Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День ракетных войск и артиллерии (Россия) – 19 ноября

Согласно Указу Президента РФ № 549 от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных силах РФ» ежегодно 19 ноября отмечается памятный день Вооруженных Сил — День ракетных войск и артиллерии. Отмечается в ознаменование заслуг артиллерии в разгроме немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом, первый этап которого начался с контрнаступления советских войск 19 ноября 1942 года. Артиллерии в этом контрнаступлении принадлежала ключевая роль. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 октября 1944 года заслуги артиллеристов были отмечены учреждением праздника — Дня артиллерии. В 1964 году праздник был переименован в День ракетных войск и артиллерии.

Ракетные войска и артиллерия - один из родов сухопутных войск ВС РФ, являющийся основным средством огневого и ядерного поражения противника в ходе ведения общевойсковых операций (боевых действий). Организационно они состоят из ракетных, реактивных, артиллерийских бригад, в том числе смешанных, артиллерийских дивизионов большой мощности, реактивных артиллерийских полков, отдельных разведывательных дивизионов, а также артиллерии общевойсковых бригад и военных баз. Части и подразделения ракетных войск и артиллерии организационно входят в другие виды и рода войск ВС России и других «силовых» структур. Основными задачами ракетных войск и артиллерии являются: завоевание и удержание огневого превосходства над противником; поражение его средств ядерного нападения, живой силы, вооружения, военной и специальной техники; дезорганизация систем управления войсками и оружием, разведки и радиоэлектронной борьбы; разрушение долговременных оборонительных сооружений и других объектов инфраструктуры противника; прикрытие открытых флангов и стыков; участие в уничтожении воздушных и морских десантов противника и другие. В мирное время ракетные войска и артиллерия стоят на страже Отчества и берегут рубежи родной страны. Отмечая свой день, они устраивают показательные учения, стрельбы и парады.

Артиллерия – от старофранцузского «приготовлять», «снаряжать». Возникновение артиллерии стало возможным после изобретения пороха. Она пришла на смену метательным машинам. Впервые огнестрельное оружие применено арабами в конце XII – начале XIV веков. С 1320-х гг. оно через Испанию проникло в Западную Европу. Первые огнестрельные орудия применялись лишь при осаде и обороне крепостей. Позднее артиллерия стала подразделяться на полковую, полевую, осадную и крепостную. Орудия разделялись на пушки (стреляли ядрами и картечью), гаубицы (гранатами, картечью и др.), и мортиры (бомбами).

В России появление огнестрельных орудий с достоверностью восходит к концу XIV столетия. И В.Татищев, и большинство специалистов связывают его с нападением войск хана Тохтамыша на Москву в 1382 году. В описании обороны города отмечается, что русские воины и простые жители применяли разнообразные средства вооружённой борьбы, в том числе огнестрельные. Летописи также свидетельствуют, что в княжение Дмитрия Донского, в 1389 г., привезены были из-за границы «арматы и стрельба огненная». Затем из летописей же видно, что артиллерия играла практическую роль в войнах, которые велись Новгородом, Тверью, Москвою и т. д. С конца XV века имеются уже фактические свидетельства выделки артиллерийских орудий в самой России; но есть основание полагать, что железные орудия ковались у нас гораздо ранее. В Москве в 1488 г. существовала литейная, называвшаяся «пушечною избой» и, без сомнения, устроенная, вызванным тогда в Москву знаменитым зодчим и литейщиком Аристотелем Фиораванти, который участвовал в походах на Новгород (1477—1478), Казань (1482) и Тверь (1485) как начальник артиллерии и военный инженер.

Вся артиллерия называлась на Руси «огнестрельным снарядом» или «большим снарядом». Начальником его во время похода был пушкарский голова — одно из важнейших лиц на войне. Артиллеристы назывались пушкарями и стрелками, смотря по величине орудий, при которых они находились. К каждому орудию назначалось не более двух пушкарей, которым придавались податные люди для прислуги. Хозяйственными делами заведовал пушкарский приказ.

В XVI в. появляются русские литейщики и между ними Андрей Чохов. Более 60 лет работал он в Москве на Пушечном дворе, где создал большое количество (по документам известно более 20) тяжёлых орудий, в том числе Царь-пушку.

«Литец» Андрей Чохов начал работать на московском Пушечном дворе в конце 60-х годов XVI века, в период царствования Ивана Грозного. Впоследствии именно здесь он стал одним из самых известных русских мастеров меднолитейного дела. На Пушечном дворе под руководством Чохова прошли школу литейного искусства его ученики - Проня Федоров, Микита Провоторов, Дружина Романов, Богдан Молчанов, Игнат Максимов и многие другие, также ставшие впоследствии известными мастерами.

Чохов был придворным литейщиком. В Санкт-Петербурге в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи хранится семь пушек, отлитых Чоховым во второй половине XVI века - начале XVII века. Две пушки московского мастера находятся в Швеции в замке Грипсгольм.

В XVI веке пушка как огнестрельное орудие имела определенные установившиеся формы. Она представляла собой медный, литой, несколько конусообразный ствол. Задняя часть ствола именовалась казенной, а наиболее тонкая, передняя часть - дульной. Казенная часть завершалась торелью и винградом. Торелью (от слова "тарелка") называлась задняя стенка ствола орудия, изготовлявшаяся в виде круглого плоского диска с фигурным профилем по краю. Винград, т. е. выступ на казенной части ствола, обычно выполнялся в виде декоративной виноградной кисти или шара.

На пушках того времени обычно помещались массивные цилиндрические цапфы - выступы в средней части ствола. Этими выступами стволы устанавливали на лафете. В старину эти выступы назывались вертлюгами. Над ними сверху помещали скобы, или дельфины, которые в XVI и XVII веках выполнялись в виде рыб. Эти скобы служили главным образом для перетаскивания и установки пушки. Орудие обычно стояло на деревянном двухколесном лафете, который был окован для прочности полосовым железом.

Важнейшей отличительной особенностью орудийных стволов, отливавшихся русскими мастерами в XVI-XVII веках, являлась их великолепная художественная отделка. Мастера, как правило, украшали их богатейшими орнаментальными композициями из трав и цветов и пространными надписями. Во многих случаях стволам орудий придавали оригинальную форму - иногда их делали в виде свитков, поверхность украшали фигурными поясами-фризами, накладными рельефными изображениями людей, животных и т. п.

Знаменитая Царь-пушка, один из редких памятников русского литейного искусства, установлена на Ивановской площади Кремля, рядом с памятником архитектуры XVII века - церковью Двенадцати апостолов. Она была отлита Чоховым в 1586 году по приказу царя Федора Ивановича на московском Пушечном дворе. Длина этого огромного орудия составляет 5 метров 34 сантиметра. Наружный диаметр ствола - 120 сантиметров, диаметр узорного пояса у дула - 134 сантиметра, калибр - 890 миллиметров. Ствол Царь-пушки, отлитый из высококачественной бронзы, имеет коническую форму. Вся поверхность ствола украшена литыми фигурными фризами, орнаментальными поясами, надписями.

Дульный и казенный обрезы ствола имеют высокие, выступающие над поверхностью пояса с фигурными пятилепестковыми розетками. Центральная часть ствола разделена выпуклыми орнаментальными и плоскими рельефными фризами. По бокам ствола расположено восемь литых скоб, предназначенных для укрепления канатов при перемещении пушки.

Выше передней правой скобы вылита надпись: «Божиею милостию царь и великий князь Федор Иванович государь и самодержавец всея великия Росия». Здесь же литое изображение увенчанного короной царя Федора Ивановича, сидящего на коне со скипетром в руке. На верхней части ствола отлиты две надписи: справа – «Повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Федора Ивановича государя самодержца всея великия Россия при его благочестивой и христолюбивой царице великой княгине Ирине»; с левой стороны – «Слита бысть сия пушка в преименитом царствующем граде Москве лета 7094, в третье лето государства его. Делал пушку пушечный литец Ондрей Чохов». На казенной части орудия перед последним, задним, широким поясом в стволе имеется затравочное отверстие. А дальше, на самом краю ствола, вырублено: «2400 пуд». Таков вес Царь-пушки, что составляет 39312 килограммов. Это была самая большая пушка в мире.

Царь-пушка имеет своеобразную конструкцию. Заслуживает внимания то, что тело этого орудия не имеет важнейших элементов, присущих орудийным стволам того времени. У Царь-пушки нет цапф - цилиндрических приливов на средней части, которыми стволы укладывались на станины лафетов. Вторая особенность: отсутствие на казенном срезе-торели винграда - приспособления в виде фигурного выступа. В древности Царь-пушку долгое время называли еще и «Дробовиком Российским», хотя на самом орудии в литой надписи оно названо «пушкой». Такое несоответствие названий заставило специалистов подробнее рассмотреть внешний вид и внутреннее устройство этого артиллерийского гиганта.

Известный историк техники профессор Н. И. Фальковский в 1946 году предпринял тщательный обмер Царь-пушки. Детальные обмеры канала ствола Царь-пушки были произведены также во время реставрационных работ в 1980 году. Исследования позволили определить, к какой категории артиллерийских орудий должна быть отнесена Царь-пушка.

По устройству канала ствола это орудие близко к мортирам. Канал ствола состоит из двух частей. Первая часть, или, как называют ее в мортирах, «котел», имеет сложную форму. Передняя его часть длиной 1000 миллиметров от дульного среза представляет собой конус, сужающийся от дула внутрь ствола; далее идет почти цилиндрическая часть, переходящая в узкую длинную камору. Дульная часть ствола внутри имеет диаметр 92 сантиметра, а казенная часть - 44 сантиметра. Такая форма канала ствола Царь-пушки, отсутствие снаружи цапф и винграда позволяют сделать вывод, что этот великолепный образец литейного искусства конца XVI века хотя и близок к мортирам, но все же относится к особому виду артиллерийских орудий. Подобных ему среди сохранившихся русских артиллерийских орудий того времени нет. Конструкция ствола позволяет предположить, что для стрельбы из этого орудия мог быть применен главным образом «дроб» - картечь. Ядра, которые лежат сейчас возле Царь-пушки,- декоративные, чугунные. Они отлиты в 1835 году на заводе Берда в Петербурге.

Царь-пушке не пришлось участвовать в боевых действиях, однако несомненно, что ее отливали именно как боевое орудие, а не в чисто декоративных целях. Царь-пушка является шедевром тяжелой крепостной артиллерии своего времени. Н.И. Фальковский считает, что, ожидая очередного нашествия татар и сооружая новые укрепления, москвичи вряд ли занялись бы изготовлением бутафорской пушки весом 2400 пудов. Такого же мнения придерживается и ряд других авторов. Так, в книге А. Позднева «Творцы отечественного оружии», высказана мысль о возможности участия Царь-пушки в обороне Москвы. «В 1591 году при приближении к Москве татарских полчищ Казы-Гирея,- пишет А. Позднев,- в боевую готовность была приведена вся московская артиллерия, и в том числе Царь-пушка Чохова. Ее установили в Китай-городе для защиты главных кремлевских ворот и переправы через Москву-реку».

В течение почти четырехсотлетнего существования Царь-пушка не раз меняла свое место. Как известно, вскоре после отливки и отделки ее поверхности она была перевезена в Китай-город. Здесь ей было определено место па Красной площади около Лобного места. Долгое время Царь-пушка не имела лафета. Она покоилась на специальном станке с определенным, заранее заданным углом возвышения. Старинные письменные источники, а также планы и чертежи Москвы и Московского Кремля, составленные в XVI-XVII веках, свидетельствуют о том, что огромные артиллерийские орудия, отлитые русскими мастерами, долгое время располагались на Красной площади. Так, на планах Московского Кремля XVI века видно, что пушки стояли у главных проездных ворот Кремля - возле Спасской и Никольской башен. Царь-пушка Андрея Чохова находилась на Красной площади длительное время - ее переместили в Кремль лишь в начале XVIII века.Перевозка огромных пушек в старину была сопряжена с большими трудностями. С одного места на другое Царь-пушку перетаскивали при помощи катков - толстых бревен.

