Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Ближайшая дата


Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День призывника – 15 ноября

В 1992 году президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин своим распоряжением установил «Всероссийский день призывника». Сделано это было «в целях повышения общегосударственной значимости и престижа воинской службы, улучшения военно патриотического воспитания молодежи». Дата совпадает с осенним призывом в ряды ВС России.

Несмотря на то, что «Всероссийский день призывника» сравнительно молодой праздник, в России уже начали складываться традиции его празднования. В этот день некоторых городах военкоматы устраивают празднично-патриотические мероприятия, организуют для призывников экскурсии в воинские части, проводят разъяснительную работу среди родителей призывников. Нередко призывники встречаются с ветеранами Великой Отечественной войны, а также участниками контртеррористических операций, посещают памятники воинам-героям, музеи, выставки оружия, места наиболее известных баталий. Во время «Всероссийского дня призывника» уже традиционными стали показательные выступления бойцов спецподразделений и парадные смотры российских войск.

Призывником называют лицо мужского пола, в возрасте от 18 до 27 лет, подлежащее по закону призыву на действительную военную службу. Призыв новобранцев в Вооруженные Силы РФ проходит 2 раза в год: с 1 апреля по 15 июля и с 1 октября по 31 декабря. Согласно пункту 1 статьи 26 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», призыв на военную службу призывников включает: — явку на медицинское освидетельствование; — явку на заседание призывной комиссии; — явку в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы; — нахождение в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы. До 2008 года срок службы призывников составлял 2 года, но с 1 января 2008 года военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, служат 1 год.

Комплектование вооружённых сил — одна из наиболее непростых задач для любого государства.

Русская армия начала создаваться с «потешных» полков молодого царя Петра I с 1683 года. Это еще не была армия, это была предтеча армии. В потешные набирали как по добровольному принципу (люди без определенных занятий, беглые крепостные, свободные крестьяне) так и по принудительному (молодые люди из дворцовой прислуги). Однако к 1689 году было сформировано два полнокровных пехотных полка (Преображенский и Семеновский). Офицерами в них были в основном иностранцы, приглашенные на русскую службу. Срок службы не определялся ни для солдат, ни для офицеров.

Параллельно существовало старое русское войско, комплектуемое на добровольной основе за деньги (стрельцы, иноземные солдатские полки), которое постепенно растворялось и исчезало в ходе походов на Азов, стрелецких бунтов и т.п.

Указом Петра I от 17 ноября 1699г. началось создание регулярной Русской Армии. Армия солдатами комплектовалась на смешанной основе. «Вольница» - прием в армию лично свободных людей. «Даточные» - принудительное направление в армию крепостных крестьян, принадлежащих помещикам, монастырям. Было установлено - по 2 рекрута с каждых 500 человек«даточных». Можно было заменить одного рекрута денежным взносом в 11 рублей. В солдаты принимали в возрасте от 15 до 35 лет. Однако первый набор показал, что «вольницы» явно недостаточно, а помещики предпочитают вместо поставки рекрутов платить деньги.

Рекрутская повинность, обеспечивавшая комплектование регулярной армии и регулярного флота России в XVIII—XIX вв., была введена в 1705 году объявлением именного указа «О наборе рекрут, с 20 дворов по человеку, от 15 до 20 лет возраста».

Порядок проведения рекрутских наборов и поставки рекрутов неоднократно изменялся. До 1724 года наборы производились путём подворной раскладки (1 рекрут с 20 дворов), а затем по числу так называемых ревизских душ (мужского населения): при обычных наборах с 1 тыс. душ — 5—7, при усиленных — 7—10 и при чрезвычайных — 10 рекрутов. В военное время наборы увеличивались, например, во время Крымской войны 1853—1856 гг. — до 50—70 рекрутов с 1 тыс. душ. В середине XVIII века вся территория России была разделена на 5 полос, каждая из которых поставляла 1 раз в 5 лет 1 рекрута со 100 душ. Рекрутский устав 1831 года ввёл порядок набора рекрутов, основанный на возможно точном учёте рабочей силы каждой семьи. В 1838—1854 гг. для государственных крестьян и мещан была введена жеребьёвка. На службу стали призываться мужчины с 21 года: сначала из семей, имевших много работников, затем из остальных; единственный работник в семье освобождался от рекрутской повинности. С 1840-х годов допускались замена рекрутов другими лицами, наём охотников и денежные откупы.

До начала XVIII века в Сибири не было регулярных военных наборов, и воеводам предписывалось «верстать» ратных людей из детей боярских, казачьих и охочих. Содержание значительных гарнизонов в острогах, а также дальнейшее продвижение в глубь Сибири требовали постоянных посылок войск из-за Урала.

В 1720 году был установлен набор 4000 рекрутов с Сибирской губернии из «детей солдатских, казачьих и ямщицких», а до этого (1715 год) был проведён специальный набор рекрутов во флот в приречных и приморских сибирских поселениях. 12 ноября 1725 года последовал Сенатский указ «о невысылке из Сибирских губерний имеющихся в оных рекрут и недорослей и об укомплектовании ими тамошних гарнизонных полков. До 1768 года, по подсчётам историка С.Словцова, Сибирь уже поставила до 39 тысяч рекрутов. Регулярные войска дислоцировались главным образом в крепостях сибирской линии, прикрывая поселения Тобольской и Томской губерний от набегов.

До 1708 года призывной возраст рекрутов составлял 17—32 года, до 1726 года — 20—30 лет, до 1766-го — «всякого возрасту», до 1831-го — 17—30 лет, до 1855-го — 20—25 лет, до 1874-го — до 30 лет. Срок службы рекрутов до 1793 года был пожизненным, затем 25 лет, а с 1834 года срок непрерывной военной службы снижен до 20 лет с последующим пребыванием в отпуске в течение 5 лет. В 1855—1872 гг. последовательно установлены 12-, 10- и 7-летние сроки действительной военной службы рекрутов и пребывание в отпуске в течение 3, 5 и 8.

Пётр I разработал систему, при которой каждый рекрут должен был пройти через полевые полки, гарнизонные полки (с 1764 года гарнизонные батальоны), службу в гражданских ведомствах (сторож, рассыльный, с 1764 года в инвалидной команде), поселение, увольнение на собственное содержание, или в монастырь, богадельню. Цель рекрутской системы — максимально полное использование человеческого ресурса.

