Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День специалиста по радиоэлектронной борьбе – 15 апреля

Указом Президента РФ № 549 от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах РФ» был учрежден профессиональный праздник специалистов, занимающихся проблемами радиоэлектронной борьбы.

Целью РЭБ является дезорганизация управления силами (войсками), снижение эффективности ведения разведки, применения оружия и боевой техники противником, а также обеспечение устойчивости работы систем и средств управления своими силами (войсками) и оружием.

Радиоэлектронная борьба разделяется на действия по временному нарушению работы радиоэлектронной аппаратуры противника (постановка помех) и на действия, связанные с долговременным (или постоянным) выведением из строя этой аппаратуры (силовое поражение).

Радиоэлектронная борьба — практически ровесник радио. Еще в январе 1902 г. в докладе российского Морского технического комитета указывалось: «..Телеграфирование без проводов обладает тем недостатком, что телеграмма может быть уловлена на всякую иностранную станцию и, следовательно, прочтена, перебита и перепутана посторонними источниками электричества». А два года спустя, 15 апреля 1904-го два японских броненосных крейсера, «Ниссин» и «Касуга», вышли осуществлять «третью перекидную стрельбу» по фортам и внутреннему рейду крепости Порт-Артур. «Перекидной» называли стрельбу с крутыми траекториями снарядов по целям, находящимся где-то за гористой местностью, при отсутствии прямой видимости. Временно исполняющий обязанности командующего флотом Тихого океана контр-адмирал П. П. Ухтомский сообщал: «В 9 часов 11 минут утра неприятельские броненосные крейсеры «Ниссин» и «Касуга», маневрируя на зюйд-зюйд-вест от маяка Ляотешань, начали перекидную стрельбу по фортам и внутреннему рейду. С самого начала стрельбы два неприятельских крейсера, выбрав позиции против прохода Ляотешаньского мыса, вне выстрелов крепости, начали телеграфировать. Броненосец «Победа» и станция Золотой горы начали перебивать большой искрой неприятельские телеграммы, полагая, что эти крейсеры сообщают стреляющим броненосцам об их попадании снарядов. Неприятелем выпущено более 60 снарядов большого калибра. Попаданий в суда не было». Эффективность организованной помехи подтверждалась и самими японцами: «Так как сношение по беспроволочному телеграфу с нашими наблюдающими судами прерывалось неприятелем находившейся на зюйд-остовом от входа берегу наблюдательной станцией, то трудно было корректировать стрельбу, и снаряды попадали недостаточно метко». Так впервые были применены средства радиоэлектронной борьбы. Это положило начало становлению и развитию радиоэлектронной борьбы как вида обеспечения боевых действий Вооруженных Сил.

Прошел всего год, а уже стали появляться первые награжденные за успехи в этой отрасли ратного дела: радиотелеграфист миноносца «Сибирский стрелок» кондуктор Синица был награжден Георгиевским крестом за то, что при помощи радиошума «забил донесение миноносца противника об обнаружении сил русского флота». Задачи радиоэлектронной борьбы в тот период решались довольно просто потому, что радиостанции, используемые и в русском, и в японском флоте, были примерно однотипными — как по принципу действия, так и по построению: с искровыми передатчиками, иногда даже одних фирм-изготовителей. Вот и открывалась возможность «забивать» сообщения «большой искрой» — более мощным сигналом своего передатчика. Приоритет России в области радиоэлектронной борьбы уважительно подтверждался и зарубежными специалистами.

Тем не менее, радиосредства в то время в основном использовались для обеспечения связи, выявления каналов связи противника и перехвата передаваемой по ним информации. Предпочтение отдавалось перехвату радиопередач, а не их подавлению. В 1911 г. профессором радиотехники Военно-морской академии Петровским впервые были теоретически обоснованы способы создания радиопомех и защиты от них радиосвязи. Они прошли практическую проверку на Черноморском флоте. Одновременно разрабатывались меры, позволяющие «...уходить во время сеансов радиосвязи от помех противника». Начали проводиться тренировки по созданию радиопомех и обучению работе радистов в условиях помех на кораблях Балтийского флота России.

В годы Первой мировой войны радиопомехи стали применяться для нарушения радиосвязи между штабами армий, корпусов и дивизий, а также между военными кораблями. Правда, это происходило лишь эпизодически, так как предпочтение отдавалось перехвату радиопередач, а не их срыву. Вместе с тем в германской армии уже тогда появились специальные станции радиопомех.