Задумав постройку в Кремле «цейхгауза», Петр I имел намерение сделать его хранилищем «всякого воинского оружия и воинских трофеев». В 1702 году последовал указ царя «О начале строения Цейгауза», а в 1706 году был издан еще один указ - о составлении списков достопамятных орудий: «...на боях, где воинским случаем под гербами их взяты и ныне есть на лицо, и то все собрав, взять к Москве и в новопостроенном Цейгаузе для памяти на вечную славу поставить».

Вскоре после этого указа в Москву были доставлены пушки из Смоленска, их выставили затем «у Посольского приказа на волоках и дровнях». Тогда же была перевезена в Кремль и Царь-пушка, которую уложили во дворе цейхгауза (или, как он стал называться позже, Арсенала). Однако и в начале XVIII века часть больших орудий все еще находилась на Красной площади, где над ними был устроен «крытый дранью шатер». Но в 1786-1788 годах и эти пушки были перевезены в Кремль и установлены на бровке холма Ивановской площади.

В XVI веке появилось в России и первое сочинение по артиллерийской части, «Устав ратных пушечных и других дел», составленный Онисимом Михайловым. Начало русской регулярной артиллерии относится к 1695 г., когда при Преображенском полку была учреждена бомбардирская рота из 6 мортир и 4 пушек. Капитаном этой роты с 1695 по 1706 г. был сам царь Пётр I.

Одной из самых важных проблем, стоявших перед Петром I и его ближайшими сподвижниками в первые годы Северной войны (1700—1721 гг.), было обеспечение русской армии единообразным и надёжным оружием. Напряжённая военная обстановка требовала постоянного наращивания всех видов вооружения, и прежде всего артиллерии, значительная часть которой была утрачена во время «Нарвской конфузии» 1700 года, а оставшаяся не отвечала современным условиям ведения войны. Новому начальнику артиллерийского ведомства генерал-майору Якову Вилимовичу Брюсу (1670—1735), назначенному на эту должность в 1704 году, необходимо было восстановить и совершенствовать материальную часть артиллерии.

В кратчайшие сроки Брюс разработал единую систему измерения всех частей артиллерийских орудий, в основу которой был положен калибр орудия. Им же были разработаны и введены в практику русская артиллерийская шкала и артиллерийский вес. Шкала представляла собой металлическую линейку, на которой были нарезаны диаметры каменных и чугунных ядер, соответствовавшие определённым линейным калибрам. Этот инструмент служил основной мерой не только при проектировании, но и при проверке готовых орудий и снарядов. Одновременно Я.В. Брюс ввёл понятие об артиллерийском весе, при помощи которого определялись калибры орудий и снарядов. За единицу измерения был принят вес чугунного ядра диаметром в 2 английских дюйма (5,08 см). Этот вес получил наименование артиллерийского фунта, а ядро названо однофунтовым. Для разрывных полых снарядов был принят торговый вес.

Исполняя обязанности генерал-фельдцейхмейстера, Я.В. Брюс вникал во все процессы производства материальной части артиллерии, неукоснительно требуя единообразия в изготовлении не только орудий и снарядов, но также лафетов, станков и даже колёс к ним. Образцовые варианты их хранились в Артиллерийском приказе. Особое внимание Я.В. Брюс уделял производству боеприпасов. В исторической литературе достаточно подробно рассматриваются виды боеприпасов, существовавших в то время, описывается их устройство, указываются центры производства и даже количество изготовленных снарядов в год. Вопрос о качестве, как правило, не ставится. А между тем вопрос снабжения артиллерии пригодными для стрельбы боеприпасами стоял в первые годы Северной войны не менее остро, чем во время похода под Нарву в 1700 году.

3 июля 1705 года Брюс писал в Артиллерийский приказ, что из доставленных в Полоцк 600 двухпудовых бомб только 40 оказались годными для стрельбы. В письме он отдал распоряжение об осмотре всех бомб и ядер, находившихся на Пушечном дворе в Москве, и отборе их строго по специальным меркам. Брюс предъявлял жёсткие требования к заводам-изготовителям. В случае отливки бомб и ядер, не соответствовавших чертежу, они «взяты будут на государя безденежно».

Большую заботу проявлял Брюс и о хранении боеприпасов. «Да съезди в Ладогу, — писал он подьячему Д.Е. Козлову, — и при себе пересмотри порох и всякую бочку перевороти, которые дно и не в низу, то повороти в верх, потому что тот порох от долгова лежания без переворачивания портится, и надобно сие чинить весною и летом, а осенью и не одного того ради сего усматривай, и в забвении не оставь не токмо ладожский, но и новгородский порох».

Военное производство в России, в основном, было сосредоточено на казенных предприятиях Берг-коллегии и Военного ведомства. Частные заводы лишь иногда привлекались к выполнению военных заказов. Заводы Берг-коллегии, как правило, были представлены уральскими предприятиями.

В соответствии с потребностями армии имелось несколько типов военных заводов: пороховые, оружейные и арсеналы. К пороховым относились Охтенский, Михайловский-Шостенский и Казанский заводы, к оружейным — Тульский, Ижевский и Сестрорецкий (изготовляли новое и исправляли старое ручное огнестрельное оружие). Санкт-Петербургский, Киевский и Брянский литейный дворы относились к арсеналам, которые изготовляли, ремонтировали и хранили артиллерийские орудия, лафеты и т.д.

Производством артиллерии в первой половине XVIII века занимался только Московский пушечно-литейный двор, существовавший с 1584 года, и основанный Петром I в 1711 году Санкт-Петербургский литейный двор. Последний к «1714 году уже был построен на левом берегу Невы… 28 мая 1714 года вследствие высочайшего повеления, учреждены мастеровые избы и кузнецы в деревянном строении, называемом деловым двором на берегу Невы близ Литейного дома». В 1733 году для развития артиллерийского производства заложили фундамент каменного литейного дома, строительство и отделка которого были закончены уже к 1735 году. В деревянных строениях Санкт-Петербургского литейного двора установили «машины для сверления и обточения орудий», «в последующих годах найдено было необходимым построить для мастерских и магазеинов — каменных зданий в особенности в 1736 и 1737 годах, когда сильные пожары подвергли большой опасности деревянные артиллерийские строения».

Андрей Константинович Нартов, перейдя на службу в артиллерийское ведомство с 1744 по 1754 г. сделал не менее 30 важных для этой отрасли изобретений. Многие из них были связаны с усовершенствованием производства пушек и ядер. Кроме того, Нартов открыл способы устранения раковин (пустот) и трещин в пушках, что при несовершенстве литейного дела в ту эпоху было весьма актуально. Военно-технические работы осуществлялись в Секретной палате, которая была создана по предложению Нартова.

Под номером девятнадцать в личном списке изобретений А.К.Нартова значилась скорострельная батарея из сорока четырёх трёхфунтовых мортирок – небольших орудий с короткими стволами для ведения навесного (то есть практически вертикального) огня для поражения закрытых целей. Мортирки были помещёны на особом горизонтальном круге, который в свою очередь устанавливался на лафете. Полезность своей батареи Нартов видел в том, что она позволяла обстреливать неприятельское войско по широкой линии вдоль всей полосы наступления (до этого орудия могли бить преимущественно в одну точку).

По замыслу изобретателя, мортирки, объединенные в группы, должны были вести непрерывный обстрел противника. Одни из них готовились к выстрелу и стреляли, другие быстро заряжались и за счёт вращения круга, на котором они находились, занимали место разряженных орудий. Необходимый угол возвышения круга достигался при помощи подъёмного винта. Таким образом, скорострельная батарея А.К.Нартова была первым в военной практике случаем применения винтового подъёмного механизма.

Нартов создал своеобразный конвейер по обслуживанию этого орудия (чистке, заряжению т.п.) с неподвижными рабочими местами. Талантливое изобретение было сохранено в первоначальном виде до наших дней и находится в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге. На практике батарея А.К.Нартова не получила распространения, так как разработанный им метод артиллерийской стрельбы опережал своё время: трудности транспортировки и установки орудий в сражении преобладали над преимуществами скорострельной батареи.

И в создании артиллерийских приборов Нартов намного опережал свою эпоху. В то время артиллерийские орудия наводили на цель путём длительной пристрелки, практически на глазок. Нартов считал, что для точности прицела необходимо оптически приблизить вид неприятельского лагеря к бомбардирам и канонирам (так называли артиллеристов в XVIII веке). Изобретённый А.Нартовым оптический прицел представлял собой математический инструмент со зрительной трубой, дающей определённое увеличение, позволяющее чётко видеть объекты на расстоянии. К трубке присоединялся ватерпас – прибор, служивший для быстрого наведения ствола в направлении цели как по горизонтали, так и по вертикали. К сожалению, сегодня неизвестно, применялся ли оптический прицел на полях сражений, но предполагаемый эффект от его использования был безусловно высоким.

Следующие заметные меры по усилению Санкт-Петербургского арсенала были предприняты в период правления Екатерины II, когда в 1776 году генерал-фельдцейхмейстер князь Г.Орлов утвердил представленные ему «планы новых каменных магазеинов, к возведению которых преступлено было в том же году и оные окончены в 1780 году».

В XVIII веке активизировалась деятельность в области артиллерийского производства и в Киеве. В этом важном «стратегическом пункте не только для южных и юго-западных наших военных действий, но и для западных», «против Крыма и поляков император Пётр Великий» заложил крепость, внутри которой «делали для осадной и полевой артиллерии лафеты и починяли оные», там же «находились деревянные здания под названием пушечного двора».

В 1764 году пушечный двор в Киеве усилили, поэтому этот год считается датой основания Киевского арсенала, который не занимался отливкой орудий, ограничиваясь лишь производством лафетов и иных артиллерийских изделий. Третьим городом, который также можно назвать «колыбелью» отечественного артиллерийского производства в XVIII веке был Брянск. В нём также существовала старинная крепость. В 1706 году вместе с приведением части западной границы в оборонительное положение, постройкой от Смоленска до Брянска засеки Брянскую крепость исправили и усилили. Внутри крепости находился склад артиллерии — арсенал. При Петре I он включал в себя: осадной артиллерии пушек 24-фунтовых — 40, мортир большого калибра медных — 12, мортир малого калибра чугунных — 1008.

К концу XVIII столетия ощущалась нехватка артиллерийских систем. В начале 1780-х годов стратегические интересы Российской империи были связаны с Крымом. В этих условиях надо было подумать об упрощении и удешевлении снабжения армии, действовавшей в Нижнем Приднепровье, поэтому 1783 год стал знаковым в истории артиллерийского производства в России. Тогда по указу Екатерины II внутри крепости Киева под надзором М.С.Бегичева началось строительство каменного арсенала. На эти цели было ассигновано 300тыс. рублей (в 1788г. в связи с началом войны с Турцией выдачу денег прекратили). В 1783году Екатерина II повелела и в Брянске построить литейный дом с необходимыми строениями для литья орудий и изготовления лафетов, на что по смете была отпущена сумма в 149400 рублей. В том же году Московский арсенал прекратил производство и ремонт орудий, а впоследствии был включён в состав Брянского арсенала.

Арсеналы России комплектовались в основном за счёт прикрепления к ним, с одной стороны, опытных мастеров, а с другой — армейских чинов. В дальнейшем убыль в рабочей силе арсеналов пополнялась за счёт рекрутов, не способных к строевой службе.

