Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Ближайшая дата


Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении (1709) – 10 июля

Война со Швецией, продолжавшаяся 21 год и получившая название Северной, началась в 1700 году с печального для России поражения под Нарвой.

Шведский король Карл XII, имевший в то время славу самого умелого, непобедимого полководца, сумел вывести из строя одного за другим союзников России – Данию и Польшу. На престол в Польше был возведён ставленник Швеции. Карл открыто заявил, что намерен завоевать и ликвидировать Россию, а Украину отдать Польше. Но вначале он сосредоточился на своих европейских делах.

Полученную передышку Пётр использовал для проведения военной реформы, создания военно-морского флота. Реформы, а также то, что Карл XII увяз в Польше, позволили добиться значительного военного успеха в Северо-Западном регионе. Удалось пресечь попытки шведов атаковать с моря Архангельск и пробиться по суше к Пскову, а с 1702 года начались первые победы. Штурмом была взята считавшаяся неприступной крепость Нотебург (древнерусский город Орешек). Крепость была переименована в Шлиссельбург, то есть «ключ-город), поскольку она являлась своего рода «ключом» ко всему течению реки Невы. Выход в Балтийское море был обеспечен. В 1703 году был заложен Санкт-Петербург.

Театр военных действий переносится на юг. Мощная армия шведского короля покончила с самостоятельной польской короной и приблизилась к российским рубежам. Русские вооружённые силы были рассредоточены, и Пётр вынужден был применить «скифскую» тактику, заманивая шведское войско вглубь территории. При этом на пути к Петербургу и Москве, куда шведы пытались прорваться через Смоленск, Пётр сумел создать мощный заслон, значительно усилив оборонительные сооружения и нанеся чувствительные удары по противнику.

Рассчитывая на военную мощь гетмана Мазепы, перешедшего на сторону шведов, и на продовольственные запасы, шведский король повернул свою армию на Украину. Карл надеялся также на подкрепление с севера, от Риги. И на вступление в войну Турции и Крымского ханства. Этим мечтам не суждено было сбыться.

28 сентября 1708 года около деревни Лесной войсками Петра был разгромлен двигавшийся с севера корпус генерала Левенгаупта. Но самовлюбленный шведский король всё же был уверен в победе. Однако к весне положение шведов сделалось критическим. Армия их уменьшалась, боевые припасы иссякли, надежды на восстание в Малороссии не удались, Турция всё не решалась объявить войну России.

Находясь в крайнем положении, Карл XII решил осадить Полтаву, послушавшись совета Мазепы, утверждавшего, что в Полтаве шведы найдут продовольствие и большие запасы снаряжения. Король надеялся этим заставить Петра I поспешить на выручку гарнизона и принять битву. Спасти шведов и вывести их из малороссийской западни могла лишь победа. Пути к отступлению были отрезаны, мостов на Днепре не было.

25-го апреля Карл осадил важный стратегический пункт Правобережной Украины – город Полтаву. Гарнизон под началом храброго полковника Алексея Келина (менее 7 000 человек, из коих треть вооружённых мещан) мужественно встретил сильнейшего в пять раз противника (у Карла было ещё 33 000, не считая казаков Мазепы). Осада длилась с 25 апреля по 27 июня – 63 дня. Всё это время шведы настойчиво штурмовали крепость. Все штурмы были отбиты, Карл XII лишился примерно пятой части своей армии, израсходовал все боеприпасы и утомил окопными работами свои и без того истощённые войска. Осаждённые отвечали вылазками, от которых королевские воины несли большие потери. Кроме того, полковник Келин не переставал удивлять неприятеля своими действиями. По его чертежам была изготовлена «машина с крюком», наводившая ужас на вражеских сапёров и землекопов, пытавшихся заложить в подкопах под вал бочонки с порохом. Снятый с предохранителя тяжёлый крюк падал с высоты крепостного вала на работающих королевских сапёров. Острые зубья захватов цеплялись за обмундирование, и освободиться от них было очень сложно. Перепуганных шведов поднимали наверх. После пережитого потрясения они охотно делились военными секретами.

Король требовал взять Полтавскую крепость любой ценой, не считаясь с людскими потерями. Атаки следовали то с одной стороны, то с другой, чтобы найти слабое место в обороне русского гарнизона. Но крепость выстояла. Урон гарнизона за время осады без малого 3 000 – две пятых всего состава. Вступив в Полтаву, Пётр I снял шляпу перед Келиным.