Именной указ о наборе рекрутов издавался ежегодно в январе-феврале. Набор должен был пройти за срок от шести недель до двух месяцев. Рекруты должны были быть ростом не менее двух аршин и двух вершков (155 см), здоровые и не увечные.

В Рекрутском уставе 1831 года в ст. 396 отмечалось, что «рекруты, окончательно рекрутским присутствием принятые, немедленно по окончании каждого заседания приводятся к присяге духовными лицами того вероисповедования, к коему принадлежат, и на языке, который им известен». Таким образом, присягу молодые люди, поступавшие на военную службу, должны были принимать в тот же день, когда состоялось решение об их призыве, и в тех местах, где и шёл этот призыв. Однако из этого правила были исключения. В случае, если рекрут отказывался по тем или иным причинам принимать присягу, его брали на службу и отправляли в воинскую часть без присяги, особо отмечая этот факт в формулярных списках.

Впоследствии эти лица принимали торжественный обет, текст которого в основном повторял текст присяги, исключались лишь упоминания о Всемогущем Боге и Святом Евангелии, о целовании креста, т.е. слова, присущие православному вероисповеданию. По такому же принципу готовились тексты присяги для лиц других конфессий.

Каждый рекрут должен был иметь при себе одежду, обувь и продовольствие. Доставку рекрутов к месту службы обеспечивали «отводчики»: казаки, выделенные воеводской канцелярией, и солдатские команды. По нормам 1766 года полагалось два старых солдата на 10 рекрутов, на 20 рекрутов – один унтер-офицер и на 50 рекрутов – один обер-офицер.

К месту службы полагалось передвигаться «прямыми трактами»; в хорошую погоду полагалось проходить 20-30 вёрст. В плохую погоду переходы сокращались наполовину. Каждый третий день отводился для отдыха. Два раза в день проводилась перекличка. Для предотвращения побегов Сенат в 1738 году ввёл в практику стрижку лбов на уездных пунктах сбора рекрутов. По прибытии на место проводилось медицинское освидетельствование. До 10% набранных рекрутов оказывались не пригодными к службе из-за болезней или малого возраста (известны случаи набора 14-летних).

До распределения по полкам рекрутам еженедельно читали воинские артикулы, ежедневно обучали строевым и ружейным приёмам. В казармах повелевалось «в зернь деньги и провиант не проигрывать и не пропивать».

В рекруты набирали, как правило, холостых, но жёнам рекрутов разрешалось следовать за мужем к месту службы. Во время службы солдат мог жениться с разрешения полкового начальства. В 1798 году в Иркутском гарнизонном полку семьи имели 29% солдат. Солдатские дети с 2 до 6 лет получали казённое содержание. Содержание мальчикам платили до 7-летнего возраста, девочкам до 12 лет. С 1764 года вдовы солдат получали пенсию 2 рубля в год и по 3 рубля на ребёнка.

При полках существовали сначала цифирные, а 1732 года полковые или гарнизонные школы. Мальчики начинали обучение с 7-летнего возраста, а сироты ранее, как не имеющие средств пропитания. После поступления в школу государственное содержание прекращалось, а вместо него выплачивалось жалованье. В 1731 году в первый год - 1 рубль 35 копеек; после обучения письму, пению, арифметике, музыке, слесарному мастерству и писарской должности жалованье возрастало до 1 рубля 59 копеек в год. После обучения геометрии и фортификации жалованье возрастало до 2 рублей 7 копеек в год. Кроме этого, ежемесячно школьнику полагалось два четверика муки (два пуда), 1/8 четверика круп, 2 фунта соли. Раз в три года выдавались мундир, овчинная шуба, штаны, шапка. Ежегодно отпускалась материя на галстуки, две рубахи, двое портов, две пары башмаков с пряжками и чулок. Учащимся третьего класса выдавалась красная материя на воротник к кафтану.

По указу от 3 сентября 1736 года образование солдатских детей стало обязательным. Уклоняющимся полагался штраф 100 рублей. С 1721 года в каждом гарнизонном полку создавалось 50 мест для солдатских детей в цифирных школах. По указу от 2 сентября 1732 года полагалось 8 ученических мест на одну роту и 64 места на полк. С июля 1735 года было разрешено принимать сверхкомплектных учеников. В 1744 году цифирные школы объединили с гарнизонными, и разрешили учиться в них всем желающим за свой счёт.

Из числа солдатских детей, получалось довольно значительное число солдат.

Солдатские дети поступали в службу с 15 лет. Годные по росту и возрасту направлялись в полки, остальные определялись писарями, учениками слесарей и кузнецов, в нестроевые чины (цирюльники, лекари, музыканты, сапожники, шорники, портные). В 1805 году всем солдатским детям было присвоено наименование кантонистов.

Унтер-офицерами комплектовали армию за счет производства в унтер-офицерские чины наиболее способных и расторопных солдат. Позднее много унтер-офицеров давали школы кантонистов.

Набор в вооружённые силы крепостных освобождал их от крепостной зависимости. От рекрутской повинности было освобождено дворянство. Позже это освобождение было распространено на купечество, семьи церковнослужителей, почётных граждан, жителей Бессарабии и некоторых отдалённых районов Сибири. С 1793 года бессрочный срок службы был ограничен до 25 лет, с 1834 года — до 20 лет с последующим пребыванием в так называемом бессрочном отпуске в течение 5 лет.

С 40-х годов XIX века допускались замена рекрутов другими лицами, наём охотников и денежные откупы от рекрутской повинности (введены зачётные и выкупные квитанции). Вследствие этого со второй половины XIX века рекрутская повинность, по существу, перестала быть общеобязательной и уже не могла обеспечивать комплектование массовых вооружённых сил.