Армейские чины и рекруты, поступавшие в мастеровые, становились казенными людьми, проходившими службу при военном предприятии. В войсках до 1793 года срок службы был пожизненным, а затем составлял 25 лет, но на работников военных арсеналов и заводов это правило не распространялось. По истечении 25-летнего срока службы их записывали в «неспособные» и отправляли в особые инвалидные команды.

Необходимость систематической подготовки отечественных специалистов для казенных заводов возникла уже в начале XVIII столетия, а в 1711 году последовало предписание об учреждении школ при мануфактурных предприятиях. Однако первая школа была организована лишь в 1716 году при Олонецком Петровском заводе; «в Петербурге в то же время действовала артиллерийская школа, выпускавшая учеников инструментальщиков. В ней проходили обучение почти все дети работных людей предприятий Артиллерийского ведомства».

Императрицей Анной Иоанновной был учреждён Артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус. В указе императрицы о школах и мастерствах, в частности, говорилось о том, чтобы при Санкт-Петербурге и Москве «иметь и обучать в чертёжном искусстве из шляхетства и офицерских детей русских и иноземцев, как о том в адмиралтейском регламенте определено; также и мастеровых людей было б довольно ж и в тех мастеровых заранее ж обучать, чего ради сверх тех определённых в артиллерийских школах и гарнизонах, в арсеналах Санкт-Петербургском же и Московском иметь во всяком по пятьдесят человек, в которые изо всех приискать к тому способных молодых и крепких людей из солдатских и пушкарских детей и из гулящих…».

К концу XVIII века все эти учебные заведения не были способны подготовить необходимых мастеровых для российских арсеналов. На базе Артиллерийского и инженерного шляхетского корпуса был создан 2-й кадетский корпус, который с 1800 года готовил общевойсковых офицеров.

С вступлением на престол Павла I начались преобразования в артиллерийском деле. Управлял артиллерийским департаментом генерал-лейтенант А.А.Аракчеев. Главным для графа Аракчеева была чистота и точность работы. В 1805 году был впервые составлен атлас чертежей для технических артиллерийских заведений. До этого на арсеналах России при отливке орудий руководствовались специальными чертежами артиллерийских стволов всех калибров, выгравированных в натуральную величину на медных досках.

А.А.Аракчеев одним из первых среди европейских преобразователей артиллерии пошёл по пути уменьшения числа орудийных калибров и облегчения веса артиллерийских систем. Последнее не только увеличивало манёвренность артиллерии на поле боя, но и способствовало большей сохранности орудий и артиллерийских запряжек во время сражений.

Поистине прорывным событием в совершенствовании огнeвoгo поражения противника силами и средствами артиллерии стало появление на рубеже XIX и XX веков орудий со стальными нарезными стволами, стрелявшими продолговатыми снарядами, заряжание которыми производилось с казенной части. (Нарезное оружие имеет, в отличие от гладкоствольного, винтообразные нарезы (желобки) на поверхности канала ствола. При выстреле ведущий поясок снаряда (оболочка пули), изготовленный из мягкого металла, врезается в нарезы. На пояске образуются выступы и углубления, благодаря чему снаряд (пуля), двигаясь в канале ствола, поворачивается вокруг своей оси и помимо поступательного получает ещё и вращательное движение, обеспечивающее устойчивость в воздухе и большую дальность полёта). Решающий научный вклад в дело перевооружения русской артиллерии нарезным оружием внес генерал от артиллерии Н.В. Маиевский (1823-1892). Его трудами «О влиянии вращательного движения снарядов на углубление их в твердые среды» и «Курс внешней баллистики» были заложены теоретические основы создания нарезной артиллерии. Под его руководством были разработаны основные технические вопросы, связанные с усовершенствованием артиллерийского вооружения во второй половине XIX века. Все сконструированные им типы орудий полевой и крепостной артиллерии по своим качествам не имели равных в мире.

Важнейшее значение в области проектирования и технологии производства артиллерийских стволов имели труды выдающегося ученого-артиллериста А.В. Гадолина. Он первым предложил способ изготовления двух- и более слойных стволов, что решило проблему их прочности без увеличения общего веса орудий, позволяя при этом повысить их мощность и дальнобойность.

Трудами B.C. Барановского и А.П. Энгельгардта были созданы стальные лафеты, противооткатные устройства, унитарный патрон, быстродействующие механизмы наведения, заряжания и выстрела, что обеспечило повышение скорострельности с двух—трех до десяти выстрелов в минуту. В это же время Р.А. Дурляхов разработал дульный тормоз к полевой пушке, а внедрение в конце 80-х — начале 90-х годов XIX века бездымного (пироксилинового) пороха группой инженеров под руководством профессора Михайловской артиллерийской академии Н.П. Федорова по существу завершило обновление отечественной артиллерии, начатое вооружением русской армии нарезными орудиями в 1860 году. Появившаяся техника новыми качествами дальнобойностью, скоротрельносью, меткостью, повышенной мощностью действия снаряда у цели, маневренностью, которые открывали большие возможности в решении огневых задач Для их реализации необходимо было разработать более современные методы стрельбы и тактики боевого применения артиллерии.

Основы теории стрельбы нарезной артиллерии заложил профессор Михайловской артиллерийской академии полковник В. И. Шкларевич. В 1874 году он создал первые научно обоснованные Правила стрельбы для дальнобойной нарезной полевой артиллерии. Еще в 60-е годы XIX века Н.Л. Чебышев (брат математика ПЛ. Чебышева) разработал простейшие способы стрельбы с закрытых позиций. Эту идею развил и теоретически обосновал К.Г.Гук в своем труде «Закрытая стрельба полевой артиллерии» (1882). Впервые в боевой обстановке стрельбу с закрытой огневой позиции применил при обороне Порт-Артура в начале мая 1904 года командир батареи капитан Л.Н. Гобято. А 11 июля 1904 года в бою под Дашичао артиллеристы 1-й и 9-й Восточно-Сибирских артиллерийских бригад впервые в боевых условиях массово применили стрельбу с закрытых огневых позиций и достигли значительных успехов в «заблаговременном» огневом поражении артиллерии противника.

В начале XX века развитие способов огневого поражения продолжилось. Были приняты на вооружение семь новых артиллерийских систем различного калибра и назначения, начиная с 76-мм горной пушки и кончая 203-мм мортирой, а в 1915 году была принята на вооружение 305-мм система, которая участвовала в Великой Отечественной войне в боях за Ленинград и при взятии Кёнигсберга.

Совершенствовалась штатная организация артиллерии. Полевая артиллерия стала делиться на легкую, конную, конно-горную, мортирную (гаубичную) и тяжелую. В легких и горных батареях было по 8 орудий, в конных и мортирных — по 6, в тяжелых — по 4 орудия. Дивизионы состояли из 2—3 батарей. Корпусная артиллерия представлялась дивизионом или полком 122-мм легких гаубиц, а дивизионная — бригадой или полком 76-мм пушек.

Большое внимание было уделено разведке и связи. В полевые батареи включали команды разведчиков с артиллерийскими стереотрубами (ACT) и телефонистов со средствами проводной связи. В 1906 году была принята на вооружение оптическая орудийная панорама, в 1909 году — буссоль Михайловского-Турова, стоявшая на вооружении до конца Великой Отечественной войны. В том же 1909 году капитан Н.А. Бенуа разработал первую в мире звукометрическую станцию для засечки стреляющих батарей.

В порядке организационного совершенствования огневого поражения противника был осуществлен решительный переход к стрельбе с закрытых позиций, подчеркивалась исключительная роль стрельбы группой батарей, были разработаны и внедрены в практику войск методы ведения сосредоточенного огня, огня шрапнелью, методы борьбы с артиллерией и способы стрельбы по батареям противника. Особый упор делался на взаимодействие артиллерии с пехотой и конницей. Боевые действия артиллерии на главном направлении должны были планироваться и вестись под руководством одного начальника.

Русские артиллеристы были хорошо подготовлены к Первой мировой войне. Кайзеровские и австро-венгерские войска, действовавшие в маневренный период войны в линейных боевых порядках («цепями»), и их артиллерия на открытых огневых позициях несли колоссальные потери от огня русской артиллерии.

Боевые действия в позиционных условиях потребовали новых средств разведки и корректирования огня. В 1915—1916 гг. была создана специальная артиллерийская авиация, на самолетах которой были установлены первые в мире автоматические пленочные аппараты для маршрутной съемки. Появилась бомбардировочная авиация, в связи с чем увеличилась глубина огневого поражения противника и оно стало комплексным. Для подавления траншейной обороны потребовались большое количество артиллерии, проведение продолжительной артиллерийской подготовки атаки и более тесное взаимодействие огня артиллерии и действий войск. В эти же годы началось формирование 48-го артиллерийского корпуса тяжелой артиллерии особого назначения (TAOH), в состав которого входили шесть тяжелых артиллерийских бригад (388 орудий от 120-мм до 305-мм калибра). Так зародилась артиллерия РГК.

Выдающимся событием в кампании 1916 года стала наступательная операция Юго-Западного фронта — Брусиловский прорыв, охарактеризовавшаяся возросшей ролью и творческим применением артиллерии. Были массово использованы все приемы и методы огневого поражения противника, теоретически и практически наработанные после Русско-японской войны с учетом ее опыта. Артиллерия сосредоточивалась на участках прорыва с плотностью от 18 до 35 орудий на 1 км фронта; артиллерийская подготовка в армиях планировалась централизованно по конкретным целям продолжительностью от 8 до 48 ч; атака поддерживалась подвижным огнем или огневыми завесами (огневым валом это еще не называлось); для обеспечения тесного взаимодействия наблюдательные пункты артиллерии располагались вблизи наблюдательных пунктов командиров поддерживавшихся пехотных частей. В армиях на основе придававшейся артиллерии создавались артиллерийские группы по конкретным задачам, а именно: группы противобатарейной борьбы и группы разрушения; корпусная артиллерия и часть артиллерии дивизий ударных корпусов объединялась под управлением одного начальника; часть артиллерии оставалась у командиров дивизий для непосредственной поддержки пехоты; с началом атаки часть легкой артиллерии действовала в качестве орудий сопровождения в боевых порядках пехоты; часть артиллерии выделялась в резерв. Появление новых средств разведки, увеличение точности определения координат целей и учет условий стрельбы позволили заложить основы полной подготовки установок для стрельбы на поражение.

В ходе операции Юго-Западного фронта войска прорвали глубокоэшелонированню оборону противника в полосе 470 км и продвинулись на глубину от 60 до 150 км. Австро-венгерская армия в этой операции потеряла около 1,5 млн. человек. К концу Первой мировой войны огневая мощь русской артиллерии значительно возросла, ее количественный состав увечился с 7 до 10 тыс. орудий. Боевые действия показали, что успех боя и операции обеспечивается решительным сосредоточением артиллерии на главном направлении, умелым созданием артиллерийских групп и твердым управлением их огнем, проведением артиллерийской подготовки атаки, непрерывной поддержкой наступающих, тесным взаимодействием огня и движения войск и всесторонним материальным обеспечением. Огневое поражение стало одним из основных факторов достижения конечных целей операции (боя). Методы огневого поражения противника, примененные в ходе Брусиловского прорыва и других операций Первой мировой войны, стали предметом пристального изучения и дальнейшего совершенствования вплоть до начала Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Гражданская война не внесла каких-либо новых решений в организацию и ведение огневого поражения противника. Можно отметить опыт установки орудий на железнодорожные платформы, баржи, пароходы для создания своего рода подвижных артиллерийских батарей. Впервые в военном искусстве при обороне Каховского плацдарма в августе—сентябре 1920 года была создана противотанковая артиллерийская оборона, которая успешно противостояла войскам Врангеля.

Двадцатилетний период (1921—1941) между Гражданской и Великой Отечественной войнами в строительстве артиллерии был весьма напряженным и результативным. Техническая политика перевооружения осуществлялась в два этапа: на первом — модернизация, на последующем — создание новых образцов.