В период между Первой и Второй мировыми войнами наряду со значительным развитием радиосвязи появляются средства радиопеленгации, радиотелеуправления и радиолокации. В результате коренным образом изменялись способы боевого применения сил и средств сухопутных войск, ВВС и ВМФ, резко повысилась эффективность боевых действий. Это, естественно, вызывало ответную реакцию, т. е. приводило к дальнейшему развитию способов и техники противодействия радиоэлектронным средствам противника.

Например, идею создания радиолокационных помех впервые высказал в 1937 г. член-корреспондент АН СССР М. А. Бонч-Бруевич при обсуждении работ над радиодальномерами и радиообнаружителями (так до 1943 г. в СССР назывались радиолокационные станции - РЛС). Одна из первых заявок на изобретение в области противодействия РЛС была подана в мае 1939 г. инженером Кабановым и называлась «Метод и устройство осуществления помех типа «Лжеобъект» работе радиодальномеров».

В предвоенные годы в Советском Союзе изготавливаются опытные образцы станций радиопомех «Шторм» в ультракоротковолновом, «Шторм-2» - в средневолновом и «Гром» - в коротковолновом диапазонах для подавления каналов радиосвязи. Активное участие в их разработке принимали академик Шулейкин, профессор Кляцкин и другие. В процессе испытаний эти станции показали высокую эффективность, однако до начала Великой Отечественной войны в серийное производство они не были запущены.

Во время Второй мировой войны страны-участники активно использовали средства радиоэлектронного и гидроакустического подавления. Были сформированы и широко применялись для обеспечения боевых действий специальные части и подразделения радиопомех. Был накоплен большой опыт ведения разведки и создания радиопомех, а также радиоэлектронной защиты.

Опытный образец станции помех «Гром» впервые был применен 6-12 сентября 1941 г. при нанесении нашими войсками контрудара под Ельней. Кроме того, в первый год войны широко и активно осуществлялось противодействие радиосвязи противника путем создания помех с помощью штатных войсковых радиостанций. Так, в 1942 г. в начале Сталинградской битвы успешно действовала специальная группа подавления, созданная на базе штатных радиостанций Управления связи РККА. Их наведение на частоты противника и определение нарушений радиосвязи осуществлялись частями радиоразведки Разведывательного управления Генерального штаба.

С целью радиоблокады при окружении 6-й полевой армии Паулюса в составе Донского фронта формируется специальная группа радиоразведки и радиоподавления. Она имела несколько мощных радиостанций, которые наводились на радиосети противника с помощью средств 394-го отдельного разведывательного радиодивизиона. Для дезинформации штаба 6-й армии была выделена специальная радиостанция с позывными штаба войск Манштейна, пытавшихся деблокировать окруженную группировку фельдмаршала Паулюса.

Проведя детальный анализ и обобщив результаты первого опыта создания радиопомех в ходе боев под Сталинградом и убедившись в их высокой эффективности, в начале декабря 1942 г. нарком внутренних дел СССР Берия направил в Государственный Комитет обороны докладную записку, в которой, в частности, отмечалось: «НКВД СССР считает целесообразным организовать в Красной Армии специальную службу по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя».

Государственный Комитет обороны 16 декабря 1942 г. издал постановление NГОКО-2633СС «Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя», в котором ставились задачи практического характера.

Во исполнение этого постановления начальник Генерального штаба, заместитель наркома обороны СССР А. М. Василевский 17 декабря 1942 г. подписал директиву N4869948 «О формировании специальной группы и специальных дивизионов радиопомех».

В соответствии с данным документом создаются два отдельных радиодивизиона (ОРДН) специального назначения - 131-й (командир - майор Петров) и 132-й (под командованием майора Бушуева), которые вошли в состав Сталинградского и Донского фронтов соответственно. Позднее, в 1943 и 1944 гг., были сформированы 130-й (капитан Лукачер) и 226-й (майор Константинов) ОРДН спецназначения на Западном и Ленинградском фронтах соответственно. Для координации боевого применения этих частей в Генеральном штабе была создана служба радиомешания, которую возглавил инженер-подполковник Рогаткин, впоследствии генерал-майор.

Каждый радиодивизион-спецназ в своем составе имел от 8 до 10 автомобильных радиостанций типа РАФ-КВ, предназначенных для постановки радиопомех в КВ-диапазоне, 18-20 разведприемников типа «Вираж» и «Чайка», 4 радиопеленгатора типа 55 ПК-ЗА и «Штопор».

Станции радиопомех располагались обычно в 20-30 км от переднего края и в 3-5 км от КП (радиоприемного центра) дивизиона. За радиосетями противника велось круглосуточное наблюдение, во время которого выявлялись основные и запасные частоты вражеских радиостанций, их местоположение, войсковая принадлежность и режимы работы. В 131-м ОРДН спецназначения, кроме того, имелась мощная станция радиопомех «Пчела», которая размещалась на железнодорожной платформе и предназначалась для противодействия самолетным радиокомпасам противника.