Необходимость дальнейшего увеличения численности армии и флота, а также создания обученного резерва потребовала коренных изменений. Одним из центральных элементов военных реформ 1860—1870-х годов в России был переход от рекрутского набора к всеобщей (всесословной) воинской повинности, введённой манифестом Александра II от 1 (13 по новому стилю) января 1874 года. В тот же день император утвердил Устав о воинской повинности и подписал Указ Правительствующему сенату, которым ввёл его в действие. Статья 1 устава гласила: «Защита престола и отечества есть священная обязанность каждого русского подданного. Мужское население, без различия состояний, подлежит воинской повинности». Призывной возраст был установлен в 21 год, запрещены замена призываемого охотником (желающим) и денежный выкуп (приобретением рекрутских квитанций), как это было ранее.

Новая система обеспечивала планомерное пополнение вооружённых сил и подготовленные резервы на случай войны. Был установлен общий срок службы в сухопутных войсках — 15 лет, из них 6 — на действительной службе и 9 в запасе. Исключение составили войска Туркестанского военного округа и расположенные в Семипалатинской, Забайкальской, Якутской, Амурской, Приморской областях, где эти сроки были такими же, как во флоте, — 10 лет, из них 7 — на действительной службе и 3 года в запасе. Впоследствии сроки действительной службы неоднократно менялись.

Всё мужское население, не состоявшее на военной службе, но способное носить оружие, от призывного до сорокалетнего возраста, включая уволенных из запаса армии и флота, зачислялось в государственное ополчение.

Устав освобождал от воинской повинности священнослужителей всех христианских вероисповеданий, а также от действительной службы — обладателей степени доктора медицины или лекаря, магистра ветеринарных наук или фармации либо ветеринара, если по уставам заведений, в которых получили образование, они не подлежали обязательной службе в военном ведомстве; пансионеров Императорской Академии художеств, отправленных за границу на казённый счёт для усовершенствования; преподавателей и воспитателей учебных заведений, которые правительство содержало или утвердило их уставы; шкиперов, штурманов и управлявших судовыми машинами инженеров-механиков мореходных торговых судов, плававших под русским флагом; лоцманов и лоцманских учеников. Со временем этот перечень претерпевал изменения.

Согласно Указу Правительствующему сенату действие устава не распространялось (временно или постоянно) на представителей народов Средней Азии, Севера, Сибири, Северного Кавказа и Закавказья. Кроме того, освобождались от воинской повинности по три члена семей (сыновей и родных внуков) погибших «за верность престолу и закону» во время Польского восстания 1863—1864 гг., а также некоторые железнодорожные служащие Были предусмотрены отсрочки от призыва учащимся для окончания образования, ограниченные по возрасту в зависимости от вида учебного заведения — от 22 до 28 лет.

Для образованной молодёжи устанавливались сокращённые сроки действительной службы и увеличенные — в запасе. Они составляли соответственно: для окончивших университеты и другие учебные заведения первого разряда — полгода и 14 с половиной лет; курс шести классов гимназий и реальных училищ, духовных семинарий второго класса и других учебных заведений второго разряда — полтора года и 13 с половиной лет; учебные заведения третьего разряда — 3 года и 12 лет. Для выпускников начальных народных училищ и других учебных заведений четвёртого разряда — 4 года и 11 лет, а в Туркестанском военном округе, Семипалатинской, Забайкальской, Якутской, Амурской, Приморской областях и во флоте — 6 лет на действительной службе и 4 года в запасе.

Лица с высшим и средним образованием по желанию могли отбыть воинскую повинность в качестве вольноопределяющихся, обязанных прослужить в действующих войсках: выпускники учебных заведений первого разряда — 3 месяца, второго разряда — 6 месяцев, а выдержавшие испытание по особой программе, устанавливавшейся по соглашению министров военного и народного просвещения, — 2 года. Для них предусматривался ускоренный порядок производства в унтер-офицеры и офицеры «по выдержании установленных испытаний» (при условии успешной сдачи соответствующих экзаменов). Таким образом, реформа создала стимул к образованию.

Для призывников были установлены три разряда льгот по семейному положению, в первую очередь, для единственного сына отца, не способного к труду или матери-вдовы.

В мирное время потребность в молодом пополнении была значительно меньше числа призывников, поэтому устав предусматривал призыв по жребию. Он проводился в первый день призыва на призывном участке. Если тех, у кого не было льгот, не хватало для выполнения плана призыва, устанавливавшегося для каждого округа, по жребию призывались льготники. После жеребьёвки проводилось медицинское освидетельствование призывников.

В 1906 году срок действительной солдатской службы сокращается до 3 лет. Социальный состав солдат: 62% крестьяне, 15% ремесленники, 11% чернорабочие, 4% заводские рабочие. Эта система комплектования русской армии сохранилась до Первой Мировой войны. В августе-декабре 1914 года прошла всеобщая мобилизация. В армию было призвано 5115000 человек. В 1915 году было сделано шесть наборов новобранцев и ополченцев старших возрастов. В 1916 тоже самое. В 1917 году успели провести два набора новобранцев. Людские ресурсы страны были истощены к середине 1917 года.

С весны 1917 года начали создаваться отряды вооруженных рабочих под названием «Красная Гвардия». Рабочие набирались в Красную Гвардию на добровольных началах. Это была первая система комплектования новой армии, армии большевиков. Командирами отрядов выбирались или назначались военно-революционным комитетом коммунистической партии (ВРК) из числа бывших солдат, унтер-офицеров, офицеров царской армии. Общее руководство этими отрядами в Петрограде осуществлял ВРК, в других городах местные организации коммунистической партии.

Однако с победой социалистической революции 25 октября (7 ноября) 1917 года стало стремительно нарастать вооруженное сопротивление противников большевиков. Кроме того, страна по-прежнему находилась в состоянии войны с Германией и Австро-Венгрией. Германские войска разворачивали наступление. Возникла потребность замены на линии фронта распадающихся частей старой армии новыми частями. Призывы к солдатам и офицерам тающей старой армии держать фронт результатов не давали.

16 января 1918 года ВЦИК и Совет Народных Комиссаров издают декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). Принцип комплектования РККА был добровольческий. В РККА принимались только представители эксплуатируемых классов (рабочие и крестьяне). Еще 16 декабря 1917 года был издан декрет ВЦИК и СНК об уравнении в правах всех военнослужащих и выборности командного состава. В феврале 1918 года издается декрет «Об обязательном обучении военному искусству». По этому декрету все трудящиеся были обязаны пройти курс военного обучения.