Основным идейным стержнем развития тактики артиллерии и соответственно огневого поражения противника явились положения теории глубокого боя (глубокой операции). Признавалось необходимым обеспечить пехоту, танки и кавалерию огнем артиллерии на всю глубину выполнения боевых задач. С этой целью предусматривалось: в наступлении проводить артиллерийскую подготовку атаки и артиллерийское сопровождение; в обороне поддерживать огнем артиллерии действия передовых отрядов, боевого охранения, сковывающей (первые эшелоны) и ударной (вторые эшелоны и резервы) групп войск. В наступлении предусматривалось создание из штатной и приданной артиллерии временных артиллерийских групп. При организации прорыва обороны считалось необходимым создавать плотность артиллерии, равную 75—110 орудиям и минометам на 1 км фронта участка прорыва. Учитывая опыт Первой мировой войны, в ходе которой продолжительность артиллерийской подготовки атаки от нескольких дней в 1915—1917 гг. сократилась до 1,5—3 часов в 1918 году, считалось, что артподготовка может быть от 1,5 до 2 часов в зависимости от условий. С развитием боя в глубине обороны противника от артиллерии требовалось последовательно подавлять очаги сопротивления перед фронтом и на флангах наступающих войск, артиллерию, органы управления, объекты тыла противника, а также воспрещать огнем его контратаки, маневр резервами и отходящими частями.

В ходе оборонительных действий артиллерия готовила огонь по районам сосредоточения противника, маршрутам его выдвижения, перед передним краем и в глубине своей обороны. Предусматривались подготовка и ведение массированного огня, проведение артиллерийской контрподготовки и поддержка контрударов.

На основе боевого опыта, полученного в военных конфликтах 1939—1940 гг. (Хасан, Халхин-Гол, Финляндия), выявилась необходимость в период артиллерийской подготовки атаки привлекать орудия прямой наводки для разрушения ДОСов, ДЗОСов, ДОТов. Также пришли к выводу, что артиллерия должна поддерживать атаку танков и пехоты при прорыве обороны противника огневым валом, последовательным сосредоточением огня или их комбинацией в сочетании с огнем орудий танковой поддержки, ведущих огонь прямой наводкой.

На полях сражений Великой Отечественной войны важную роль в достижении эффективности артиллерийского огня играла артиллерийская разведка. В первый период войны её части и подразделения действовали в чрезвычайно трудных условиях, связанных с острой нехваткой средств разведки, большими потерями, недостаточной укомплектованностью частей и подразделений подготовленными кадрами специалистов и маневренным характером боевых действий. Особенно большие потери в первые дни войны понесла корректировочно-разведывательная авиация. Так, в 10-й армии Западного фронта на аэродроме в районе города Ломжа утром 22 июня 1941 года были уничтожены самолёты корпусных корректировочно-разведывательных авиационных эскадрилий 1-го, 5-го стрелковых и 6-го кавалерийского корпусов. Уцелел лишь один самолёт, успевший до налета авиации противника подняться в воздух. Столь же большие потери корректировочно-разведывательной авиации были в других армиях приграничных округов.

Отсутствие корректировочно-разведывательной авиации и средств звуковой разведки (например, в 30-й армии Западного фронта был лишь один такой взвод) чрезвычайно затрудняло борьбу с артиллерией противника. Использование аэростатов наблюдения было практически исключено из-за господства в воздухе авиации противника. Кроме того, у сил артиллерийской разведки не было опыта применения своих средств в условиях маневренных боевых действий. Их возможности в первый период войны использовались не в полной мере из-за недостаточной подготовленности артиллерийских командиров и штабов к организации разведки.

Штаб артиллерии Красной армии предпринял серьёзные меры по подготовке кадров разведчиков, обеспечению частей и подразделений разведки необходимыми средствами и их реорганизации на основе боевого опыта. Уже в июле—августе 1941 года в артиллерии РККА была создана стройная структура разведывательных органов артиллерийских штабов. Разведывательный отдел штаба артиллерии Красной армии возглавил опытный специалист, который приобрёл боевой опыт в войне с Финляндией 1939—1940 гг., начальник кафедры артиллерийской инструментальной разведки (АИР) Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского полковник (впоследствии — генерал-майор артиллерии) М.В. Ростовцев.

Значительно улучшились условия ведения артиллерийской разведки, когда положение на фронте несколько стабилизировалось. В период коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны в артиллерийской разведке произошли значительные организационные изменения, связанные с её быстрым количественным и качественным ростом, а также развитием методов боевого применения во всех видах боя. Противник тщательно совершенствовал свою оборону. Она становилась многополосной, глубокоэшелонированной, осложняла ведение разведки и требовала усиления её средств. Особенно остро стоял вопрос обеспечения борьбы с артиллерией и миномётами противника. Прорыв полосы его обороны требовал массированного применения артиллерии. Это привело к формированию крупных артиллерийских соединений.

С декабря 1942 года стали создаваться артиллерийские дивизии РВГК, в которые по штату входили корректировочная авиационная эскадрилья и отдельный разведывательный артиллерийский дивизион (орадн). По новому штату в него входили одна батарея топографической и оптической разведки, две батареи звукометрической разведки и отдельный взвод фотограмметрической разведки.

Для укомплектования этих дивизий подразделениями артиллерийской разведки в ноябре—декабре 1942 года и первые месяцы 1943 года были сформированы 16 дивизионов артиллерийской инструментальной разведки. Организационные изменения способствовали повышению эффективности артиллерийской разведки и огневого поражения противника.

Bеликая Отечественная война подтвердила правильность технической политики в создании средств и основных положений организации и ведения огневого поражения противника, выработанных в мирное время и внесла много нового. Битва под Москвой положила начало новому этапу в боевом применении артиллерии и организации огневого поражения в наступлении. В директивном письме Ставки ВГК от 10 января 1942 года было сформулировано требование применять артиллерию не разрозненно, а массировать ее на направлении главных ударов. От нее требовалась непрерывная поддержка пехоты и танков в течение всего наступательного боя. Огонь артиллерии должен был вести их за собой от одной атакуемой позиции к другой. Такой порядок действий артиллерии получил название «артиллерийское наступление». Впервые в наиболее полном объеме оно было организовано и проведено в контрнаступлении под Сталинградом. Директива об «артиллерийском наступлении», в сущности, не меняла выработанной до войны схемы огневого поражения, но уточняла и усиливала ее. В это же время были разработаны и практически освоены основы организации и ведения «авиационного наступления».

По мере роста качественно-количественного состава артиллерийского вооружения возрастало массирование сил и средств огневого поражения на главных направлениях, что позволяло достигать огневого превосходства над противником и высокой степени его поражения, обеспечивавшей успешные действия пехоты и танков.

Операции Великой Отечественной войны подтвердили правильность положения о том, что успех прорыва обороны противника обеспечивается проведением мощной артиллерийской подготовки атаки. Артиллерийская подготовка стала важнейшим этапом артиллерийского наступления. Изменение ее параметров в ходе войны шло следующим образом: глубина одновременного подавления обороны противника увеличивалась до позиций дивизионных резервов (6—8 км от переднего края), а в ряде случаев и до позиции корпусных резервов (10— 12 км); продолжительность артиллерийской подготовки атаки, как правило, была 1—2 часа, иногда больше, например при штурме Кёнигсберга — 3 часа. С ростом плотностей артиллерии артиллерийская подготовка имела тенденцию к сокращению до 20—40 мин. Так, в Висло-Одерекой и Берлинской операциях она шла 20—25 мин; в построении артиллерийской подготовки атаки все больший вес приобретали огневые налеты (до 50 проц. времени и более); для быстрого и эффективного решения задач по уничтожению важных целей на переднем крае и в ближайшей глубине в ходе артиллерийской подготовки практиковалось поражение их огнём орудий прямой наводки. Плотность орудий составляла 20—25 и более на 1 км фронта. Шел непрерывный поиск способов увеличения глубины одновременного огневого поражения в ходе поддержки атаки и обеспечения тесного взаимодействия огня и движения пехоты и танков. С целью решения этой проблемы довольно широко применяпнсь двойной огневой вал, в системе огневого вала велся сосредоточенный огонь и огонь по отдельным целям.

В ходе Великой Отечественной войны была решена важнейшая задача огневого поражения танков противника путём создания системы глубокой противотанковой обороны, основу которой составляли противотанковые опорные пункты и сильные противотанковые резервы различного уровня, действовавшие во взаимодействии с подвижными отрядами заграждения. К борьбе с танками привлекались все виды артиллерии, в том числе зенитная. Была заново создана пушечная противотанковая артиллерия. В борьбе за завоевание огневого превосходства получило теоретическое обоснование и практическое развитие огневое поражение артиллерийских и минометных батарей противника — контрбатарейная борьба.

В тот период была материально и организационно создана реактивная артиллерия. О масштабах ее развития говорят следующие цифры: к концу 1944 года наша оборонная промышленность поставила в войска 10 114 самоходных боевых машин (в это число не вошли пусковые станки для запуска реактивных снарядов крупного калибра) и 12 570000 реактивных снарядов.

Реактивное вооружение также имеет давнюю историю. Наша страна была одним из пионеров развития ракетной техники. Ещё в 1516 году запорожцы под предводительством гетмана Рушинского применили боевые ракеты на порохе в сражении с крымскими татарами. Выдающийся русский ученый генерал К.И.Константинов писал, что «ракеты вошли в употребление для военных действий одновременно с изобретением артиллерийских орудий и употреблялись почти везде, где только употребляли порох».

В начале XVII в. Россия располагала сведениями об устройстве, изготовлении, хранении и применении зажигательных, сигнальных и фейерверочных ракет. Наиболее ранний из дошедших документов, представляющий собой практическое руководство по изготовлению и применению ракет, — известный «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», написанный в 1607—1621 гг. пушечным мастером Онисимом Михайловым. Он был обнаружен в 1775 году в Оружейной палате Московского Кремля и опубликован по приказу князя Г.А. Потёмкина. Состоит из двух частей, содержащих 663 параграфа. Во второй части «Устава» автор подробно описал особенности конструкции, порядок изготовления ракет и порохового движущего состава для них. Это свидетельство того, что уже в первой половине XVII века был накоплен определённый технический опыт, а также довольно широко распространено изготовление и применение различных ракет. Активное их применение, в том числе в военном деле, отмечено во второй половине XVII века. В то время боевые качества ракет уже были хорошо известны военным профессионалам. Так, в 1673 году легендарный предводитель запорожских казаков Иван Серко обратился к царю Алексею Михайловичу с просьбой прислать ему пушки, гранаты и ракеты. В ответной царской грамоте, датированной 29 августа 1673 года, указано: «А что били челом о присылке пушек ломовых, гранат и ракет и мастера, чтоб стрелять и сыпать из труб и по нашему Великого Государя Царского Величества указу ломовые пушки и гранаты и иные воинские запасы присланы вам в кош будут».

Соответственно расширялось производство ракет. В исторической литературе приводится описание фейерверка, устроенного в Великом Устюге в 1675 г. С этого времени пиротехнические ракеты стали применяться довольно широко. Их производство особенно возросло после создания в Москве в начале 80-х гг. XVII в. специальной пиротехнической лаборатории, названной ракетным заведением, в котором изготовлялись ракеты и пиротехнические составы к ним. Особенно широкий размах оно приобрело в период царствования Петра I. В 1680 году было основано специальное Ракетное заведение. В нём сам Пётр изготавливал и запускал ракеты, а также экспериментировал с различными пороховыми составами для них. В 1717 г. на вооружение русской армии впервые была принята сигнальная (осветительная) ракета. Сподвижники Петра Великого В.Д. Корчмин, Г.Г. Скорняков-Писарев и А.П. Демидов трудились над усовершенствованием ракет. Последние двое не только активно занимались совершенствованием конструкций ракет, но и оставили ряд серьезных рукописных научных сочинений, посвящённых данной проблеме.

