Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День победы русской эскадры под командованием Ф. Ф. Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра (1790) – 11 сентября

Адмирал Федор Федорович Ушаков(1745-1817), так же как и генералиссимус Суворов, стал символом непобедимости русского воинства, его доблести и славы. Проведя на море более сорока кампаний и руководя флотом в пяти сражениях, он не потерпел ни одного поражения. Ушаков не лишился ни одного корабля и не допустил пленения ни одного моряка. "Победитель всех неприятелей России на морях…," - так назвал его император Александр I. Безумно храбрый, обладатель благороднейшего сердца, современник и друг А.В. Суворова. Многое объединяло двух полководцев. Оба они – герои русско-турецких войн и первой войны России с Францией, оба – создатели школы полководческого искусства, из которой вышли фельдмаршал Кутузов и адмирал Сенявин, оба относились с уважением к солдатам и матросам, что в то время считалось предосудительным для офицера, оба – непобедимы.

Присоединение Крыма к России в 1783 году и усиление русского флота на Черном море привели к существенному обострению русско-турецких отношений. Подстрекаемая Англией и Францией Турция в августе 1787 года предъявила России ультиматум, но получив решительный отказ, объявила войну и в сентябре начала военные действия на Черном море. Османская империя требовала возвращения ей Крыма, признания Грузии турецкими вассальными владениями и введения значительных ограничений режима прохода русских торговых судов через черноморские проливы.

К началу войны соотношение сил на море было явно не в пользу России. Против 40 турецких линейных кораблей и фрегатов Черноморский флот мог выставить чуть более 20. К тому же у турок были корабли французской постройки, обшитые медью, обладавшие лучшим ходом, чем русские. Проигрывали российские корабли и по водоизмещению, количеству и калибрам орудий. В военных кампаниях 1787-89 гг. Турция не достигла желаемого результата. Более того, на сухопутном направлении в сражениях при Фокшанах и Рымнике турки потерпели сокрушительное поражение от русско-австрийских войск. На море в мае 1788 г. Севастопольская эскадра под командованием контр-адмирала Ушакова нанесла поражение флоту противника у острова Фидониси, а в июне Лиманская флотилия разгромила силы турецкого флота в Днепровском лимане. Но численное превосходство флота оставалось за Османской империей. Учитывая это и рассчитывая на поддержку Англии и Пруссии, Турция намеревалась продолжать войну, сосредоточив основные усилия на море.

Турецкий план предусматривал удар на кавказском побережье Черного моря и занятие Крыма. По русскому плану Черноморский флот должен был содействовать сухопутным войскам, оборонять побережье Крыма от возможного десанта и нарушать коммуникации противника на море.

В русско-турецкой войне 1787 — 1791 гг. русским сухопутным силам успешно содействовал Черноморский флот под командованием контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова. Одним из важнейших событий этой войны стала победа русской эскадры над турками у мыса Тендра.

Контр-адмирал Ф.Ф. Ушаков был назначен. командующим Черноморским флотом 14 марта 1790 г. Он понимал, что неравенство сил на Черном море не обещало верного успеха при использовании строгих канонов морского боя кораблями в линии баталии — требования так называемой линейной тактики, общепринятой в то время на всех флотах мира. Была необходимость поиска новой тактики. Основные ее начала, выработанные Ушаковым, отрицали слепое подчинение линии баталии. Флотоводец, по его мнению, в начале сражения должен был сосредоточить усилия на самой слабой части его строя. У турок таковой был флагманский корабль, с поражением которого строй турецких кораблей рассыпался, они обращались в бегство. Кроме того, Ушаков считал, что в бою нужен сильный резерв из подвижных кораблей (фрегатов). Во время сражения флотоводец не должен упускать выгодных для себя положений («полезных случаев» — колебания, замешательства, ошибок неприятеля) и пользоваться ими для успешных действий, командиры судов также не должны были упускать «полезных случаев». Им представлялась известная доля самостоятельности.