С 17 по 23 февраля 1918 года провозглашается ударная неделя создания РККА под лозунгом «Социалистическое отечество в опасности!» Объявляется мобилизация в армию членов партии. Запрещается роспуск или самовольный уход бойцов из отрядов Красной Гвардии. Эти отряды объявляются частями РККА. С поздней весны 1918 года запрещается ликвидация сохранивших боеспособность полков старой армии. Они объявляются частями РККА. Так фактически сохраняются лейб-гвардии Преображенский и Семеновский полки, полки латышских стрелков и ряд других частей. Солдат уходящих из этих частей объявляют дезертирами Красной Армии, ловят и расстреливают, а их семьи арестовывают.

29 мая 1918 года объявляется обязательный набор на военную службу в РККА лиц в возрасте от 18 до 40 лет и одновременно создается сеть военных комиссариатов для выполнения этого декрета. Система военкоматов оказалась столь совершенна, что существует и по сей день.

12 июля 1918 года начинается призыв в армию лиц рождения 1893-1897 годов. Летом 1918 года в РККА отменяется выборность командиров. В апреле 1919 года в армию призываются лица рождения 1886-1890 годов. Восстанавливаются военные училища, которые методом краткосрочных курсов готовят командный состав; возобновляют работу военные академии.

После окончания гражданской войны принудительная система комплектования армии сохраняется, но несколько видоизменяется. В 1925 году принимается Закон об обязательной военной службе. Устанавливается ежегодный призыв в армию. Срок службы устанавливается в армии для красноармейцев 2 года, для младшего командного состава авиации и краснофлотцев во флоте 3 года. Для среднего, старшего и высшего командного состава (офицеры и генералы) срок службы устанавливается 25 лет. В армию не призывают лиц эксплуататорских классов (детей бывших дворян, купцов, офицеров старой армии, священников, фабрикантов), казаков, кулаков. Происходит постепенное удаление из РККА офицеров старой армии и замена их прошедшими полный курс военных училищ и академий обучения военнослужащими из числа рабочих и крестьян. Закон 1939 года отменяет ограничения на призыв в армию по классовому признаку, однако в военные училища по-прежнему принимают только детей рабочих и крестьян. Не призываются в армию учащиеся институтов и техникумов. Они проходят военную подготовку в учебных заведениях. Выпускникам техникумов присваивается звание лейтенант, а выпускники институтов сразу получают звание капитан и все они зачисляются в запас.

Традиция подготовки гражданского населения и, прежде всего, молодежи к защите своего Отечества до призыва в армию в советские времена пользовалась в народе широкой популярностью. Массово-оборонной работой занимался Осоавиахим. К 1 января 1941 года в рядах Осоавиахима состояло более 13 миллионов человек, ежегодно десятки тысяч энтузиастов летного дела, парашютистов, стрелков, авиамехаников приобретали специальности более чем в трехстах аэро- и автомотоклубах, авиашколах и планерных клубах.

Угроза войны, ввод войск в Литву, Латвию, Эстонию, Бесарабию, а затем и начало Второй мировой войны 1.9.1939 года, начало войны с Финляндией, и возникшая в связи с этими событиями необходимость резкого увеличения численности армии заставили советское правительство провести ряд скрытых, а затем и открытых частичных мобилизаций. В армию были призваны запасники младших возрастов и почти все командиры запаса. С началом Великой Отечественной войны в июне-июле 1941 года была проведена всеобщая и полная мобилизация мужчин и частичная женщин. Затем ежегодно проводились призывы в армию лиц, достигших 18 лет. Комплектование сержантским составом производилось присвоением сержантских званий умелым и проявивших себя солдатам, краткосрочным обучением в полковых сержантских школах. Комплектование офицерским составом проводилось из выпускников гражданских средних и высших учебных заведений, краткосрочным обучением в военных училищах выпускников школ, солдат и сержантов армии, подготовкой младших лейтенантов при дивизиях действующей армии. Генералы проходили ускоренную подготовку в военных академиях.

После окончания войны армия страны насчитывала более 11 мл.человек, что не отвечало потребностям мирного времени. Начался процесс демобилизации армии. В июле 1945 года из армии были уволены все солдаты и сержанты старше 45 лет и офицеры старше 50 лет. С сентября 1945 года после окончания войны с Японией началось увольнение в запас солдат и сержантов старше 30 лет, а также солдат, сержантов, офицеров имеющих ценные для восстановления народного хозяйства специальности (строители, шахтеры, металлурги, станочники и т.п.) вне зависимости от возраста. В период 1946-1948 годов из армии увольнялись офицеры старших возрастов, не имеющие нормального военного образования, солдаты и сержанты старше 20 лет. К началу 1948 года численность армии снизилась до 2 миллионов 874 тыс.человек.

В период с 1946 по 1948 годы призыва в армию не производилось. Молодежь призывного возраста направлялась на восстановительные работы на шахтах, предприятиях тяжелого машиностроения, стройках. В 1949 году был принят новый Закон о всеобщей воинской обязанности. Призыву в армию подлежали молодые люди в возрасте 18 лет. Призыв производился один раз в год в ноябре-декабре. Срок службы в сухопутных войсках и авиации был установлен 3 года, во флоте 4 года. В военные училища для подготовки офицеров принимались желающие молодые люди (гражданские и солдаты)в возрасте 17-23 года, имеющие среднее образование. В связи с большим количеством молодежи с низким состоянием здоровья (последствия войны) широко практиковалось оставление на сверхсрочной службе на добровольной основе солдат и сержантов. От призыва в армию освобождались студенты институтов. Студенты в ВУЗах проходили военную подготовку, получали звание лейтенант запаса и без службы зачислялись в запас.

В период 1961-65 годы резко снизилось количество юношей призывного возраста (вследствие низкой рождаемости в годы войны). Было разрешено принимать в армию на добровольной основе женщин. С этого же времени для восполнения недостатка в армии младших офицеров стал практиковаться призыв в армию для службы в качестве офицеров на три года (с 1968 г. на два года) выпускников институтов.