Дальнейшее развитие ракетная техника получила в XVIII веке. Основные достижения отечественного ракетостроения того периода отражены в трудах генерал-фельдцехмейстера П.И. Шувалова, офицера-артиллериста М.В. Данилова, который в 1762 году опубликовал труд «Начальное знание теории и практики артиллерии», посвятив ракетам специальную главу. Кроме того, он написал книгу «Довольное и ясное показание, по которому всякий сам собою может приготовлять и делать всякие фейерверки и разные иллюминации. Сочинил артиллерии майор Михайло Данилов в 1777 году».

Ещё один крупный труд, обобщающий развитие отечественного ракетостроения, «Полное и подробное наставление о составлении увеселительных огней» принадлежит перу артиллерийского полковника Ф.С. Челеева, командовавшего 1-й лабораторной ротой, которая была экспериментальной базой, занимавшейся совершенствованием ракет и подготовкой кадров пиротехников для русской армии. Этот труд был опубликован в 1824 году и подвёл итоги развития отечественного ракетостроения за длительный период, оказал значительное влияние на развитие отечественного ракетостроения и служил хорошим учебным пособием для многих поколений русских ракетчиков.

В России работы над боевыми ракетами начались в 1810 г. В 1814–1817 гг. член Военно-ученого комитета А.И. Картмазов изготовил и испытал первые в стране 2-, 2,5- и 3,6-дюймовые (дм.) боевые зажигательные и фугасные пороховые ракеты с боковым стабилизатором (хвостом), имевшие максимальную дальность полета от 1,5 до 3 км. Но эти ракеты не были окончательно отработаны и на вооружение не принимались.

В 1815–1817 гг. русский артиллерист, герой Отечественной войны 1812 г. А.Д.Засядко на свои средства создал 2-, 2,5- и 4-дм. зажигательные и фугасные ракеты с боковым стабилизатором (дальность полета 1,6–2,7 км) и пусковые станки к ним, которые прошли войсковые испытания, однако на вооружение приняты не были. Впоследствии изобретатель создал пусковой станок для ведения залпового огня одновременно шестью ракетами. Создание такого станка и приспособления для наведения на цель были новшествами, позволявшими русским войскам эффективно применять боевые ракеты во время военных действий.

По инициативе А.Д.Засядко в Петербурге на Волковом поле было создано специальное «ракетное заведение» для промышленного производства боевых ракет. Русские войска впервые применили ракетное оружие в августе 1827 г. на Кавказе в ходе русско-иранской войны 1826–1828 гг. Но наиболее массовое применение русских боевых ракет имело место во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Эта война показала эффективность применения боевых ракет системы Засядко. Их производство было налажено в Тирасполе. Только в кампанию 1828 г. был произведен пуск 1191 ракеты (380 зажигательных и 811 фугасных), причем большинство из них при осаде крепости Варны.

За время войны было изготовлено 9745 ракет. В русской армии появилась Первая ракетная рота в составе 18 пусковых станков под командованием П.П.Ковалевского. Русские войска взяли Варшаву, предварительно обстреляв турецкие позиции ракетами. Ракетная рота принимала участие в форсировании Дуная, осаде Силистрии. За успешное руководство артиллерией в ходе войны 1828-1829гг. А.Д.Засядко был произведён в генерал-лейтенанты.

В 1834 г. талантливый военный инженер К.А.Шильдер, совершенствуя разработанную им трубную контрминную систему при обороне крепостей, разработал конструкцию подземной пусковой установки, имевшей наклонную направляющую трубчатого типа, а также ракеты усиленного фугасного действия. Он же впервые в истории ракетной техники применил электрозапал для воспламенения твердого ракетного топлива (пороха). К.А.Шильдер сконструировал и испытал в августе 1834 г. первые в мире ракетоносную подводную лодку и паром, вооруженные установками для запуска ракет, в том числе и из подводного положения. Таким образом, 1-я половина XIX в. характерна созданием и сравнительно широким боевым применением ракетного оружия.

В начале XIX века в нашей стране начали издавать большое количество специальных журналов и освещать в них актуальные проблемы развития различных отраслей науки и техники. Одним из первых таких изданий, регулярно освещавших проблемы ракетного дела, стал «Артиллерийский журнал». Его начал издавать Учёный комитет артиллерийской части, созданный в 1808 году путём преобразования Временного артиллерийского комитета для рассмотрения гарнизонной артиллерии, учреждённого в феврале 1804 года в Санкт-Петербурге. Уже в 1808 году на страницах журнала была опубликована статья «Опыт касательно высоты, на которую ракеты подниматься могут». И в последующем в «Артиллерийском журнале» регулярно появлялись научные публикации ракетной тематики. Так, в 1849 году была опубликована статья, обобщающая многолетний опыт производства ракет в России, под названием «Правила для употребления 2-х дюймовых боевых ракет с показанием предосторожностей какие должно наблюдать при действии ракетами, а равно при перевозке и хранении их в запасе». Принципиально важно, что в этой статье изложена классификация ракет, которые в те годы изготавливались в России: боевые, зажигательные и фугасные двух родов — с гранатой и картечью. Подробно описаны также конструктивные особенности ракетных станков, что говорит о значительном развитии их производства в России. «Правила» любопытны тем, что впервые сделана попытка дать определение ракеты. В первом параграфе записано: «Ракета, у нас изготовляемая, есть снаряд, состоящий из железной трубки, называемой гильзою, набитой ракетным составом». Это важный документ, свидетельствовавший, что руководство ракетным заведением начало налаживать технологию серийного производства ракет различного калибра.

В 1840–1860-е гг. наибольший вклад в развитие ракетного оружия и теории его боевого применения внес выдающийся представитель русской артиллерийской школы, ученый и изобретатель генерал-лейтенант Константин Иванович Константинов. В 1850–1859 гг. он возглавлял Петербургское ракетное заведение, а с 1859 г. исполнял должность заведующего приготовлением и употреблением ракет. Своей научной и изобретательской работой К. И. Константинов совершил подлинный переворот в ракетостроении того времени и способствовал тому, что русская ракетная техника заняла ведущее место в мире. Он разработал основы экспериментальной ракетодинамики, научные методы проектирования боевых твердотопливных ракет, а также контроля при их испытаниях и создал ряд приборов и устройств для определения баллистических характеристик. Кроме того, изобретатель выступил как новатор в области производства ракет, наладил их массовое изготовление, много сделал для механизации и безопасности технологического процесса, разработав более совершенный метод производства ракет с применением ряда новых, сконструированных им станков и мощных гидравлических прессов для запрессовки ракетного заряда.

К. И. Константинов создал 2-, 2,5- и 4-дм. ракеты и пусковые станки к ним. По сравнению с ракетами 1820–1840-х гг. ракеты Константинова имели большую дальность полета, более высокую точность стрельбы и надежность, а также выдерживали более длительные сроки хранения. Максимальная дальность полета 2-дм. ракет составляла 2,6 км, а 4-дм. — 5,3 км. Они имели равную и даже большую дальность стрельбы, чем соответствующие им по калибру первые образцы полевых артиллерийских орудий, были приняты на вооружение русской армии и изготовлялись Петербургским ракетным заведением. Пусковые станки Константинова не имели принципиальных отличий от станков 1820–1830-х гг., но были более совершенными, портативными и удобными в переноске и перевозке, обеспечивали более высокую скорострельность и точность стрельбы, особенно в горной местности. В 1856 г. К. И. Константинов разработал проект нового ракетного заведения и сконструировал для него машинное оборудование. В начале 1870-х гг. в г. Николаеве по этому проекту был построен ракетный завод.

В середине XIX в. ракетное оружие получило широкое распространение. Боевые ракеты были введены на вооружение почти во всех военных округах, ими вооружались и корабли военно-морского флота, а также военно-морские базы.

В 1850-е гг. ракетное оружие получило сравнительно широкое боевое применение, особенно во время Крымской войны 1853–1856 гг., когда ракеты Константинова использовались в полевых сражениях, при осаде и штурме крепостей, обороне Севастополя. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. на Балканах и в Закавказье были применены новые 2-дм. фугасные ракеты, головная часть которых снаряжалась бездымным пироксилиновым порохом, более мощным, чем дымный.

Таким образом, во 2-й половине XIX в. ракетное оружие получило дальнейшее развитие, однако научно-технический уровень ракетостроения оставался низким. В результате боевые ракеты стали уступать быстро прогрессирующей ствольной артиллерии. Особенно явно это проявилось после создания нарезных дальнобойных орудий, заряжающихся с казенной части, изобретения бездымного пороха и продолговатых снарядов. Ракетное оружие постепенно утрачивало свое значение и в 1860–1890-е гг. было снято с производства во всех армиях. В России производство боевых ракет продолжалось дольше, чем в других странах. В январе 1886 г. Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления принял решение о прекращении их изготовления, и они были сняты с вооружения в конце XIX в.

Несмотря на то, что боевые ракеты были сняты с вооружения, в начале XX в. изыскания по ним продолжились. Были предложены новые решения, касающиеся увеличения дальности полета и точности стрельбы (М. М. Поморцев), проекты ракеты вращающегося типа и многоствольные наземные и самолетные пусковые установки (И. В. Воловский), проводились работы по созданию боевых зенитных твердотопливных ракет (Н. В. Герасимов) и было предложено новое ракетное топливо — бездымный пироксилиновый порох (И. П. Граве).

Одним из препятствий на пути дальнейшего развития ракетной техники являлось отсутствие теоретических основ. Необходимость решения этой проблемы была осознана русскими учеными. В конце XIX — начале XX в. в России над ней работали Н.И.Кибальчич, И.В.Мещерский, Н.Е.Жуковский, С.С.Неждановский, Ф.А.Цандер, Ю.В.Кондратюк и др. Они внесли существенный вклад в теорию реактивного движения. Однако цельной теории реактивного движения не существовало.

Основоположником теории реактивного движения — ракетодинамики и космонавтики стал выдающийся ученый К.Э.Циолковский, который с 1883 г. и до последних дней своей жизни много и плодотворно работал над решением проблем ракетной техники и космических полетов. Он впервые в мире строго научно решил основные вопросы теории реактивного движения и заложил теоретические основы современной ракетной техники и космических полетов.

К началу 20-х гг. XX в. в России, в основном, были разработаны теоретические основы ракетной техники и созданы предпосылки для перехода к практическим работам: созданию научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций. Первая такая государственная организация, получившая название «Лаборатория для разработки изобретения инженера Тихомирова», была создана 21 мая 1921 г. в Москве. В 1927 г. ее перевели в Ленинград и в июне 1928 г. преобразовали в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ). Начав свою деятельность с реализации полетов реактивных торпед, ГДЛ перешла к разработке боевых твердотопливных ракет (реактивных снарядов) на бездымном порохе. 3 марта 1928 г. был впервые произведен пуск созданного в ГДЛ активно-реактивного 82-мм снаряда с зарядом из крупношашечного бездымного пороха, в 1930–1933 гг. разработаны невращающиеся оперенные и вращающиеся турбореактивные снаряды. С мая 1929 г. начались теоретические и экспериментальные исследования по жидкостным и электрическим ракетным двигателям (ЖРД и ЭРД).

Таким образом, в ГДЛ были заложены основы отечественного ракетного двигателестроения, положено начало разработке теории проектирования, методов конструирования и испытаний, созданы и испытаны первые в нашей стране ЖРД, ЭРД и реактивные снаряды.

В сентябре 1931 г. в Москве была организована Группа изучения реактивного движения (ГИРД), которая занималась научно-технической пропагандой, объединением и подготовкой специалистов в данной области, а с 18 ноября 1931 г. она приступила к научно-исследовательской и проектно-конструкторской разработке баллистических и крылатых ракет. В ГИРД в 1933 г. были созданы и испытаны первые опытные баллистические ракеты и заложены основы отечественного ракетостроения.