Отдельные радиодивизионы спецназначения принимали участие во всех фронтовых и армейских операциях 1943-1945 гг., создавая помехи и ведя радиоразведку, радиодезинформацию и радиодемонстрацию на ложных участках сосредоточения войск и прорыва обороны противника. Например, в ходе Белорусской операции летом 1944-го 131-й ОРДН при подавлении радиосвязи группировок противника в районе Витебска и юго-восточнее Минска сорвал передачу 522 срочных и 1665 простых радиосообщений. Особое внимание уделялось нарушению управления артиллерийским огнем и действиями авиации. Одновременно с постановкой помех в радиосетях управления наносились удары по командным пунктам и радиолокационным постам вражеских войск.

Весьма успешно с помощью радиопомех нарушалось управление немецкими соединениями и объединениями в январе - апреле 1945 г. во время Восточно-Прусской операции, в которой активное участие принимали 131-й и 226-й ОРДН спецназначения. Им удалось помешать врагу наладить устойчивую радиосвязь, хотя он располагал 175 радиостанциями, работающими в 30 радиосетях и на 300 радиочастотах. Всего в Кенигсбергской группировке противника был сорван прием около 1200, а в Земландской - более 1000 радиограмм, переданных из вышестоящих штабов.

В конце войны в ходе Берлинской операции РЭБ достигла совершенства. Она включала радиоразведку, радиоподавление, дезинформацию и огневое поражение радиосредств командных пунктов и пунктов управления противника. Радиоподавление осуществляли находившиеся в составе Первого Белорусского и Первого Украинского фронтов 130-й и 132-й ОРДН соответственно. Так, 132-й радиодивизион с 25 апреля по 2 мая 1945 г. нарушал радиосвязь штаба окруженной Берлинской группировки врага, а также штабов 9-й армии и 5-го армейского корпуса, оказавшихся в кольце южнее Берлина. Из-за радиопомех германские радисты были вынуждены десятки раз повторять тексты передаваемых радиограмм. В дни ожесточенных боев 132-й ОРДН сорвал передачу по радио 170 срочных боевых приказов и распоряжений, которые не были получены соединениями и частями противника, что существенно повлияло на исход операции.

Необходимо также упомянуть о специальных приборах СОЛ-3 и СОЛ-ЗА, начавших поступать в части ВВС с 1942 г. С их помощью определялось попадание самолетов в зоны облучения РЛС противника. Примерно с середины 1943 г. советская авиация препятствовала работе РЛС рассеиваемыми с самолетов - постановщиков помех дипольными отражателями в виде бумажных металлизированных лент.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны впервые в мировой военной практике были сформированы и широко применялись для обеспечения боевых действий специальные части радиопомех - отдельные радиодивизионы-спецназ. Был накоплен большой опыт ведения разведки и создания радиопомех, а также защиты своих РЭС от радиовоздействия противника.

К сожалению, вскоре после окончания Великой Отечественной войны все части радиопомех были сокращены и расформированы, что, как показали дальнейшие события, явилось большой ошибкой. В других же странах послевоенный период, охватывающий 1945-1955 гг., характеризовался успешным расширением областей применения радиоэлектроники в военном деле и еще более решительными шагами по усилению борьбы с радиоэлектронными средствами в ходе подготовки и ведения боевых действий.

Но не смотря ни на что, развитие средств радиоэлектронной борьбы в послевоенное время продолжается. Появляются новые средства радиопомех корабельного и авиационного базирования. Именно тогда появляются первые отечественные научные работы по радиоэлектронному подавлению известных советских ученых и инженеров Берга, Щукина, Котельникова, Введенского, Шулейкина, Леонтовича, Минца. Под руководством конструкторов Органова, Воронцова, Брахмана, Альтмана, Попова создаются бортовые самолетные станции помех СПС-1, СПС-2 и наземные - СПБ-1 ("Альфа"), СПБ-5 ("Бета"), СПБ-7 ("Шиповник") для подавления бортовых РЛС.

В современных войнах и военных конфликтах роль радиоэлектронной борьбы продолжает возрастать. Разработка и принятие на вооружение многих государств высокоточного и высокотехнологичного оружия приводит к появлению новых объектов радиоэлектронного воздействия. Широкое применение спутниковых систем разведки, связи и навигации вызывает необходимость их нейтрализации, в том числе, путём радиоэлектронного подавления. Разрабатываются портативные средства радиоэлектронной разведки и помех для борьбы с новыми средствами связи и навигации, поиска и нейтрализации радиофугасов и других устройств дистанционного подрыва. Средства РЭБ получили возможности системно-программного воздействия на АСУ и на другие вычислительные комплексы.