В 1968 году срок солдатской службы был сокращен в сухопутных войсках до двух лет, во флоте до трех лет и перешли на два призыва в год (весенний и осенний призыв). Для выпускников институтов, не получивших военной подготовки срок солдатской службы был определен в 1 год. Эта система комплектования армии без сколько-нибудь значительных изменений просуществовала до момента распада СССР и Советской Армии в 1991-93 годах.

Сейчас в Российской Федерации действует Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе». Согласно п. 1 ст. 22 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», призыву на военную службу подлежат:

— граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет.

Согласно п. 1 ст. 38 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», срок службы устанавливается для:

— призванных после 01 января 2008 г. — 12 месяцев.

Возможна замена военной службы альтернативной, но срок альтернативной гражданской службы дольше (18 или 21 месяц), и право на замену надо обосновать.

Сегодня в армии практически нет должностей, по которым не требовалась бы какая-то подготовка. Призывники с высшим образованием служат, в основном, в Ракетных войсках стратегического назначения и войсках Воздушно-космической обороны.

Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе в Лондоне-2012 Роман Власов (Новосибирск) пошёл служить в армию. Спортсмена определили во внутренние войска.

Как бы ни были прогрессивны способы комплектования армии, они на протяжении всей истории не изживали такого повсеместного явления, как уклонение от военной службы, включая дезертирство.

Появление законов об ответственности за уклонение от военной службы — явление историческое. Ф. Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства» показал, что первобытнообщинный строй обходился без солдат и без специального аппарата принуждения. Лишь с появлением государства возникала необходимость в постоянной армии и в специальных законах, регулирующих порядок в ней. В древних китайских и монгольских законах, в трудах Полибия и Лисия, Платона и Тита Ливия, в древнеримском военном законодательстве, в аллемакском праве и в капитуляриях франкских королей, в военном праве ландскнехтов, в законах Густава Адольфа, в ордонансах Людовика XIV, в эдиктах Фридриха II и в целом ряде других законодательных памятников, наконец, в многочисленных военно-уголовных кодексах государств, содержатся разнообразные указания о мерах и способах борьбы с уклоняющимися от военной службы.

Еще в XVIв., без всякого иноземного влияния, на Руси появляются совершенно самобытные памятники русского военно-уголовного законодательства, вызванные к жизни условиями тогдашнего состояния русского государства. К таким памятникам относятся: первый Устав пограничной службы на Руси — Боярский приговор о станичной и сторожевой службе 1571 г., Наказы стрелецким головам, статьи Судебника 1550 г., целая глава о воинских преступлениях во всех трех редакциях Литовского Статута и отдельные указы, устанавливающие ответственность ратных людей за уклонение от военной службы.

При Иване IV русское государство отражало наступление Ливонского ордена на Восток, натиск шведов в Карелии и у Нарвы и татарские набеги из Крыма,

поддерживаемые Турцией и угрожавшие Москве. Для упорядочения службы на специальных сторожевых линиях, созданных для охраны наиболее уязвимых для врагов степных границ Московского государства 16-го февраля 1571 г. был утвержден Боярский приговор о сторожевой и станичной службе, составленный выдающимися военачальниками М. Воротынским, Тюфякиным, Ржевским и Булгаковым. Именно в этом приговоре впервые четко определялась, в зависимости от обстоятельств, ответственность воинов за уклонение от службы.

В Литовском Статуте, являвшемся «живой историей русского уголовного права» во всех трех редакциях— 1529, 1565 и 1588 гг. — в специальной главе «Об обороне земской» содержалась целая система воинских преступлений, в том числе предусматривающих ответственность за различные виды уклонения от военной службы.

Ответственность за уклонение от военной службы в период образования русской феодально-абсолютистской монархии в XVII веке определялась в многочисленных указах, где, наряду с применением ранее распространенной меры отписки поместий и вотчин уклоняющихся от службы на государя, вводятся специальные уголовные наказания. За побег со службы господ, их крестьяне заключали в тюрьму до розыска хозяев (Государева грамота I июля 1629 г.).

В важнейшем законодательном памятнике абсолютистской монархии, в Соборном Уложении 1649 г., в главе 7-й «О службе всяких ратных людей Московского государства» устанавливалась определенная система составов преступлений, предусматривающих ответственность за побеги и отлучки ратных людей, так как побеги не только ослабляли войско, но и увеличивали количество лиц, участвовавших в народных движениях, опасных для господствующего класса.

При Петре I борьба с уклонистами от военной службы шла прежде всего на законодательном уровне. 29 октября 1705 года был подписан указ «Об ускорении набора рекрут и о наказании беглых», в соответствии с которым вместо ударившихся в бега и не пойманных рекрутов предписывалось брать из тех же семей годных к службе братьев, племянников или свойственников. Указом от 16 января 1712 года беглым солдатам и рекрутам предписывалось «класть на левой руке крест, наколот с порохом». Рекрутов, отсекших у себя пальцы на руках или ногах, предписывалось бить кнутом и, вырезав ноздри, ссылать на каторгу. Позже государство нашло более практичный способ использования провинившихся. Тех, которые, несмотря на совершенное членовредительство, оставались способны владеть оружием, наказывали шпицрутенами, прогоняя сквозь строй трижды, и всё же записывали в солдаты. Тех, кто от причинённых ран после такого наказания становился непригоден к строевой службе, записывали в извозчики. Остальных следовало «бить кнутом нещадно и ссылать в Сибирь на вечное житьё на заводы».

В XVIII в. лица, принадлежавшие к дворянскому сословию, освобождались от тягот военной службы. Крестьяне, посредством многочисленных рекрутских наборов, попадали на пожизненную службу в армию. Знаменитый писатель-революционер А. Н. Радищев в «Путешествии из Петербурга в Москву» показал, какое разорение приносил рекрутский набор в деревне, продажу в рекруты вольных людей и сдачу в солдаты крестьян помещиками в качестве наказания.