Первые результаты новая тактика дала 8 июля в сражении у Керченского пролива, где, несмотря на численное превосходство, турецкий флот потерпел поражение. План захвата турецким десантом Крыма был сорван. Но морская мощь Османской империи не была полностью подорвана. Отступив к турецким берегам, командующий турецким флотом капуда-паша (адмирал) Хусейн (Гуссейн) исправил там повреждения, усилил свой флот линейными кораблями и в начале августа 1790 года вновь показался у берегов Крыма. Командующий турецким флотом жаждал реванша за поражение у Керченского пролива. Своей решимостью сразиться с неприятелем он сумел убедить султана в скором поражении российских морских сил на Черном море и тем заслужил его благосклонность. Селим III для верности дал в помощь своему другу и родственнику (Хусейн был женат на сестре султана) опытного адмирала Саид-бея, намереваясь переломить ход событий на море в пользу Турции.

К скорейшему устранению опасности с моря Ушакова побуждала и обстановка на сухопутном направлении. Русские войска, наступавшие в направлении устья Дуная, нуждались в поддержке с моря и рассчитывали на содействие флота. Но выходить в море Ушаков не спешил, поскольку, завязав бой с одним из соединений турецкого флота, он рисковал подвергнуть Севастополь опасности нападения других отрядов. Поэтому ждал сосредоточения всех сил турецкого флота для генерального сражения.

В начале августа 1790 года русская армия развернула наступление против турок на Дунае. Для его поддержки в Херсоне была подготовлена гребная флотилия под командованием О.М. де Рибаса, но из-за присутствия в западной части Черного моря крупной турецкой эскадры она не могла совершить переход в Дунай.

Хусейн-паша 17 августа подошел к выходу из Днепровского лимана, заняв позицию на якоре между островом Тендра и побережьем у Гаджибея (ныне Одесса), в расстоянии более 10 миль от последнего. Такое положение позволяло турецкому флоту блокировать выход из лимана и держать под контролем важную для российского флота коммуникацию Лиман-Севастополь, препятствуя соединению Севастопольского корабельного флота с новыми кораблями из Херсона.

В составе турецкого флота под командованием Хусейн-паши насчитывалось 14 линейных кораблей (до 1 000 орудий, до 10 000 человек экипажа), 8 фрегатов (до 360 орудий), 23 бомбардирских судов, малых крейсерских кораблей и плавучих батарей.

Российский флот под командованием контр-адмирала Ф.Ф.Ушакова из-за недостатков в снабжении и слабости ремонтных средств Севастополя был полностью готов к походу только к 20 августа. Замысел российского командования заключался в том, чтобы Севастопольский корабельный флот, подойдя к устью лимана, присоединил к себе 46-пушечный корабль "Навархия Вознесение Господне" и 3 фрегата, конвоируемые Лиманской флотилией генерал-майора И.М. Де-Рибаса. После такого усиления Ф.Ф. Ушакову следовало атаковать турецкий флот. При этом, в случае боя в прибрежном районе, не исключалось содействие корабельному флоту гребных судов Лиманской флотилии.

Ф.Ф. Ушаков вышел из Севастополя 25 августа с флотом в составе 10 линейных кораблей (596 орудий), 6 фрегатов (240 орудий), 1 бомбардирского судна, 1 репетичного судна, 17 малых крейсерских кораблей и 2 брандеров. Всего около 1 400 орудий. Общая численность экипажей достигала 7 969 человек, в том числе 6 577 человек на линейных кораблях и фрегатах. Учитывая известное ему местонахождение турецкого флота, Ф.Ф. Ушаков вполне обоснованно полагал, что соединение с Лиманской флотилией будет невозможным без предварительного сражения с противником. Рассчитывая только на свои силы, адмирал надеялся на вероятное ослабление турок в результате Керченского сражения, которое, по его мнению, также отрицательно сказалось на состоянии морального духа турецких моряков. Вскоре после 5 часов 28 августа 1790 года сигнальщики на салингах русских кораблей обнаружили флот Хусейн-паши, который стоял на якоре между Тендрой и Гаджибеем, не потрудившись обеспечить себя разведкой от внезапного появления противника. Русские корабли совершенно неожиданно появились перед противником, стоявшим на якоре.