Пока шведы с мазепинцами безуспешно осаждали Полтавскую крепость, части русской армии сходились на Полтавщину, своим расположением прикрывая путь на Москву. 16 июня военный совет петровской армии пришел к заключению, что единственным средством вызволения Полтавы из «тяжкой» осады является генеральная баталия с королевской армией. Русские войска начали к ней подготовку.

Началась передислокация русской армии, имевшей численность 42,5 тысячи человек при 102 орудиях полевой артиллерии. 19—20 июня она перешла на правый берег реки Воркслы, разбив там (у села Семеновки в 8 километрах от Полтавы) свой первый походный стан. 25-го числа у села Яковцы разбивается второй укрепленный походный лагерь.

Он еще больше приблизил петровскую армию к осажденной Полтавской крепости. Она теперь находилась на удалении всего 5 километров.

Царь Петр I лично выбирает местность для устройства нового походного лагеря, исходя прежде всего из того, чтобы она была выгодна для расположения войск. Действительно, лощины и овраги, небольшие леса и перелески исключали возможность широкого маневра для шведской кавалерии. С другой стороны, такая пересеченная местность позволяла эффективно действовать уже прошедшей хорошую школу войны русской пехоте, которая составляла основу петровской армии. Кроме того, густые леса и заросли кустарника хорошо прикрывали с флангов выбранную позицию.

Походный лагерь был укреплен по всем правилам полевой фортификации той эпохи. В самые короткие сроки провели большие земляные работы — построили земляные валы, реданы (полевые фортификационные сооружения, выступающие в сторону противника в виде угла) и орудийные позиции. Между валами и реданами были оставлены проходы, позволявшие русским войскам, в случае необходимости, выступать в поле для атакующих действий.

Перед укрепленным армейским лагерем простиралось обширное поле, достаточно ровное и хорошо просматривавшееся. То есть через это поле лежал единственно возможный путь королевской армии, вздумай она начать атакующие действия.

Полководческое искусство Петра I Великого в подготовке к решающему сражению Северной войны выразилось в том, что он сумел максимально для своей выгоды использовать особенности поля битвы. Перед лагерем по его распоряжению была создана передовая позиция: 6 поперечных (по направлению наступления шведов) и 4 продольных редута. Такие четырехугольные инженерные сооружения значительно усилили русскую позицию.

Особенностью такой системы полевых укреплений было то, что они находились друг от друга на расстоянии прямого ружейного выстрела. То есть их защитники в ходе боя могли оказать огневую поддержку соседу. В редутах разместились два пехотных батальона, гренадер и орудийные расчеты под командованием генерала Айгустова.

Шведам предстояло или штурмовать редуты, или прорываться между них. И то, и другое было сопряжено с большими людскими потерями. До Петра I ни один полководец не применял такого превосходного приема.

Возведение редутов велось быстро и скрытно для неприятеля. Фактом остается то, что король Карл XII, который немало внимания отдавал разведке и порой сам занимался рекогносцировкой, так и не смог ничего разузнать о фортификационных работах, которые русские вели на поле Полтавской битвы. Поэтому в ходе ее для наступающих шведов стало большой неожиданностью появление на их пути двух линий полевых укреплений противной стороны. Да еще такое случилось под покровом ночной темени.

Накануне сражения царь Петр I объехал полки, выстроившиеся для битвы. В русской армии был зачитан его приказ со словами обращения к русским воинам:

«Воины! Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и церковь.

Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и Бога, поборающего по вас.

А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего».

Петр I составил на генеральную баталию такой план действий, который позволил русской армии, прошедшей девятилетнюю суровую школу Северной войны, одержать полную победу. Его замысел состоял в том, чтобы измотать неприятеля в схватках на передовой позиции, то есть на линии редутов, а затем самому перейти к наступательным действиям.

Для этой цели было приказано 17 полкам драгунской кавалерии встать на поле сразу за линией продольных редутов. Генералу А.Д. Меншикову предписывалось дать там бой шведам, прежде всего их коннице, и нанести им урон, помогая держать оборону гарнизонам редутов.