В XVIII в. в России воинское воспитание основывалось исключительно на устрашении, и повиновение достигалось не сознанием долга и воинских обязанностей, а страхом, беспрерывным надзором и строгими наказаниями. Эти прусские методы воспитания полностью отразились в Воинском уставе о полевой пехотной службе 1796 г. В известном труде «Наука побеждать» и в «Полковом учреждении» А.В.Суворов, требуя повиновения, воспрещая всякие отлучки из войска, высокой воинской дисциплины предлагал добиваться не голым устрашением, а обучением рекрутов, ознакомлением с воинскими артикулами, утверждая, что «Умеренное военное наказание, смешанное с ясным и кротким истолкованием погрешности, более тронет честолюбивого солдата, нежели жестокость, приводящая оного в отчаяние».

В Полевом уголовном уложении для Большой Действующей армии 1812 г. три главы специально посвящаются установлению суровой репрессии за уклонение от венной службы, борьба с этими преступлениями находит отражение и в приказах фельдмаршала М.И.Кутузова.

Долгое время основными документами, которыми руководствовались при комплектовании вооружённых сил, являлись рекрутские уставы 1827 и 1831 гг. В обоих уставах целые разделы посвящались уклонистам и беглецам от военной службы. Так, в шестой главе Устава 1831 года, называвшейся «О взысканиях за нарушение закона о рекрутской повинности», перечислялись меры наказания как для того лица, которое разными способами стремилось избежать военной службы, так и для тех, кто мог ему в этом помогать. Если молодой человек, внесённый в очередной рекрутский список, не являлся к месту проведения набора, то вместо него следовало брать на службу «подочерёдного», то есть того рекрута, что стоял в этом списке следующим. Закон предусматривал в отношении уклониста и меры физического воздействия: они были подробно прописаны в Своде военных постановлений.

Фамилии уклонистов выяснялись обычно к моменту завершения рекрутского набора. Сигналом к их поиску служили объявления в местных газетах. Например, в официальной части газеты «Томские губернские ведомости» в декабре 1871 года было помещено сообщение под названием «О розыскании лиц», в котором отмечалось, что «…по рапорту томских рекрутских старост разыскиваются мещане, состоящие в рекрутской очереди, находящиеся в неизвестных отлучках… из них некоторые по паспортам, а другие без оных». Далее следовал список из 19 фамилий.

Если в недоборе рекрутов виновным признавалось городское или сельское общество, то меры применялись довольно крутые. Так, в сентябре 1849 года Рекрутский комитет Военного министерства, рассматривая вопрос «О порядке производства военных экзекуций для побуждения к поставке недоимочных рекрут», рекомендовал местным властям: «1) в селения, не исполнившие рекрутской повинности в определённый срок… посылать временное отделение земского суда, составленное из земского исправника и других лиц…; 2) для содействия отряжаются воинские команды из Внутренней стражи с пособием в нужных случаях жандармов и самой местной полиции…; 3) сии команды посылаются для взыскания недоимочных рекрут… и должны получать своё содержание с того селения, в которое они посылаются». Последнее для обывателей было сущим наказанием.

Наибольшее число уклонистов от военной службы наблюдалось среди евреев, проживавших преимущественно в западных и юго-западных регионах империи: иудеи-ортодоксы не хотели служить по религиозным соображениям. Этим, видимо, и объясняется тот факт, что в Уставе 1827 года существовал целый раздел, озаглавленный «О евреях-беглецах», в котором говорилось о наказании как самого беглеца, так и лиц, способствовавших ему в этом. Пойманного ожидала либо военная служба без зачёта обществу, либо ссылка в Сибирь на поселение или в каторжные работы. Если лица, помогавшие уклонисту или дезертиру, были пригодны для военной службы, их, хотели они того или нет, отправляли в армию либо ссылали в Сибирь. Несло ответственность и всё еврейское общество того местечка, к которому принадлежал беглый рекрут или где он хотя бы временно укрывался: с него взыскивался денежный штраф в размере 1000 рублей — сумма по тому времени огромная. Из этих денег выплачивалось вознаграждение тому, кто сообщил о месте пребывания беглеца. В случае членовредительства рекрута также наказывали или отправкой на нестроевую службу без зачёта обществу, к которому он принадлежал, либо ссылкой в Сибирь. Кроме того, семейство членовредителя обязано было выставить в этот рекрутский набор ещё одного годного к военной службе молодого человека. Но страх перед наказанием не останавливал ортодоксально настроенных иудеев. В июльском номере журнала «Военный сборник» за 1907 год сообщалось, что «магами и волшебниками по части уклонения от военной службы считаются евреи, особенно одесские, практикующие намеренное физическое изнурение до виртуозности, известное под именем «оттягивание» за несколько недель до призыва». Новобранец в таком случае по своим физическим параметрам зачастую совсем освобождался от призыва, чего он и добивался.

В июне 1880 года Верхнеудинское окружное полицейское управление направило военному губернатору Забайкальской области генерал-майору Л.И. Ильяшевичу донесение о том, что в управление поступил общественный приговор доверенных крестьян Бичуринской волости от 19 сельских обществ. В своём приговоре крестьяне жаловались на то, что раскольники, живущие в старообрядческих селениях Околоключевском, Бичуринском и Бибатском, уклоняются от поступления на военную службу, и поэтому им, православным, приходится идти в армию за старообрядцев. Составители общественного приговора высказывали пожелание, чтобы за старообрядцев поступали старообрядцы, а православные — за православных, тогда старообрядцы не будут выдавать удостоверений о мнимой болезни своих единоверцев.

В отношении духоборов в 1896 году было принято решение об их административной высылке «под надзор полиции в Якутскую область, на полный срок их службы, то есть на 18 лет, без права отлучки в течение всего этого времени из пределов области». В защиту духоборов выступили известные российские общественные деятели и писатели, в том числе и Л.Н. Толстой, посвятивший этому вопросу несколько своих публицистических произведений, в частности, статью «В защиту отказывающихся быть воинами». Против подобной меры высказывались и многие царские сановники, что заставило Николая II отказаться от неё: в феврале 1905 года он подписал документ о помиловании духоборов и других сектантов, высланных на основании закона от 5 августа 1896 года, и о прекращении в дальнейшем их административного преследования. Теперь все находившиеся под арестом нижние чины из духоборов и других сектантов «подлежали безотлагательному освобождению от ареста… с возвращением их в распоряжение военного начальства».