Ф.Ф. Ушаков увидел, что противник имеет превосходство в численности линейных кораблей и орудий. Несмотря на это, российский командующий приказал прибавить парусов и, "пользуясь способным ветром и беспорядком неприятеля, спешил сблизиться и атаковать". Турецкий флот, обрубив якорные канаты и в беспорядке вступив под паруса, попытался уклониться от сражения.

«Неприятельский флот, — записано во флагманском журнале Ушакова, — обрубая якоря, будучи в беспорядке, вступил под паруса и побежал к стороне Дуная». Но Ушаков, не тратя время на перестроение в линию баталии, преследовал противника в походном порядке (три кильватерных колонны) и, приведя несколько к ветру, в полдень создал угрозу отставшим кораблям турецкого флота. Опасаясь, что его аръергард может быть отрезан от главных сил флота, капудан-паша был вынужден повернуть на правый галс и начал выстраивать линию баталии.

По сигналу Ушакова русский флот с 12 часов на ходу перестроился в линию баталии и тоже повернул на правый галс, сохранив наветренное положение. При этом он "на всякий случай, ежели бы передовые неприятельские корабли, выиграв ветр, покусились с обеих сторон атаковать нашу линию”, приказал передовым трем фрегатам - "Иоанну Воинственнику", "Иерониму" и "Покрову Богородицы" “выйти из линии и построить корпус резерва против передовой части флота". Такое построение позволило также сплотить передовую часть линии баталии, сосредоточив в голове ее 6 линейных кораблей с поддержкой из тех фрегатов - 68 % всех орудий флота.

После этого, по сигналу "Спуститься на неприятеля" российский флот сблизился с неприятелем на дистанцию картечного выстрела (менее 100 метров) и в 15 часов вступил в "жестокое сражение". Под огнем русских кораблей турки терпели большие повреждения и потери и невольно спускались под ветер, преследуемые настойчивым противником.

Около 16 часов один из флагманских турецких кораблей – передовой 80-пушечный корабль, "чрезвычайно легкий" на ходу, вырвался вперед и, повернув оверштаг, попытался выиграть ветер и поразить продольным огнем головной корабль российского флота «Святой Георгий Победоносец". По сигналу Ф.Ф. Ушакова фрегаты "корпуса резерва", прибавив парусов, пресекли эту дерзкую попытку.

Попав под огонь фрегата "Иоанн Воинственник", которым командовал капитан 2-го ранга А. Г. Баранов, турецкий корабль спустился под ветер и прошел между линиями враждебных флотов, поражаемый ядрами с кораблей российского авангарда и кордебаталии. Серьезный урон потерпел и флагманский корабль капудан-паши Хусейна, атакованный флагманским кораблем Ушакова "Рождество Христово" и соседними с ним сильнейшими кораблями.

Около 17 часов, не выдержав сильного огня русских, капудан-паша, а за ним и весь турецкий флот обратились в беспорядочное бегство. При повороте корабли Хусейн-паши и следующего за ним по старшинству флагмана - трехбунчужного паши (адмирала) Сеит-бея – опасно сблизились с российской линией баталии. "Рождество Христово" и "Преображение Господне" нанесли этим кораблям новые серьезные повреждения, а "Капудания" под флагом Сеит-бея лишилась сбитых ядрами грот-марселя и крюйселя.

Российский флот под всеми парусами преследовал противника до 20 часов, когда последний "в рассуждении легкости судов" несколько оторвался от погони и, не зажигая огни, стал скрываться в темноте. Ушаков, стремясь сохранить наветренное положение, повернул оверштаг и к половине 10-го часа вечера соединенно поставил свой флот на якорь.