21 сентября 1933 г. на базе ГДЛ и ГИРД в Москве был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ, с декабря 1936 г. — НИИ-3), в котором проводились широкие научные исследования по твердотопливным, жидкостным и комбинированным ракетным двигателям, по теории полета баллистических и крылатых ракет, автоматическому управлению их полетом. Там же было спроектировано несколько баллистических и экспериментальных крылатых ракет и ракетопланеров, созданы усовершенствованные реактивные снаряды и пусковые установки к ним, в том числе и знаменитая боевая машина БМ-13 (легендарная «Катюша»).

В ходе этих работ был сделан ряд открытий, предложено большое число проектов систем, агрегатов и устройств, получивших впоследствии применение в ракетной технике.

К началу Великой Отечественной войны, 21 июня 1941 г., боевые машины БМ-13 и РС М-13 были приняты на вооружение. Тяжелая обстановка, сложившаяся в начале войны, потребовала быстрейшего ввода в строй нового ракетного оружия и оснащения им Сухопутных войск. Перестройка промышленности, связанная с выпуском ракетного оружия, была осуществлена в короткие сроки, к его производству привлекли большое число предприятий (уже в июле-августе 1941 г. — 214 заводов), что обеспечило поступление в войска этой боевой техники. Одновременно с развертыванием производства были продолжены работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок.

С 30 июля 1941 г. приступило к работе специальное конструкторское бюро (СКБ) при московском заводе «Компрессор» — головное конструкторское бюро по пусковым установкам, а сам завод стал головным предприятием по их производству. Это СКБ под руководством начальника и главного конструктора В.П. Бармина за годы войны разработало 78 образцов пусковых установок различного типа, монтируемых на автомобилях, тракторах, танках, железнодорожных платформах, речных и морских кораблях. Тридцать шесть из них были приняты на вооружение, освоены промышленностью и использовались в боевых действиях. В их числе боевые машины БМ-8-48 и БМ-31-12, пусковые станки М-30.

Большое внимание уделялось производству реактивных снарядов, созданию новых и совершенствованию имеющихся образцов. Модернизации подвергся 82-мм реактивный снаряд М-8, были созданы реактивные снаряды мощного фугасного действия: 132-мм М-20, 300-мм М-30 и М-31; увеличенной дальности — М-13 ДД и улучшенной кучности — М-13 УК и М-31 УК.

Таким образом, во время Великой Отечественной войны развитие ракетного вооружения шло по пути увеличения фугасного действия, дальности полета реактивных снарядов и улучшения их кучности, а также совершенствования конструкции пусковых установок. В результате этого к концу войны на вооружении реактивной артиллерии находились вполне современные, достаточно мощные реактивные снаряды и самоходные многозарядные пусковые установки, отвечающие маневренному характеру боевых действий. В годы войны произошел невиданный количественный рост реактивной артиллерии: с июля 1941 по декабрь 1944 г. промышленность страны изготовила 10 114 самоходных многозарядных пусковых установок, в том числе 2086–БМ-8, 6844–БМ-13 и 1184–БМ-31-12, а также более 12 млн. 570 тыс. реактивных снарядов всех типов и калибров, из которых было израсходовано в ходе боевых действий более 7 млн 487 тыс.

С началом войны в составе Вооруженных сил СССР были созданы специальные войска для боевого применения ракетного оружия. Это были ракетные войска, но в период войны они именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ), а впоследствии, вплоть до настоящего времени, — реактивной артиллерией. Первой организационной формой ГМЧ стали отдельные батареи и дивизионы. Первая ракетная батарея из семи имевшихся опытных пусковых установок и небольшого количества снарядов М-13 к ним под командованием капитана И.А.Флёрова была сформирована в течение трех–четырех дней и 2июля 1941г. отправлена на Западный фронт, где вошла в состав 20-й армии. 14 июля 1941 г. в 15 ч 15 мин батарея произвела первый залп из всех установок по железнодорожной станции Орша, где было сосредоточено большое количество живой силы и боевой техники противника. В результате мощного огневого удара одновременно 112 реактивными снарядами над станцией поднялось огневое зарево: горели вражеские эшелоны, рвались боеприпасы. Ошеломленные внезапным огненным смерчем, гитлеровцы в панике разбегались. Боевая эффективность нового оружия превзошла все ожидания.

Первый опыт применения ракетного оружия показал его высокую боевую эффективность, что явилось одной из причин ускоренного строительства ГМЧ. Созданием и боевым применением ГМЧ непосредственно руководил Государственный комитет обороны (ГКО) и Ставка Верховного Главнокомандования. 8 сентября 1941 г. ГКО принял решение о создании специальных органов управления гвардейскими минометными частями в лице Командующего, Военного совета, Штаба и Главного управления вооружения. Командующий гвардейскими минометными частями одновременно являлся заместителем наркома обороны и подчинялся непосредственно Ставке ВГК. Для руководства боевой деятельностью и снабжением ГМЧ на фронте 9 сентября было принято решение о создании оперативных групп ГМЧ фронтов, а 12 ноября 1941 г. — и армейских оперативных групп ГМЧ.

С созданием центральных фронтовых и армейских органов управления, формирования и снабжения произошло организационное оформление ГМЧ, и они фактически превратились в самостоятельный ракетный род войск в составе Сухопутных войск.

К концу войны реактивная артиллерия имела 40 отдельных дивизионов (38 М-13 и 2 М-8), 115 полков (96 М-13 и 19 М-8), 40 отдельных бригад (27 М-31 и 13 М-31-12) и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

Во время войны получили дальнейшее развитие управление огнём и все виды обеспечения огневого поражения — артиллерийская разведка, топогеодезическое, метеорологическое, баллистическое обеспечение стрельбы.

Накануне войны артиллерия Красной Армии состояла из войсковой артиллерии и артиллерии Резерва Главного Командования (РГК). Первая, сведенная в полки и дивизионы, предназначалась для огневой поддержки частей Красной Армии и была включена в штатную структуру укрепрайонов, стрелковых и воздушно-десантных бригад, стрелковых, танковых, механизированных и кавалерийских дивизий, стрелковых, механизированных и воздушно-десантных корпусов. Вторая состояла из артиллерийских соединений, частей и подразделений под управлением РГК, которые в военное время либо придавались армиям и корпусам Красной Армии, либо поддерживали их огнем. В целом на 22 июня 1941 года советский артиллерийский парк состоял из 117 600 орудий и минометов всех калибров. Из этого общего числа 37 500 орудий и минометов располагались в соединениях в западных приграничных военных округах.

Советские артиллерийские системы были самых современных моделей и технологически ни в чем не уступали своим немецким аналогам. Полковая, дивизионная и горная пушка калибром 76 мм предназначалась для полковых артиллерийских батарей и дивизионных артиллерийских полков. Многие полки были вооружены 122-мм и 152-мм гаубицами, имелись также 107-мм и 122-мм орудия. Более крупнокалиберная артиллерия, включая 152-мм и 210-мм орудия, 203-мм и 305-мм гаубицы и 280-мм мортиры, находились на вооружении артиллерийских полков, батальонов и батарей РГК. Легкий 50-мм миномет, 82-мм и 120-мм минометы входили в состав вооружения стрелковых рот, а также кавалерии и воздушно-десантных войск.

Накануне войны советские конструкторы оружия создали систему полевой реактивной артиллерии под кодовым обозначением БМ-13, однако доводка новой системы шла медленно, и к июню 1941 года существовало только семь экспериментальных машин с установленными на них системами залпового ракетного огня; пять из них находились в научно-исследовательском институте, а две других - на воронежском заводе. 21 июня 1941 года советское правительство распорядилось начать серийное производство этих новых «Катюш», как их позже назовут. Первые «Катюши» вступили в бой в июле 1941 года - слишком поздно, чтобы как-то повлиять на ход боев начального периода. Немцы тоже имели собственный эквивалент этого оружия - шестиствольный реактивный миномет, который первоначально находился на вооружении инженерно-саперных войск и предназначался для стрельбы химическими снарядами («Небельверфер»).

После тяжелых боев по преодолению финской «линии Маннергейма», Красная Армия запустила ускоренную программу увеличения производства и поставки в войска минометов. Между 1 января 1939 года и июнем 1941 года арсенал Красной Армии увеличился с 3200 минометов до 56 900, а практически ко всем соединениям и частям были добавлены минометные части и подразделения. К несчастью, изрядная часть этих усилий была сосредоточена на производстве 50-мм минометов (35 100 из 56 900), которые были слишком легкими для сколько-нибудь заметного воздействия на ход современного боя. Кроме того, увеличение производства минометов также отвлекло силы от производства 45-мм и 76-мм орудий и противотанковых ружей.

Большинство полков РГК, которым предназначалось содействовать армиям, были вооружены лучше своих эквивалентов в корпусной артиллерии. Однако даже у них отсутствовало 85 процентов требуемых для перемещения специальных тягачей, вдобавок на 22 июня большинству имевшихся машин требовался капитальный ремонт.

Наверное, самой большой слабостью артиллерии Красной Армии было отсутствие у нее мобильности, вызванное острой нехваткой накануне войны транспортных машин и тракторов. Всей артиллерии стрелковой дивизии, за исключением гаубичного полка, полагалось передвигаться на конной тяге, а гаубичной артиллерии - с помощью тихоходных тракторов, предоставленных сельским хозяйством. Хотя советская промышленность и создала несколько специальных марок гусеничных тягачей для буксирования артиллерии, производство их, как и в случае с другими видами оружия, шло медленно, и их получили лишь немногие части. В июне 1941 года боевые соединения располагали лишь 37,8 процентами требующихся им тракторов.

Немецкое боевое выступление на западе в 1940 году породило обеспокоенность противотанковой обороной войск. В мае 1941г. НКО начал формировать в приграничных военных округах 10 специализированных противотанковых артиллерийских бригад. Обычно, они распределялись из расчета по одной бригаде на передовую стрелковую армию. Каждая бригада состояла из 120 76-мм и 85-мм противотанковых орудий и 16 37-мм зенитных орудий, сведенных в два подчиненных бригаде полка.

Тогда же, в мае 1941 года, НКО приказал создать 15 аэростатных подразделений для обнаружения целей и корректировки артиллерийского огня, но к началу войны успели создать лишь 3 таких.

И. В. Сталин считал артиллерию важнейшим средством войны, много уделял внимания ее совершенствованию. Наркомом вооружения во время войны был Д. Ф. Устинов, наркомом боеприпасов до войны и во время войны - Б. Л. Ванников, главными конструкторами артиллерийских систем - генералы И. И. Иванов, В. Г. Грабин. Всех этих людей И. В. Сталин знал хорошо, часто с ними встречался и целиком доверял их деловым качествам.

Но, как бы ни развивался тот или иной род войск, главная роль всегда принадлежит людям. За проявленное мужество и отвагу в годы Великой Отечественной войны 1885 воинов-артиллеристов стали Героями Советского Союза, более миллиона были награждены орденами и медалями. Много славных подвигов в историю артиллерии в годы Великой Отечественной войны внесли сибиряки.

Например, участниками Берлинской стратегической наступательной операции (16 апреля - 9 мая 1945 г.) были и соединения, сформированные в СибВО. Одним из первых, кому было поручено произвести артиллерийский залп по рейхстагу, был командир орудия 328-го артполка 150-й Идрицко-Берлинской ордена Кутузова сд сибиряк с Алтая ст. сержант Н. А. Бердников.