Членовредительство хотя и являлось довольно опасным способом уклонения от военной службы, зато в случае удачно проведённой «операции» давало возможность избежать службы в армии. Беглеца разыскивали до пяти и более лет и в случае поимки наказывали, в том числе отправкой в армию, даже если возраст уже не соответствовал призывному. Членовредительство же позволяло на законных основаниях по решению медицинской комиссии получить заветное свидетельство о полном освобождении от военной службы. Широко практиковалось растравление кожи едкими жидкостями, прободение ушных перепонок и т.п.

Ответственность медицинских работников была довольно высока.

Чтобы как-то систематизировать медицинские заключения, весной 1855 года было издано специальное наставление для врачей, работавших в рекрутском присутствии. Согласно данному документу все рекруты делились на четыре категории: «совершенно годен», «годен по излечении», «сомнителен и должен быть отослан на испытание на такой-то срок», «вовсе не годен».

Борьбу с членовредительством из-за нежелания служить в армии власти вели без всякого снисхождения.

Но всё же наиболее распространённым видом уклонения от военной службы следует считать неявку и побеги. Разумеется, бежавших пытались изловить и отправить на службу.

На то, что избегнуть военной службы весьма непросто, уже в начале XX века указывал П.А.Столыпин. Будучи ещё министром внутренних дел, он в сентябре 1906 года разослал губернаторам секретный циркуляр, в котором предупреждал о возможных трудностях с комплектованием вооружённых сил, учитывая настрой масс и революционную пропаганду. «… Следует … разъяснять населению, что не явившиеся без причин будут привлечены к исполнению воинской повинности принудительными мерами, а потому они всё равно не избегут военной службы и навлекут лишь на себя уголовную ответственность…»

Существовал и такой способ наказания, как перевод ненадёжных солдат в места с тяжёлыми климатическими условиями. Так в гарнизоны Сибири нередко направляли штрафованных нижних чинов из европейской части страны. По этому поводу существовал даже специальный документ.

Подобная практика существовала действовала довольно долго. Однако перед началом Русско-японской войны 1904-1905гг. военный министр А.Н.Куропаткин писал, что отдалённые военные округа – Приамурский, Туркестанский и Сибирский приобрели такое политическое значение, «которое не позволяет, чтобы войска, в них расположенные, уступали по нравственным качествам, твёрдости духа и религиозной устойчивости частям войск, находившимся в Европейской России».

Разделял эту позицию и протопресвитер армии и флота А.А.Желобовский, обратившийся к Николаю II с просьбой отказаться от высылки в сибирские воинские части штрафованных нижних чинов, мотивируя это тем, что подобная мера лишь способствует распространению вредных взглядов. Протопресвитер предлагал собирать подобных новобранцев в особые воинские команды, которые бы находились под более строгим контролем офицеров и военных священников, но служба в них будет проходить неподалёку от места призыва этих лиц.

Всплеск уклонения от службы в Российской империи, то есть до февраля 1917 года, приходился на 1905-1907 гг. Армия и флот буквально бурлили, как и вся страна. Хотя властям удалось в целом сохранить контроль над армией и провести набор новобранцев, тем не менее, уклонение молодых людей от военной службы под влиянием масштабной революционной агитации достигло небывалого уровня.

После Октябрьской революции нельзя было использовать старую царскую армию, оплот угнетения трудящихся, необходимо было строить новые вооруженные силы. К лету 1918 г., когда сложились две силы, борющиеся за свержение советской власти: внутренняя контрреволюция и направляющие и поддерживающие ее иностранные империалисты, необходимо было для обороны советского государства создать регулярную, проникнутую духом дисциплины, армию. Конституция РСФСР, принятая в 1918 г. V Всероссийским съездом Советов законодательно закрепила принцип всеобщей воинской повинности и почетное право трудящихся защищать революцию с оружием в руках.

В условиях гражданской войны Советскому государству пришлось с огромной энергией бороться против демобилизационных настроений, охвативших часть крестьянской массы, уставшей от тягот империалистической войны и не испытавшей режима Колчака и Деникина. Советское государство было вынуждено применять меры принуждения к тем, кто не выполнял своего долга защиты отечества, кто нарушал железную дисциплину, необходимую для успешного выполнения боевых задач. Впервые ответственность за побег со службы во флоте определялась в декрете, подписанном В. И. Лениным 14 февраля 1918 г. о социалистическом Рабоче-Крестьянском Красном флоте. Об ответственности за дезертирство из армии указывалось в декрете 22 апреля 1918 г. «О сроках службы в Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

В связи с обострением военного положения в конце 1918-1919гг. было принято 3 постановления о борьбе с дезертирством. В этих постановлениях предусматривались различные наказания за уклонения от военной службы, определялась ответственность укрывателей и должностных лиц, содействующих укрывательству дезертиров. Наряду с различными постановлениями, изданными в период гражданской войны для борьбы с дезертирством, большое значение имели губернские и уездные комиссии по борьбе с дезертирством.

По положению о революционных трибуналах 1920 г. ведению революционных трибуналов, имевших неограниченное право определения мер репрессии, подлежали дела о злостных дезертирах, их укрывателях и пособниках.

Переход к мирному строительству после окончания гражданской войны вызвал ряд изменений в области подсудности дел о дезертирстве

В Уголовном Кодексе РСФСР 1922 г., в главе VII, определявшей ответственность за воинские преступления, предусматривались три вида уклонения от военной службы: побег, самовольная отлучка и уклонение от службы путем самоповреждения или обмана. Дальнейшие изменения составов преступлений, предусматривающих ответственность за уклонение от военной службы, происходили в порядке общесоюзного законодательства. Положение о воинских преступлениях 1924 г., принятое после образования Союза Советских Социалистических Республик, содержало статьи об ответственности за уклонение от военной службы аналогичные статьям УК 1922 г. Проведение военной реформы, принятие нового закона об обязательной военной службе привело к изданию в 1927 году нового Положения о воинских преступлениях. Это положение различало ответственность за самовольное оставление части или места службы в зависимости от намерений субъекта, продолжительности отсутствия, числа случаев самовольного оставления части, обстановки деяния и субъекта преступления, В этот период был издан ряд постановлений, уточняющих ответственность за уклонение от военной службы.