Только ночная темнота спасла турецкую эскадру. На рассвете следующего дня оказалось, что турецкие корабли находятся в непосредственной близости от русских, фрегат которых «Амвросий Медиоланский» и вовсе оказался среди вражеского флота. Но так как флаги еще не были подняты, то турки приняли его за своего. Находчивость командира – капитана М.Н. Нелединского – помогла ему выйти из столь сложного положения. Снявшись с якоря с прочими турецкими судами, он продолжал следовать за ними, не поднимая флага. Понемногу отставая, Нелединский дождался момента, когда опасность миновала, поднял Андреевский флаг и ушел к своему флоту.

На рассвете 29 августа русские вновь вступили под паруса и с 7 часов утра продолжали преследование кораблей турецкого флота, которые, следуя движениям капудана-паши, в беспорядке лавировали с целью выхода на ветер. Общая погоня "по способности" позволила наиболее быстроходным российским кораблям вырваться вперед и к 9 часам отрезать поврежденный 66-пушечный линейный корабль "Мелеки-Бахри" ("Владыка морей"), который бросился к берегу. За ним устремились 66-пушечный корабль "Мария Магдалина" под брейд-вымпелом капитана бригадирского ранга Г. К. Голенкина, 50-пушечный корабль "Святой Александр Невский" под командованием капитана 2-го ранга Н. Л. Языкова, а также два фрегата. Около 10 часов утра, окруженный русскими кораблями и, считая сопротивление безнадежным, капитан Кара-Али сдал "Мелеки-Бахри" бригадиру Г. К. Голенкину. В плен попали 560 турецких моряков, остальные 90 человек экипажа "Мелеки-Бахри" погибли или умерли от ран, полученных в бою 28 августа. Позже линейный корабль «Мелеки-Бахри» был отремонтирован и введён в состав русского флота под именем «Иоанн Предтеча».

Экипажи черноморских кораблей проявили высокое мастерство. Открывая огонь, Ушаков спешил сблизиться с противником. «Дистанция ружейного, даже пистолетного выстрела — и картечь!» — таков был его обычный прием, приводивший врага в замешательство.

Большинству турецких кораблей во главе с капудан-пашей удалось вырваться на ветер и отступить к турецким берегам. Однако, поврежденный 74-пушечный корабль Саит-бея "Капудания", покинутый своими товарищами, в 10 часов утра был настигнут капитаном 1-го ранга Р. Вильсоном на 50-пушечном корабле "Святой Андрей Первозванный", который своим огнем сбил на корабле противника фор-марсель (прямой парус) и заставил его уменьшить ход. Это позволило сблизиться с "Капуданией" кораблям "Святой Георгий Победоносец" и "Преображение Господне", а вскоре и сильнейшему во флоте кораблю "Рождество Христово". Сеит-бей и капитан Махмет-дерия отчаянно оборонялись, но "Рождество Христово" подошел к "Капудании" на расстояние не более 30 сажень (54 метра) и огнем тяжелых орудий нанес ей "наижесточайшее поражение". Все три мачты турецкого корабля упали за борт, и "Рождество Христово" беспрепятственно зашел с носа, чтобы довершить разгром противника. Но в этот момент - около 11 часов - турецкие моряки высыпали наверх и запросили пощады.

"Капудания" уже горел - на нем показался густой дым . Посланная русскими шлюпка успела снять с корабля самого Саит-бея, командира и 18 прочих "чиновников", другие шлюпки не могли пристать к объятому пламенем корпусу. Вскоре "Капуданию" "взорвало на воздух", и русским осталось подбирать уцелевших от взрыва уже из воды и с обломков. Таким образом, было спасено 81 человек "турок и разных людей".

Вместе с "Капудание" на дно ушли около 700 человек команды и казна турецкого флота. Пожар и взрыв огромного адмиральского корабля, гибель сотен людей у всех на виду произвели потрясающее впечатление и окончательно сломили турок. В итоге — 7 турецких кораблей сдались, остальные спаслись бегством.

Российские крейсерские суда не без успеха преследовали рассеявшиеся малые корабли противника. Ими были захвачены турецкие лансон, бригантина и севшая на мель плавучая батарея.