Необыкновенно впечатляет короткая боевая биография простого сибирского паренька Александра Землянова. В первый год войны награждение военнослужащих производилось тремя орденами – Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. И вот выдержки из трёх наградных листов Александра Землянова: «Землянов Александр Петрович, старший лейтенант, командир 1 батареи 12 армии Южного фронта. 19.10. 1941 года в бою под хутором Лидино с пунктуальной точностью выполнил приказ командира дивизии по разгрому большой группировки немцев… Под ураганным ружейно-пулемётным огнём противника с исключительным мужеством вывел из боя материальную часть и личный состав без потерь». Из наградного листа от 3 ноября 1941 года: «Отлично организовал уничтожение 3 переправ на р.Бахмутке, 4 станковых пулемётов, разгромил 2 миномётные батареи…» Из наградного листа от 23 декабря 1941 года: «1.12.1941 года в районе совхоза «Артёмовский» во время наступления 986-го стрелкового полка комбат Землянов, видя замешательство пехоты, остановленной сильным пулемётным огнём противника, не взирая на ураганный огонь, выдвинул свою батарею вперёд и прямой наводкой начал расстреливать узлы сопротивления противника. Воодушевив своим примером личный состав батареи и пехоты, Землянов обеспечил выполнение поставленной задачи, но разрывом вражеской мины был смертельно ранен…» Орден Красной Звезды. Орден Красного Знамени. Орден Ленина. Всего за полтора месяца – три боевых ордена! Случай редкостный в практике награждений.

Исключительную стойкость и мужество проявил заряжающий сибиряк Ильдар Маннанов. Когда весь расчёт вышел из строя, он один остался у орудия. Немцы перешли в контратаку. Маннанов прямой наводкой уничтожил до роты гитлеровцев. Раненый, он продолжал сражаться. Противник, понеся большие потери, отошёл. Ильдар Маннанов был удостоен звания Героя Советского Союза. Пятый сибиряк в боях за Ленинград в грозном 1941 году стал кавалером Золотой Звезды.

Орудийный расчёт омича сержанта П.Я.Панова выдержал бой против 23 фашистских танков. 11 машин, в том числе 6 «тигров» были сожжены.

На подступах к Смоленску в сентябре 1943 года враг десятки раз переходил в контратаки, в том числе и против сибиряков. Расчёт первого орудия полковой батареи вышел из строя. У пушки остался один наводчик – младший сержант Алексей Фёдорович Ковалёв. Огневая позиция его орудия окуталась густым пороховым дымом. Ковалёв был контужен, но продолжал драться. 7 вражеских машин уже горели на поле боя. Контратака была отбита. Бесстрашный артиллерист удостоился Золотой Звезды.

При форсировании Днепра батарея сибиряка Дмитрия Бакурова заранее запаслась всем необходимым для переправы. В назначенный час 21 сентября 1943 года. соблюдая все меры предосторожности (вплоть до того, что морды всех лошадей были замотаны тряпками, чтобы не ржали), с минимальными потерями преодолели реку. К исходу 22 сентября захватили плацдарм глубиной 2-5 км на реке Припять. В первой же атаке артиллеристы капитана Бакурова уничтожили 5 танков врага и много его солдат и офицеров. Когда в следующей контратаке часть танков прорвалась через позиции наших пехотинцев, Бакуров развернул орудия и открыл беглый огонь во фланг прорвавшимся танкам. Потеряв ещё несколько танков, враг отступил. В боях на Припятском плацдарме капитан Бакуров уничтожил до 200 гитлеровцев, 7 пулемётных точек, 2 миномёта, 1 орудие и 4 танка. За проявленные мужество и героизм, командир батареи 76-мм пушек 299-го стрелкового полка был награждён Звездой Героя.

Навеки вписано в летопись Великой Отечественной войны имя Героя Советского Союза гвардии ст. лейтенанта И. 3. Шуклина из 172-го артиллерийского полка 79-й гвардейской сд 8-й гвардейской армии В. И. Чуйкова. Родом он из Красноярского края. Школу окончил в Горно-Алтайске. Окончил Томское военное училище. Из 30 наседавших на наши позиции вражеских танков в районе Касторной артиллеристы Шуклина уничтожили 14. Они героически сражались на Мамаевом кургане в Сталинграде, при освобождении Донбасса, где на 21-м году жизни оборвалась жизнь этого отважного воина-сибиряка.

Сибиряк, выпускник Томского артиллерийского училища Михаил Борисов, оставшись у орудия один, прямой наводкой подбил 7 танков противника из 19, шедших на батарею. Это было 17 июля 1943 года на Прохоровском поле Курской дуги. Схватка длилась около двух часов. Борисов подбил головную машину. «Тигр» густо задымил и загорелся. Остальные шли вперёд. Загорелась вторая, третья, четвертая машины. А.Михаил посылал один снаряд за другим. Враг не выдержал и попятился назад.

Там же и тогда же отличился другой сибиряк - ст. сержант X. М. Мухамадиев. Родом он томский, но более 50 лет после войны жил и трудился в г.Новосибирске. В первый день Курской битвы погиб командир взвода, заместителем которого был Хамза. Он возглавил взвод бронебойщиков и под его командованием за неделю было уничтожено 27 танков противника. В том числе 8 танков уничтожил сам Мухамадиев, за что стал Героем Советского Союза.

А вот как описывал подвиг другого сибиряка, командира артиллерийской батареи, Героя Советского Союза капитана П. А. Чудинова, бывший командующий 65-й армией, впоследствии маршал Советского Союза Батов П. И. в своей книге «В походах и в боях»: «Нельзя было без волнения думать об этом подвиге. Таким людям надо ставить памятник вечной славы». А подвиг его состоял в том, что он своими решительными действиями спас целый батальон пехоты, форсировавшей Днепр. У Лоева Герой погиб. Похоронили его в Чернигове».

В 1942 г. стал командиром батареи минометного полка уроженец Черепановского района Новосибирской области Иван Михайлович Баринов, в 1942—44 гг. участвовал в боях на ряде фронтов. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. за подвиг, совершенный в тяжелом бою с врагом 24 августа 1944 г. в районе города Татарбунары Одесской области.

В районе города Татарбунары наши войска завершили окружение крупной группировки войск противника. В боях участвовала и батарея старшего лейтенанта Баринова вместе со 101-м минометным полком. Немецкое командование стремилось любой ценой прорвать кольцо окружения и вывести свои части. Для этого оно сосредоточило на участке 101-го минометного полка большие силы. Случилось так, что именно батарее Баринова пришлось принять на себя главный удар. Около суток отбивалась она от наседавшего врага. Отбивалась из минометов, винтовок, гранатами. Девятый раз фашисты атаковали силами до полка пехоты. Им удалось окружить наблюдательный пункт батареи вместе с ее командиром, командиром взвода управления, семью разведчиками и связистами. На горстку советских воинов обрушились целые подразделения противника. Старший лейтенант Баринов организовал круговую оборону. Теперь советские воины косили врага не только из своего оружия, но и из трофейного, подобранного Дорого обошлась врагам смерть героев. После боя нашим наступавшим войскам стало известно, что сибиряк Иван Михайлович Баринов и его друзья не только удержали завоеванный рубеж, но и истребили четырехсот фашистов.

26 сентября 1943 года Синельниковская Краснознаменная стрелковая дивизия форсировала Днепр и захватила плацдарм на правом берегу. Немцы предпринимали одну яростную атаку за другой, поддерживая пехоту танками и авиацией. В боевых порядках стрелковых подразделений действовал расчет 45-мм пушек новосибирца, гвардии старшего сержанта Беляева. Командир, проявляя исключительное самообладание, подпускал немецкие танки на близкое расстояние и расстреливал их прямой наводкой. В течение первых суток боев на плацдарме расчет несколько раз менял огневые позиции, действуя всегда там, где появлялись немецкие танки и где была наибольшая опасность для обороняющихся подразделений. Контуженный Беляев, придя в себя, увидел, что остался один. Тут же обнаружил, что снарядов почти не осталось. Тогда он собрал гранаты, бутылки с горючей смесью... Вдруг где-то правее раздалось громкое «ура». Беляев, ни на минуту не ослабляя наблюдение за противником на своем участке и все время находясь в напряженнейшем состоянии, вызванном горячкой боя, не мог, понятно, знать, что происходило на всем плацдарме. Лишь позже ему стало известно, что за трое суток ожесточённейших боев полк отбил двадцать контратак противника, которые почти все поддерживались танками. С плацдарма дивизия предприняла новое успешное наступление. Наши воины каждый день освобождали населенные пункты на Правобережной Украине.

Командир полка гвардии полковник Григорьев в наградном листе на гвардии старшего сержанта Беляева, представлявшегося к званию Героя Советского Союза, указал, какие потери нанес он противнику в боях от Северного Донца до Днепра и на днепровском плацдарме: уничтожил четыре танка, восемь автомашин, две пушки, двенадцать станковых пулеметов и до двухсот солдат и офицеров.

В сентябре 1943 года, после Курской битвы, 3-й гвардейский механизированный корпус, преследуя противника, вместе с другими соединениями Советской Армии вышел к Днепру. Вскоре на правом берегу в районе Канева оказался и передовой отряд 9-й гвардейской механизированной бригады корпуса. Воины расчета сержанта Данилова тщательно замаскировали орудие и вместе с переправившимися автоматчиками заняли круговую оборону.

Как только рассвело, загрохотали орудия, засвистели пули, и рота гитлеровцев контратаковала советских артиллеристов и автоматчиков. Воины ответили губительным ружейным и автоматным огнем. Противник отступил, но не отказался от намерения сбросить смельчаков в Днепр. К вечеру на крошечный плацдарм немцы бросили танки. Не подозревая о наличии у русских противотанковой пушки, они шли компактно, устрашающе ведя беглый огонь и лязгая гусеницами.

К прицелу встал командир орудия. Он знал: снарядов переправлено мало, поэтому каждый должен угодить точно в цель. Тут важны и умение, и железная выдержка. Этими качествами сибиряк Данилов обладал: он был испытанный воин, уже побывавший во многих переделках. Танки на расстоянии 800, 600 метров... Орудие молчит. И только когда стальные чудовища приблизились на дистанцию до четырехсот метров, ухнул первый выстрел. Потом еще и еще —только успевай подносить снаряды из замаскированного ровика. Вот уже четыре бронированных машины полыхают на поле боя.

Немцы обнаружили пушку, стали ее обходить. Сержант уверенно, смело продолжал делать свою работу. Горят танки пятый, шестой... Острой болью во всем теле отозвался осколок снаряда, впившийся в левую руку. Падает тяжело раненный подносчик, но командир расчета подхватывает заряд из его слабеющих рук. Запылала еще одна машина с крестами на броне. Враг вынужден был в беспорядке ретироваться, потеряв семь танков, в том числе четыре «тигра». С той поры солдаты называли своего умелого, мужественного командира «тигробоем». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1943 г. Леониду Данилову из Мошковского района Новосибирской области присвоено звание Героя Советского Союза.

Звание Героя Советского Союза уроженцу села Коченево Новосибирской области Николаю Михайловичу Плахотному было присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. за подвиг, совершенный в районе деревни Сервиджяй Вильнюсской области 10—11 июля 1944 г. В полку Плахотный слыл опытным и храбрым офицером. Накануне предстоящего боя он получил высокую награду — орден Отечественной войны.

С наблюдательных пунктов Плахотному сообщили о подходе вражеских танков, артиллерии и пехоты. То ли немцы не знали, что впереди — серьезная опасность, то ли были так уверены в себе, но только двигались они колоннами, будто на параде. Враг был все ближе и ближе. Теперь уже и без бинокля четко просматривались танки, колонны пехотинцев. Настал момент, которого с таким нетерпением ждали наши артиллеристы. «Огонь!» — раздалась команда. Снаряды ложились по цели, разрывая колонны на части. Немцы какое-то время беспорядочно метались по полю, но все-таки пришли в себя, развернулись в боевой порядок и открыли губительный огонь из пушек, пулеметов и автоматов по артиллерийским позициям батареи Плахотного.