Старался поднять дух своей армии и Карл XII. Его на носилках (под Полтавой «свейский» монарх во время рекогносцировки получил ранение в ногу) пронесли перед полками. Шведская армия, ведомая по дорогам Европы лично воинственным королем, еще не знала поражений ни от саксонской, ни от датской, ни от польской армий. «Свеям» хорошо помнилась и Нарвская виктория 1700 года.

Карл XII объявил, что завтра, после победы над русскими, его солдаты будут обедать в неприятельском обозе, где их ожидает богатая добыча. Он говорил:

«Московский царь Петр приготовил нам много кушаний, идите же завтра туда, куда ведет вас слава непобедимых».

Полтавская битва началась 27 июня около трех часов ночи. Король Карл XII для атаки позиции русских выделил около 20 тысяч войск, 28 орудий; армейский обоз, раненых передислоцировали в лагерь у деревни Пушкаревки (5 километров западнее Полтавы). Остальные королевские войска — до 10 тысяч человек, в том числе часть запорожцев и мазепинцев, находились в осадном лагере, в резерве и на охране коммуникаций.

Шведская пехота (24 батальона) и кавалерия (41 эскадрон), построившись в колонны (4 — пехоты, 6 — кавалерии), в два часа начала движение к русскому лагерю в надежде застать противника врасплох. Пехотные колонны следовали впереди, кавалерийские — за ними. С собою было приказано взять всего четыре полевых пушки.

Король надеялся сломить армию русского царя в рукопашном, ближнем бою, взяв штурмом его укрепленный лагерь у Яковцов. Лагерь имел в ближнем тылу крутые обрывистые берега Воркслы, и Карл XII надеялся сильным ударом сбросить противника в реку. Командование атакующей шведской армией поручалось опытному фельдмаршалу К. Реншильду. Пехоту возглавлял генерал Левенгаупт, командовавший шведами в сражении у деревни Лесной.

Однако в русском стане не дремали. Дозорные вовремя доложили о том, что на поле показался неприятель. Ближайший соратник и фаворит Петра I генерал А.Д. Меншиков, командовавший кавалерией русской армии, во главе драгунских полков атаковал вражескую конницу. Отличился Нижегородский драгунский полк, причем полковой каптенармус Авраам Антоном захватил кирасирский штандарт.

Перед боевой позицией петровской армии добрый час кипело жаркое кавалерийское дело, в котором шведы верх не одержали, но русскую конницу они все же потеснили. Однако Меншиков не увел драгун с поля битвы и в ходе новых схваток конников отбил шведов.

После этого шведы, продолжившие движение вперед в колоннах, к своему немалому удивлению, своим правым крылом наткнулись на линию поперечных редутов, с которых по ним ударили полевые пушки и ружейные залпы. Пушкари противника били картечью и ядрами с предельной дистанции. Все это лишило королевское войско главного козыря в Полтавской баталии — внезапности.

Шведская пехота пошла на штурм редутов. Ей с большими потерями удалось овладеть только двумя первыми редутами из числа продольных. Это были те полевые укрепления, которые оказались к началу сражения недостроенными, хотя и занятыми назначенными в них гарнизонами.

Меншиков, руководивший схватками конницы перед линией редутов, запросил у царя подкреплений. Однако Петр I, владевший ситуацией на поле боя, приказал ему с драгунскими полками отойти за линию фронтальных редутов. После этого шведам ничего не оставалось, как начать яростный штурм линии русских полевых укреплений. Начальный успех (взятие двух редутов и отход меншиковской конницы) воодушевлял королевское войско.

Теперь битва напоминала собой борьбу за десяток русских земляных крепостиц, небольших по размеру, но мужественно защищаемых каждая. Яростные схватки на рассвете дня за продольные редуты привели к тому, что королевская пехота оказалась продольными редутами разрезанной на две части.

Но когда шведы начали прорываться сквозь поперечные редуты, то их попытки пресекались губительным огнем пушек из редутов, подкрепленных ружейными залпами. В каждой такой атаке неприятель отбрасывался назад. В жестоких схватках на рассвете дня 27 июня королевские войска в бесплодных атаках редутов и попытках пробиться к лагерю русской армии потеряли 14 знамен и штандартов.

Шведы потерпели в ходе битвы первое серьезное поражение: две пехотные колонны, наступавшие на своем левом фланге, попали под перекрестный пушечный и ружейный огонь (с расстояния в 100 шагов) из русского укрепленного лагеря, понесли большие потери и в беспорядке отошли к лесу у села Малые Будищи. Эта часть королевской армии на некоторое время потеряла способность сражаться.