Общие потери турецкого флота в сражении составили 2 линейных корабля и 3 малых судна. 733 человека попали в плен, включая адмирала и четырех командиров. Некоторые исследователи (например, Р. Скаловский), на основании ряда документов, в том числе донесения Г.А. Потемкина императрице, считали, что еще один 74-пушечный корабль Арнаут-Асан-капитана и несколько мелких турецких судов затонули от пробоин в свежую погоду при отступлении. Потери турецкого флота в людях, кроме пленных, по приблизительной оценке составили не менее 1400 человек убитых и раненых, из которых до 700 матросов и офицеров погибли вместе с "Капуданией".

После сражения Хусейн-паша собрал свои потрепанные корабли у мыса Калиакрия (западный, румелийский берег Черного моря), после чего вскоре направился в Босфор, где турецкий флот разоружился в Терсане. В ноябре пленные сообщили русским слухи, ходившие в Константинополе: "Капитан-паша по приходе со флотом рапортовал облыжно, якобы он флот наш разбил, однако скоро узнато, что они весьма разбиты и имеют великую потерю в судах, в то же время капитан-паша пропал безызвестно, думают, что бежал".

Повреждения кораблей российского флота в целом были незначительны. На "Рождестве Христовом", "Святом Александре Невском", "Петре Апостоле" требовали замены простреленные мачты (по одной), у других кораблей имелись лишь легкие повреждения рангоута и парусов, а на "Святом Павле" от своей стрельбы разорвалось одно орудие на верхней палубе. Из личного состава выбыли 46 нижних чинов, из которых 21 человек погиб в сражении.

Это была блестящая виктория. «Виват Ушаков!» - так откликнулся на нее А. В. Суворов.

Русский флот одержал победу над численно превосходящим противником благодаря высокому искусству русских моряков, особенно артиллеристов. Тактика Ушакова, успешно примененная в Тендровском сражении, характеризовалась, принуждением турецкого флота к бою в невыгодных для него условиях, быстрым перестроением в ходе сражения флота из походного ордера в боевой, нанесением артиллерийского удара с короткой дистанции, сосредоточением огня против флагманских кораблей противника, использованием тактического резерва, решительным преследованием противника с предоставлением полной инициативы командирам кораблей. Важным условием, обеспечившим победу Черноморского флота, были хорошая подготовка и высокие морально-боевые качества личного состава русских кораблей, взаимная поддержка (как в бою в линии баталии, так и в погоне за противником).

По опыту Тендровского сражения Г.А. Потемкин специальным ордером от 29 сентября 1790 года предписал Ф.Ф. Ушакову сформировать особую "эскадру кейзер-флага" (корабль и два фрегата) для совместной с кораблем "Рождество Христово" атаки флагманского корабля турок. «Требуйте от всякого, - писал в этом ордере главнокомандующий - чтоб дрались мужественно, или лучше скажу - по-черноморски, чтоб были внимательны к исполнению повелений и не упускали полезных случаев".

В кампании 1790 года таких "случаев" более не представилось. С 16 октября по 14 ноября этого года Ф.Ф. Ушаков с 14 линейными кораблями, 4 фрегатами и другими судами совершил поход для прикрытия устьев Дуная, куда прошла Лиманская гребная флотилия, и для поисков турецкого флота. Противник обнаружен не был, и российский флот, борясь с осенней непогодой, вернулся в Севастополь.

Важным стратегическим результатом сражения явилось завоевание флотом господства в северной части Черного моря. Это позволило русским постоянно поддерживать коммуникацию Лиман-Севастополь, а 29 сентября - 1 октября беспрепятственно перевести в Севастополь Таганрогскую эскадру капитана бригадирского ранга С.А. Пустошина, включавшую два новых 46-пушечных корабля "Царь Константин" и "Федор Стратилат", бригантину и 10 крейсерских судов.

Блестящая победа русского флота обеспечила прорыв к Измаилу Днепровской флотилии, оказавшей большую помощь сухопутной армии во взятии крепости. Ф. Ф. Ушакова в России прозвали «морской Суворов».