Образование двух очагов войны в зоне Японии и Германии, начало капиталистическими государствами второй мировой войны и их подготовка к нападению на Советский Союз — все эти события привели к необходимости держать Советское государство в состоянии постоянной мобилизационной готовности на случай нападения извне. В Конституции закреплялся принцип всеобщей воинской обязанности и воинская служба в Советской Армии определялась как почетная обязанность граждан СССР. Изменения, происшедшие в строительстве Вооруженных сил Советского государства, отражена в новом важном законе «О всеобщей воинской обязанности», принятом I сентября 1939 г. 4-ой сессией Верховного Совета СССР 1-го созыва.

Огромное воспитательное значение имел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 г. об ответственности за самовольные отлучки и дезертирство, изданный в целях дальнейшего укрепления советской воинской дисциплины в Вооруженных силах. Особенно нетерпимыми становились деяния отдельных военнослужащих, заключающиеся в пренебрежении к своей обязанности защиты отечества, в нарушении порядка в армии и ее постоянной мобилизационной готовности. Поэтому Указ 6 июля 1940 г. значительно повысил ответственность за все случаи самовольного оставления военнослужащими воинской части или места службы.

В период Великой Отечественной войны Советского Союза с гитлеровской Германией военно-уголовное законодательство было направлено на борьбу со всеми деяниями, подрывающими военную мощь государства. В условиях прочности советского тыла была значительно облегчена борьба с отдельными дезорганизаторами дела обороны.

Уголовно-правовая борьба с уклонениями от военной службы в период войны, представлявшими особую, повышенную опасность, полностью обеспечивалась ранее изданными законами.

Сегодня за неисполнение обязанностей, возложенных на граждан ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» существует два вида ответственности: уголовная и административная.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ, может быть только гражданин, подлежащий призыву на военную службу и не имеющий оснований для освобождения или отсрочки от призыва на военную службу.

Согласно ч. 1 ст. 328 Уголовного кодекса РФ, уклонение от армии при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок от трёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Уклонение от призыва в армию характеризуется виной в форме умысла, прямого либо косвенного. Для установления в действиях гражданина умысла в уклонении от призыва, требуется подтвердить:

а)факт неявки гражданина по повестке военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу;

б) отсутствие уважительных причин неявки;

в)факт вручения гражданину повестки.

Если хотя бы одно из этих трёх обстоятельств не установлено, то оснований для привлечения гражданина к уголовной ответственности за уклонение от воинской обязанности нет. Уважительными причинами неявки призывника по повестке военного комиссариата, согласно п. 2 ст. 7 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», признаются:

а) заболевание или увечье гражданина, связанные с утратой трудоспособности;

б) тяжелое состояние здоровья отца, матери, жены, мужа, сына, дочери, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя гражданина либо участие в похоронах указанных лиц;

в) препятствие, возникшее в результате действия непреодолимой силы, или иное обстоятельство, не зависящее от воли гражданина;

г) иные причины, признанные уважительными призывной комиссией или судом.

Вручение повестки призывнику производится под расписку.

Административная ответственность предусмотрена за следующие деяния:

а) неявка гражданина, состоящего или обязанного состоять на воинском учете, по вызову (повестке) военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет, в установленные время и место без уважительной причины;

б) убытие на новые место жительства либо место временного пребывания на срок более трех месяцев;

в) выезд из РФ на срок свыше шести месяцев без снятия с воинского учета;

г) прибытие на новые место жительства либо место временного пребывания или возвращение в РФ без постановки на воинский учет в установленный срок;

д) несообщение в установленный срок в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, по месту жительства об изменении семейного положения, образования, места работы или должности, места жительства в пределах района, города без районного деления или иного муниципального образования;

е) уклонение гражданина от медицинского освидетельствования либо обследования по направлению комиссии по постановке граждан на воинский учет или от медицинского обследования по направлению призывной комиссии;

ж) умышленные порча или уничтожение военного билета или удостоверения гражданина, подлежащего призыву на военную службу, либо небрежное хранение военного билета или удостоверения гражданина, подлежащего призыву на военную службу, повлекшее их утрату.

Совершение каждого из указанных деяний влечет предупреждение или наложение административного штрафа. Обжаловать постановление об административном правонарушении можно в течении десяти суток со дня вручения копии постановления.

Источники:

  • Федеральный закон от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 07.05.2013) «О воинской обязанности и военной службе (с изм. и доп., вступающими в силу с 19.05.2013). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/popular/military/ - 30.05.2013.
  • Баяндин В.И. Особенности принятия присяги в русской армии в ХIХ — начале ХХ века / В.И.Баяндин. // Военно-исторический журнал. – 2011. - №7. - С.24-28.
  • Баяндин В.И. «Разыскиваются мещане, состоящие в рекрутской очереди»
  • Борьба с уклонистами от военной службы в XIX — начале ХХ века / В.И.Баяндин. // Военно-исторический журнал. – 2013. - №3. - С.58-63.
  • Горелов В.Н. «Вместо ссылки в Сибирь на поселение… к отдаче в военную службу» / В.Н.Горелов // Военно-исторический журнал. 2012. № 11. – С.51-55.
  • Рудник С.Н. Первый призыв на военную службу на основе всеобщей воинской повинности в России. / С.Н.Рудник. // Военно-исторический журнал. – 2013. - №2. - С.10-14.
  • Фабрика Ю.А. Сибирский щит (становление сибирского воинства и военные деятели Сибири) / Ю.А.Фабрика. - Новосибирск: Новосибирский полиграфический комбинат, 2001. – 252с.
  • Алексеев Н. С. Ответственность за уклонение от военной службы в истории русского права и в советском праве: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук /Н. С. Алексеев. - Ленинградский государственный университет им. А. А. Жданова. - Ленинград, 1950. - 18 с. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=51294 – 29.05.2013.
  • Рекрут [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BA%D1%80%D1%83%D1%82 – 28.05.2013.
  • Комплектование русской армии [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://army.armor.kiev.ua/hist/k_rus_arm.shtml - 30.05.2013.
  • Всероссийский день призывника[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.calend.ru/holidays/0/0/101/- 28.05.2013.
  • Уклонение от армии. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://pravomer.info/uklonenie-ot-armii.php - 29.05.2013.

Другие события 15 ноября