Более того, драгунская кавалерия генерала Меншикова, начавшая теснить шведов, загнала часть атакующих (правое крыло королевской армии) к Яковецкому (или Полтавскому) лесу, где пехотные колонны генерал-майоров К. Росса и В. Шлиппенбаха были окружены и частью истреблены. Оставшимся в живых королевским пехотинцам пришлось, сложив оружие, сдаться в плен.

Так к 6 часам утра завершился первый этап Полтавского сражения. После этого наступил трехчасовой этап бездействия шведской армии, приводившей себя в порядок. В итоге инициатива перешла в руки русских, чем умело воспользовался царь Петр I, решивший сам пойти вперед.

Около 8 часов утра Петр I построил армию впереди укрепленного лагеря в две боевые линии. В первую линию встало 24 батальона пехоты. Во второй линии, удаленной от первой на 200—300 шагов, — 18 батальонов. На флангах расположились драгунские полки во главе с генералами А.Д. Меншиковым (на левом крыле, 6 полков) и Р.Х. Боуром (на правом крыле, остальные полки). Всего за лагерный вал вышла 31 тысяча человек. В самом лагере был оставлен резерв силой в 9 пехотных батальонов, который одновременно прикрывал армейский обоз.

Теперь центр боевых линий, которым командовал генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев, состоял из пехоты. В интервалах между батальонами первой линии разместилась артиллерия (72 орудия), которой в битве начальствовал генерал-фельдцейхмейстер Я.В. Брюс. Чтобы усилить фланги, туда поставили гренадёр, вооруженных ручными мортирами (мортирками) и ручными фанатами (бомбочками).

Часть армейских сил (большей частью кавалерии) под командованием князей Долгорукова и Волконского была переброшена к селу Малые Будищи, в котором находились полки украинских казаков нового гетмана Скоропадского. Здесь перекрывался шведам путь в Польшу, где стояли в немалом числе королевские войска.

Перед возобновлением сражения царь Петр I сказал своему сподвижнику генерал-фельдмаршалу Б.П. Шереметеву, номинальному главнокомандующему русской армии в Северной войне, такие слова:

«Господин фельдмаршал, поручаю вам мою армию и надеюсь, что в начальствовании оною поступите вы согласно предписанию, вам данному, а в случае непредвиденном — как искусный полководец. Моя же должность надзирать за всем и быть готовым на секурс во всех местах, где требовать будет опасность и нужда».

Когда войска разместились на поле битвы, разведка сообщила, что шведы строятся в боевой порядок у Малобудищенского леса, готовясь возобновить сражение и вновь атаковать противника. Приближался переломный час Полтавской битвы. В 9 часов утра королевская армия снова перешла в наступление.

Сблизившись на дальность ружейного выстрела, противники дали залп друг в друга. Огонь русской артиллерии расстроил шведские ряды. Когда стороны сошлись, то начался ожесточенный рукопашный бой по всей атакующей линии шведов, которая оказалась короче первой линии русских.

Шведы упорно старались переломить ход битвы. Два их батальона, сомкнув строй, бросились в штыки на первый батальон Новгородского полка, чтобы здесь прорвать линию противника. Новгородцы оказали упорное сопротивление, но под натиском врага стали шаг за шагом отходить назад. Видя это и поняв, что наступает критическая минута столкновения двух армий, Петр I лично возглавил второй батальон Новгородского полка и повел его в штыки на выручку тем, кто стал отходить. Так дружной контратакой опасность прорыва была ликвидирована.

В том боевом эпизоде «одна шведская пуля пробивает царское седло, другая пронизывает шляпу, покрывавшую чело великого полководца, и, наконец, третья ударяет в крест на богатырской груди Помазанника Божия. Но хранил Господь великого государя в пылу кровавой сечи».

Итогом рукопашного боя стало то, что шведов отбросили на исходные позиции. Теперь потери тех королевских войск, которые ночью начинали наступательное движение на русский лагерь, составили половину их состава.

Боевые линии петровской армии по приказу Петра I пошли в общую атаку, стараясь всюду держать строй. Шведы, которых начали охватывать с флангов, стали отступать. Драгунские полки генерала Меншикова отличились вновь, отбросив неприятельскую конницу и тем самым обнажив фланги отходившей неприятельской пехоты. В такой ситуации она оказалась под угрозой окружения и истребления. Это привело к тому, что в 11 часов королевские войска, участвовавшие в сражении, обратились в паническое бегство, больше не помышляя о сопротивлении.

