наших руках всю войну. Здесь враг ни разу не пересёк государственную границу.

Первый случай зверств германской армии на территории Советского Союза приходится на первый день войны. 22 июня 1941 года фашисты, наступая, ворвались в деревню Альбинга Клайпедского района Литвы. Солдаты ограбили и сожгли все дома. Жителей - 42 человека - согнали в сарай и заперли. В течение дня 22 июня фашисты убили несколько человек - забили насмерть или застрелили. Уже на следующее утро началось планомерное уничтожение людей. Группами крестьян выводили из сарая и хладнокровно расстреливали. Вначале всех мужчин, потом очередь дошла до женщин и детей. Людей, пытавшихся бежать в лес, расстреливали в спину.

В 1972 близ Альбинги был создан мемориальный ансамбль жертвам фашизма.

Первая сводка Великой Отечественной войны

«С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Чёрного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боёв противник был отбит с большими потерями. Только в Гродненском и Кристынопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки Кальвария, Стоянув и Цехановец (первые два в 15 км. и последнее в 10 км. от границы).

Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника» (из фондов "РИА Новости»).

О военной угрозе со стороны гитлеровской Германии знал И. В. Сталин, знало высшее военное руководство страны, знал весь советский народ. Сталин еще в 1931 году говорил: "Мы отстали от передовых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут".

Поэтому вся страна принимала неотложные меры к повышению обороноспособности. Можно говорить о недостаточности этих мер, об ошибках в оценке размеров надвигавшейся угрозы, об ошибках в определении вероятного времени нападения. Это так! Но что будет война с Германией - знали все.

Из истории сибирских воинских формирований (дивизий и бригад), их боевого пути, видно, что еще до начала Великой Отечественной войны, в мае 1941 года, на Запад из состава Сибирского военного округа в Киевский особый военный округ ушли 109-я и 225-я стрелковые дивизии, сформированные из сибиряков. Все соединения сибиряков были полностью укомплектованы личным составом и хорошо оснащены технически. Многие красноармейцы, сержанты, командиры имели опыт гражданской войны, боёв на КВЖД, Хасане, Халхин-Голе, в Финляндии.

В эти же дни за счет призыва резервистов до штатов военного времени были развернуты 107-я, 133-я и 178-я стрелковые дивизии и 75-я кавалерийская. Они в составе 24-й армии ушли на фронт в первые же дни войны.

Накануне войны соединения и части 24-й армии Сибирского военного округа принимали участие в крупных военных учениях. 22 июня 1941 года армия совершала 200-километровый марш между Барнаулом и Новосибирском. С началом войны учения были прекращены. Армия стала готовиться к отправке на фронт, ускоренно пополнялась вновь призванными из запаса. Перед войной 24-я армия считалась одной из лучших в Вооруженных Силах СССР — по вооружению и по качественной 'подготовке ее воинов. Первые части 24-й армии стали грузиться в Новосибирске уже 27 июня. Воинские эшелоны уходили один за другим под Москву, занимая оборону на Калининской и Смоленской землях.

Телеграмма Народного комиссариата обороны с Указом Президиума Верховного Совета о мобилизации военнообязанных поступила в Новосибирский областной военкомат только в 22 часа 22 июня, а в районные военкоматы ещё позже, вплоть до 25 июня. Однако это не означает, что в районах все сидели сложа руки и ожидали указаний. Уже 22 июня в военкоматы и на сборные пункты пришли тысячи юношей и девушек, чтобы пополнить ряды защитников Отечества. Рабочие, колхозники, служащие готовы были идти на фронт добровольцами. К 22 часам 25 июня 1941 года план первоочередной мобилизации был выполнен на 87 – 93%.

За два первых месяца войны в военкоматы г. Новосибирска поступило 29 417 заявлений с просьбами направить на фронт. В том числе 6 437 заявлений поступило от женщин.

С просьбами отправить на фронт обращались целыми семьями: четыре брата Жарковых, в полном составе семья Легаловых, шесть братьев Игнатовых, шесть братьев Шумовых и многие другие. Из села Первого Михайловского Татарского района Новосибирской области пять братьев Сапан, шесть братьев Саловых, четыре брата Снежковых, три брата Кабановых. Всего из Новосибирской области было призвано 635 тысяч бойцов.

Врагу удалось захватить огромную территорию нашей Родины. Но сбои в движении военной машины рейха наблюдались на многих участках фронта. Их причину вскрыл бывший начальник штаба 4-й немецкой армии Д.Блюментритт. Генерал, воевавший ещё в первую мировую войну лейтенантом на восточном фронте, вспоминает: «Уже сражения июня 1941 года показали нам, что представляет собой новая Красная Армия. Мы потеряли в боях до 50% состава. Фюрер и большая часть нашего высшего командования не имели об этом представления. Это вызвало массу бед. Красная Армия … была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею».

Главный генштабист сухопутных войск рейха Гальдер сперва восторженно отмечал внезапность, с которой осуществлялось начало боевых действий. Однако уже на третий день в записях генерала проскальзывают тревожные нотки: «Противник в пограничной полосе почти всюду оказывает сопротивление…», «Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен…»

Затем в дневнике всё чаще говорится о нарастающем сопротивлении советских войск: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всегда сражаются до последнего человека…», «Противник отходит с исключительно упорными боями, цепляясь за каждый рубеж…», «Отдельные группы противника продолжают оставаться в нашем тылу, являются для нас настоящим бедствием…».

С первых дней нацистского вторжения отдельные части Красной Армии сражались упорно и храбро. Однако слишком велики были преимущества гитлеровской армии, чтобы только личным героизмом и самоотверженностью остановить врага. В большой войне эти моральные качества могут быть действенными лишь в сочетании с военными знаниями, опытом и наличием современной боевой техники. Всё это появится позже.

Рекомендуемая литература:

  • Васильев Б.Л. В списках не значился // Васильев Б.Л. А зори здесь тихие. В списках не значился. / Б.Васильев. – Москва: Детская литература, 2004. – 393с.
  • Венок славы: Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне в 12-ти т. Т.1. Вставай, страна огромная... – Москва: Современник, 1987. – 750с.
  • Губаренко В. Знают всё больше и больше / В.Губаренко. // Российская Федерация сегодня. – 2010. – N 5. – С.29.
  • Жуков Г.К.Воспоминания и размышления / Г.К.Жуков. – Москва: АПН, 1970. – 730с.
  • Кириченко К. История жизни и войны / К.Кириченко. // Эксперт. – 2010. – N 18. – С.88.
  • Симонов К.М. Живые и мёртвые: Роман в 3-х кн. / К.М.Симонов. – Москва: Рус.кн., 1994.
  • Смирнов С.С. Брестская крепость / С.С.Смирнов. // Москва: Советская Россия, 1990. – 400с.
  • Соловьёва О. Девочка из Брестской крепости: очерки / О.Соловьёва. // Сибирские огни. – 2010. – N 5. – С.141-156.
  • Стаднюк И.Ф. Война: Роман / И.Ф.Стаднюк. – Москва: Советский писатель, 1988. – 763с.
  • Черняк А. Брестская крепость: 22 июня 41-го и 69 лет спустя…/ А.Черняк. // Российская Федерация сегодня. – 2010. – N 14. – С.28-29.
  • Шерстнев В.Д. Трагедия сорок первого. Документы и размышления / В.Д.Шерстнев. – Смоленск: Русич, 2005. – 528с.

Другие события 22 июня