После сражения Ушаков привел флот к Гаджибею (нынешняя Одесса), где его встретил прибывший из Ясс генерал-фельдмаршал князь Потемкин-Таврический. В написанном им приказе говорилось: "Знаменитая победа, одержанная Черноморскими Ее Императорского Величества силами под предводительством контр-адмирала Ф.Ф.Ушакова, в 29-й день минувшего августа над флотом турецким, который совершенно разбит, служит к особливой чести и славе флота Черноморского. Да впишется сие достопамятное происшествие в журналы Черноморского адмиралтейского правления ко всегдашнему воспоминанию храбрых флота Черноморского подвигов".

За одержанную победу при Тендре Ф.Ф.Ушаков был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени и пожалованием земли с 500 крестьянами в Белоруссии. Многие офицеры флота получили награды и чины "за отличие".

11 января 1791 года контр-адмирал Ф.Ф. Ушаков ордером Г.А. Потемкина был назначен "старшим членом Черноморского адмиралтейского правления" - фактически старшим морским начальником на Черном море, то есть командующим всем флотом и военными портами под общим руководством главнокомандующего. Это назначение, отдавая в руки Ушакова не только все плавающие корабли, но и тыловые структуры флота, позволило ему наилучшим образом подготовить флот к кампании 1791 года.

Тендра вписана в историю мирового военно-морского искусства. Адмирал Ушаков стал одним из первых российских флагманов, признанных Европой, и новатором маневренной тактики морского боя, которая оправдала себя в сражении, привела к уничтожению господства Турции на Черном море и утвердила положение России на его берегах.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года учрежден орден Ушакова I и II степени. Орденом Ушакова награждаются офицеры Военно-Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских активных операций, в результате чего в боях за Родину была достигнута победа над численно превосходящим врагом.

Указом Президента РФ от 2 марта 1994 г. учреждена медаль Ушакова. Ею награждаются военнослужащие Военно-Морского Флота за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации на морских театрах военных действий,за исполнение воинского долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни. Это говорит о том, что Морской бой у Тендры является одним из величайших морских сражений в истории Русского флота, и память о нём бережно хранится и сегодня.

Рекомендуемая литература:

  • Ганичев В.Н. Святой праведный Фёдор Ушаков / В.Н.Ганичев. – Москва: Молодая гвардия, 2006. – 558с. (Жизнь замечательных людей)
  • Ганичев В.Н. Флотовождь: роман / В.Н.Ганичев. – Москва: «Патриот», 1994. – 462с.
  • Морские сражения русского флота: воспоминания, дневники, письма / сост. В.Г. Оппоков. – Москва: Военное издательство, 1994. – 560с.
  • Овчинников В.Д. Духовно-нравственное наследие адмирала Ф.Ф.Ушакова / В.Д.Овчинников. // Военно-исторический журнал. – 2009. – N 3. – С.43-45.
  • Овчинников В.Д. Ионическая эпопея адмирала Ушакова / В.Д.Овчинников. // Родина. – 2010. – N 7, 8.
  • Овчинников В.Д. «Наши, благодаря Богу, такого перцу туркам задали, что любо»: 220 лет славным победам контр-адмирала Ф.Ф.Ушакова на Чёрном море / В.Д. Овчинников. // Военно-исторический журнал. – 2010. – N 7. – С.3-9.
  • Овчинников В.Д. Флотоводческое наследие адмирала Ф.Ф.Ушакова /В.Д.Овчинников. // Военно-исторический журнал. – 2009. – N 2. – С.22 – 26.
  • Под Андреевским флагом: Век XVIII /сост.В.В.Шигин. - Москва: «Патриот», 1994. – 637с.
  • Тарле Е.В. Избранные сочинения в 4-х томах. Т.4. / Е.В.Тарле. – Ростов на Дону: ТОО «Феникс», 1994. – 512с.
  • Экшут С. Великий морской предводитель: путеводная звезда адмирала Ушакова / С.Экшут. // Родина. – 2010. – N 2. – С.3-9.

Другие события 11 сентября