Пороховой дым и земля от разрывов висели черным облаком над батареей. Появились убитые, раненые. Перекрывая гул, Плахотный отдавал команды громким голосом, перебегая от орудия к орудию, от взвода к взводу. Казалось, он одновременно находился и в центре огневых позиций, где было особенно жарко, так как две пушки вместе с расчетами прямыми попаданиями вражеских снарядов вышли из строя, и на левом фланге, где уже не было снарядов и артиллеристы отбивались гранатами и огнем из автоматов.

Героическими усилиями батареи была отражена первая контратака, вторая, третья... На дальних и ближних подступах к огневым позициям дымились сожженные вражеские танки и тягачи, лежали убитые гитлеровцы. Не сломив стойкости артиллеристов, противник и на этот раз вынужден был отойти. Но, перестроив свои боевые порядки, получив подкрепление, он вновь бросился на перепаханные снарядами артиллерийские позиции батареи Плахотного. И опять разгорелся жестокий и неравный бой. У батарейцев кончились снаряды. Плахотный собрал всех, кто был на ногах и мог держать в руках гранату и автомат, и повел их в рукопашный бой. Каждому пришлось сражаться с тремя-четырьмя фашистами. Капитан воодушевлял воинов личным примером. Мастерски владея автоматом, гранатами, ножом, он разил гитлеровцев. Но автоматная очередь врага настигла командира. Немцы подхватили его и, отступая, уволокли за собой. Там, на исходных позициях, они подвергли тяжелораненого советского офицера жестоким истязаниям, переломали ему ребра.

Гитлеровцам казалось, что им, наконец-то, удалось убить этого русского. Но вдруг они с ужасом увидели, что, весь окровавленный, он открыл глаза, поднял голову и крикнул:

— Ни шагу назад!.. Товарищи, держитесь!..

Артиллеристы не могли услышать последнего приказа своего командира, но они держались до тех пор, пока не подоспело подкрепление. Враг был наголову разгромлен. Весть о бессмертном подвиге воина-сибиряка разнеслась по всей Литве, по всему фронту.

В ходе Выборгской наступательной операции на Карельском перешейке 15 июня 1944 года финны подготовили танковую засаду на растянутую по болоту колонну советских войск. По приказу новосибирца лейтенанта Алексея Беневоленского бойцы двух огневых взводов на руках вытащили тяжёлые гаубицы из мешанины танков и повозок и быстро заняли позиции на крохотных клочках твёрдой земли по краям колонны, а остальной личный состав вступил в бой с автоматчиками врага. Для медленно двигавшихся по брёвнам танков организованный огонь советских гаубиц стал неожиданностью, их атака захлебнулась. Внезапный разгром беззащитной колонны посреди леса и болот был сорван. Под командованием лейтенанта бойцы отбили несколько танковых атак. Когда наседавшие с флангов автоматчики приблизились особенно близко, Беневоленский отбросил их метким огнём из ручного пулемёта. Когда финнам удалось прорваться к орудиям, артиллеристы пошли в рукопашную и отбросили врага. В жестоком двухчасовом бою батарея подбила 8 танков, 3 самоходных орудия, 6 станковых пулемётов и истребила много автоматчиков. За мужество и героизм Беневоленскому было присвоено звание Героя Советского Союза.

На разных фронтах сражались созданные на личные сбережения новосибирцев батареи. 30 июля 1944 года комсомольцы 4-го гвардейского минометного Севастопольского ордена Ленина Краснознаменного полка в письме молодежи Новосибирска писали: «Дорогие наши друзья! Несколько дней назад мы переживали радостное событие. На лесной поляне ровными шеренгами выстроились гвардейцы. На груди каждого из них сверкали ордена и медали — высокие награды Родины. Перед бойцами и офицерами, блистая на солнце, стояло несколько десятков красавиц «катюш» с гордым именем «Новосибирский комсомолец» — ваш щедрый подарок, дорогие друзья. В торжественной тишине ваши представители передали нам боевую технику, купленную на деньги, собранные вами на втором съезде молодых рабочих. «Деритесь, товарищи гвардейцы, по-прежнему яростно! — сказал товарищ Кулагин. — Пусть эти машины, на которых написано имя «Новосибирский комсомолец», наводят страх и ужас на проклятых фашистов!» Клянемся Вам, дорогие товарищи, этот наказ родной Сибири мы — гвардейцы — с честью выполним...»

В послевоенные годы, благодаря высокому уровню профессиональной обученности командиров и штабов на существовавших тогда средствах поражения и подготовки стрельбы были достигнуты значительные результаты по управлению сосредоточенным и массированным огнем больших масс артиллерии.

В послевоенный период дальнейшее развитие получила реактивная артиллерия. В начале 1950-х гг. были разработаны и приняты на вооружение пусковые установки второго поколения — БМ-14, БМ-24, представляющие собой первые отечественные системы с турбореактивными (вращающимися) реактивными снарядами. Они отличались от систем БМ-13 и БМ-31-12 большей дальностью стрельбы, улучшенной кучностью и повышенной мощностью действия снаряда у цели.

С 1963 по 1989 гг. на вооружение принимаются разработанные в ГНПП «Сплав» (главный конструктор А. Н. Ганичев) принципиально новые реактивные системы залпового огня (РСЗО) третьего поколения, в которых нашла отражение тенденция значительного увеличения дальности стрельбы и мощности залпа. Это 122-мм 40-ствольная РСЗО «Град» (1963), «Град-В» (1967), «Град-1» (1976), «Прима» (1989); 220-мм 16-ствольная РСЗО «Ураган» (1975), обеспечивающая поражение целей на удалении от 10 до 35 км и имеющая реактивные снаряды с боевыми частями различного назначения, и 300-мм 12-ствольная дальнобойная РСЗО «Смерч» (1987), не имеющая аналогов в мировой практике. К ней впервые был создан управляемый реактивный снаряд, имеющий систему угловой стабилизации на активном участке траектории и систему коррекции дальности, что улучшило кучность и точность стрельбы более чем в два раза по сравнению с неуправляемым снарядом. Дальность стрельбы «Смерча» от 20 до 70 км, что сопоставимо с дальностью тактических ракетных комплексов.

С появлением ядерного оружия революции в огневом поражении противника не произошло. Принципы организации, способы и методы его ведения не изменились, а только трансформировались применительно к изменившимся условиям. Прошло время, атомный ажиотаж утих, и огневое поражение противника как основной способ достижения конечных целей боевых действий снова заняло свое место в военном искусстве.

На рубеже XX и XXI вв. развитие огневого поражения противника происходит под воздействием следующих обстоятельств: появились тактические и оперативно-тактические ракеты, крупнокалиберные системы РСЗО, способные наносить огневые удары на большую глубину; интенсивно поступает на вооружение самоходная артиллерия; создаются совершенные образцы радиолокационной, воздушной, звуковой разведки; развивается и внедряется в войска автоматизированная система управления; появляются соответствующие современным требованиям образцы (комплексы) средств топогеодезической, метеорологической и баллистической подготовки стрельбы артиллерии и пусков ракет; разрабатываются и постоянно совершенствуются противотанковые комплексы с противотанковыми управляемыми реактивными снарядами (ПТУРС); наконец, принимаются на вооружение новые высокоточные боеприпасы, качественно-количественные параметры которых и будут определять перспективный облик ракетных войск и артиллерии Вооруженных сил Российской Федерации как современной разведывательно-огневой системы.

Учебные заведения:

  • Балтийский государственный технический университет «Военмех» им. Д.Ф.Устинова (г. С.-Петербург, ул.1-я Красноармейская,1).
  • Тульский артиллерийский инженерный институт (г. Тула, просп. Ленина, 99).
  • Пензенский артиллерийский инженерный институт им. главного маршала артиллерии Н.Н.Воронова (г. Пенза-5).
  • Казанское высшее артиллерийское командное училище (военный институт) им. маршала артиллерии М.Н.Чистякова (г. Казань, октябрьский городок, 25).
  • Пермский военный институт внутренних войск Министерства внутренних дел РФ (г. Пермь, ул. Гремячий лог, 1).
  • Екатеринбургское высшее артиллерийское командное училище (военный институт) (г. Екатеринбург, ул. Щербакова, 145)

Источники:

  • Абдуллин Х.М. «Выбор этого города отвечал всем стратегическим соображениям» //Военно-исторический журнал. – 2013. - №2. – С.51-53.
  • Аксёнова С.В. 100 великих русских изобретений / С.В.Аксёнова, Д.С.Одинцов, Е.Н.Пакалина. – Москва: Вече, 2010. – 320с.
  • Ащеулов А.Е. Реактивная артиллерия в боях за г.Познань // Военно-исторический журнал – 2012. - №7. – С. 31 – 33.
  • Барабанов А.М. Артиллерийская разведка в Великой Отечественной войне / А.М.Барабанов, Л.И.Головко. // Военно-исторический журнал. – 2012. - №5. – С. 29-32.
  • Бобков В. А. Российские арсеналы в XVIII — начале XIX века / В.А.Бобков. // Военно-исторический журнал. – 2010. - №8. – С.35-41.
  • В пламени и славе. Очерки истории Сибирского военного округа. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1969. – 430с.
  • Все вузы России 2011/2012 год. Справочник для поступающих в вузы. Издание, содержащее информацию о новых условиях приёма в вузы. – Москва: РИПОЛ классик, 2010. – 400с.
  • Дятлов В.В.Советская артиллерия в конфликте на реке Халхин-Гол / В.В.Дятлов, В.С.Мильбах. // Военно-исторический журнал. – 2013. - №1. – С.34-38.
  • Ефимов С.В. «…Смотреть, чтоб делали денно и ночно» Проблемы модернизации русской артиллерии в первые годы Северной войны // Военно-исторический журнал. – 2013. - №3. – С.36-41.
  • Звёзды доблести ратной. О Героях Советского Союза – новосибирцах. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1979. – 403с.
  • Зельвенский Д.А. Искры негасимые / Д.А.Зельвенский – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1976. – 277с.
  • Лосик А.В. Военно- технические вопросы в «Истории Российской В.Н.Татищева / А.В.Лосик, А.Н.Щерба. // Военно-исторический журнал. – 2011. -№7. – С. 66 – 71.
  • Лосик А.В. Ракетная техника и первые российские ракетчики в XVII-XIXвв. / А.В.Лосик, А.Н.Щерба. // Военно-исторический журнал. – 2012. - №9. – С.75-78.
  • Маликов В. Рождение противостояния / В.Маликов. // Техника – молодежи. – 2002. - №9. – С.26-29.
  • Наша малая родина. Хрестоматия по истории Новосибирской области. 1921-1991. / Сост. В.И.Баяндин, В.А.Ильиных и др. – Новосибирск: «Экор», 1997. – 768с.
  • Новосибирцы – Герои Отечества. – Новосибирск: ОАО «НКИ», 2010. – 768с.
  • Петрушин Н.И. О стойкости сибирских соединений и мужестве сибиряков в годы Великой Отечественной войны / Н.И.Петрушин. // Роль Сибирских воинских формирований в ходе и исходе основных сражений Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – С. 65-73.
  • Печейкин А.В. «Артиллерия наша … принудила неприятельские батареи замолчать» // Военно-исторический журнал. – 2012. - №9. – С.10-17.
  • История ракетного вооружения [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.artillery-museum.ru/schema-8.html - 05.09.2013.
  • История Артиллерии РФ [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://kadetstvo454.ucoz.ru/forum/17-74-1 - 05.09.2013.
  • «Литец» Андрей Чохов и его Царь-пушка[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.russkoekino.ru/books/kremlin/kremlin-0034.shtml - 05.09.2013.
  • День ракетных войск и артиллерии [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.calend.ru/holidays/0/0/105/ - 03.09.2013.

Другие события 19 ноября