Прославились своими действиями принимавшие участие в Полтавском сражении солдаты 9-го гренадерского Сибирского и 38-го Тобольского полков.

Бегущих толпами королевских людей преследовали до Малобудищинского леса. Дальше преследование велось частью сил кавалерии до Пушкаревки и самой Полтавы. Из осадного лагеря у стен крепости шведы и мазепинцы бежали без всякого сопротивления. Они бросили походный лагерь со всем его имуществом.

Видя бегство своей победоносной до этого дня армии «свеев», Карл XII взывал к своим воинам: «Шведы! Шведы!..» Но его крик не мог остановить бегущие толпы деморализованных людей. Из 24 телохранителей-драбантов, окружавших монарха, лишь трое осталось в живых. Остатки шведской армии (около 16 тысяч человек) вместе с королем Карлом XII, посаженным в карету, и гетманом Иваном Мазепой бежали от Полтавы к берегу Днепра, надеясь переправиться у Переволочны, но переправочных средств почти не было.

В ночь на 30 июня перебраться на противоположный берег и спастись бегством удалось только шведскому монарху и изменнику Мазепе с небольшим числом людей из его ближайшего окружения: 200 пехотинцев и 800 кавалеристов (по другим данным — до 2 тысяч человек).

Предательство Мазепы настолько поразило Петра, что он приказал сделать специально для изменника серебряную медаль весом в 4кг изображением повесившегося на осине Иуды и надписью «Мазепе за предательство», но многочисленные настойчивые попытки поймать его не увенчались успехом.

Настигнутые 30 июня у Переволочны русскими шведы при своем численном превосходстве во главе с генерал-лейтенантом А. Левенгауптом сложили оружие. Так на берегу Днепра вся королевская армия (около 14 тысяч человек) оказалась в плену. Трофеями русских стали 28 орудий, 127 знамен и штандартов, военная казна Карла XII (более 400 тысяч рублей) и другое армейское имущество...

В результате Полтавской битвы шведы потеряли более 9 000 убитыми, свыше 18 000 пленными, среди которых весь шведский генералитет, 32 орудия, весь обоз. Шведская армия, наводившая ужас на Европу, была уничтожена. Потери победителей оказались намного меньшими: 1 345 убитых и 3 290 раненых.

Так убедительной победой русского оружия завершилась Полтавская битва — генеральное сражение армий России и Швеции в Северной войне 1700— 1721 годов. Эта победа знаменовала собой коренной перелом в войне и предрешила ее исход в пользу государства Петра Великого.

Система русских оборонительных сооружений - два укрепленных лагеря и десять редутов - нигде еще не применялась. Она позволила не только расчленить наступавшие шведские полки, но и уничтожить их перекрестным огнем. К сражению была тщательно подготовлена и артиллерия. Она имела лучшую по тому времени материальную часть, достаточное количество боеприпасов, хорошо подготовленных бомбардиров и, наконец, опытного командира, ближайшего сподвижника Петра I, генерала Я. В. Брюса.

Полтавская виктория вошла в историю Северной войны грандиозной победой русского оружия. Государь Петр I Алексеевич решил наградить «по чести», со всей царской щедростью всех участников битвы — от рядового солдата до фельдмаршала медалями из серебра и золота: «Всех штабных и обер-офицеров жаловал Государь портреты с алмазы и медали (золотые) по достоинству их чинов, а солдатам — медали серебряные».

Рекомендуемая литература:

  • Брикнер А.Г. История Петра Великого / А.Г.Брикнер. – Москва: АСТ, 2002. – 666с.
  • Валишевский К. Пётр Великий / К.Валишевский. – Москва: СП «Квадрат», 1993. – 442с.
  • История внешней политики России. XVIII век от Северной войны до войн России против Наполеона. – Москва: Международные отношения, 1998. – 304с.
  • Пушкин А.С. Полтава. Любое издание.
  • Тарле Е.В. Избранные произведения в 4-х т. Т.3. Северная война и шведское нашествие на Россию. Русский флот и внешняя политика Петра I / Е.В. Тарле. – Ростов / Дон: Феникс, 1994. – 720с.

Другие события 10 июля