В современных военных действиях РЭБ является одним из основных видов оперативного (боевого) обеспечения боевых действий войск. Опыт локальных войн и вооруженных конфликтов показывает, что применение сил и средств РЭБ может привести, например, к повышению боевого потенциала сухопутных войск в 1,5 – 2 раза, снижению потерь авиации в воздухе в 4 – 6 раз, а боевых кораблей в 2 – 3 раза. Вклад РЭБ в решение такой важнейшей оперативной задачи войск как дезорганизация систем управления войсками и оружием противника может достигать 70%. Существенное значение радиоэлектронная борьба имеет в системе комплексного поражения противника, защите своих войск и объектов от высокоточного оружия, информационном противоборстве.

Кроме того, перед силами и средствами РЭБ встает целый ряд новых проблем и задач, которые требуют неотложного решения. К ним в первую очередь следует отнести разработку и оснащение войск переносными средствами радиоэлектронной разведки и помех для борьбы с новыми средствами спутниковой связи и навигации, поиска и нейтрализации радиофугасов и других устройств дистанционного подрыва личного состава и боевой техники. Здесь нельзя не упомянуть об опыте ведения РЭБ в боевых действиях в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Основные усилия РЭБ в этом районе направлялись на радиоэлектронное подавление радиосвязи банд боевиков, УКВ-радиолиний подрыва управляемых мин и фугасов. Генерал-полковник Трошев, не понаслышке знающий особенности современных боевых действий, в своей книге об известных событиях в Чечне «Кавказский рецидив» пишет: «..когда прибыли радиопередатчики помех, позволяющие со стопроцентной гарантией подавлять сигналы, идущие на радиоуправляемые фугасы, в подразделениях ОГВ все почувствовали себя чуть ли не мифическими гераклами. А как же иначе, если 80% подрывов на дорогах происходили благодаря использованию простейших механизмов из детских радиоуправляемых машинок. Теперь подрывы радиоуправляемых фугасов должны были стать анахронизмом. Но заковырка в том, что все это - опытные образцы, которые прошли в Чечне только «обкатку». Передатчиков радиопомех хватает далеко не на каждую колонну. При этом они не вполне еще совершенные, часто ломаются. Вот и выходит, что если речь идет об изготовлении штучных экземпляров, - пожалуйста, а вот серийное производство - это уже проблема».

Разработка и принятие на вооружение многих государств высокоточного и высокотехнологичного оружия показывает, что появляются новые объекты радиоэлектронного воздействия и подавления, а следовательно, роль и значение РЭБ в современных войнах продолжает неоспоримо возрастать.

Кроме того, появление и широкое применение в ходе боевых действий противорадиолокационных ракет и высокоточных средств поражения значительно снижает живучесть современных комплексов ПВО, построенных на базе активных средств радиолокации. Справедливость такого вывода неоднократно подтверждалась боевыми действиями в локальных конфликтах, например, в Ливии, Ираке, Боснии и Югославии. Все это заставляет изыскивать новые способы и средства повышения боевой эффективности как отдельных комплексов родов войск, так и группировок ПВО в целом.

Радиоэлектронная борьба, как и любой другой вид деятельности войск, находится в постоянном развитии и совершенствовании. Направления и темпы развития РЭБ зависят от ряда условий. К существенным из них следует отнести проведение реформ в военной и экономической сферах, преобразование оборонно-промышленного комплекса, распространение РЭБ на области применения гражданских радиоэлектронных средств.

В перспективе РЭБ может представлять собой совокупность мероприятий и действий войск по вскрытию радиоэлектронных объектов в системах управления войсками (силами) и оружием разведки и РЭБ противника, их радиоэлектронному поражению, а также по выявлению состояния радиоэлектронных средств в системах управления своих войск и их радиоэлектронной защите. Возможно, уже в ближайшем будущем радиоэлектронная борьба будет вестись с целями дезорганизации систем управления войсками (силами) и оружием, разведки и РЭБ противника и обеспечения устойчивости своих аналогичных систем. Основными средствами срыва (нарушения) функционирования радиоэлектронных систем и средств противника, возможно, будут средства функционального поражения, а также средства создания активных и пассивных помех. Наиболее перспективным направлением в развитии РЭБ на данный момент являются электронно-огневые и электронные средства и методы поражения.

Подготовку специалистов РЭБ осуществляет

  • Воронежское высшее военное авиационное инженерное училище (военный институт) (г. Воронеж, ул. Старых Большевиков, 54а)

Источники:

  • Палий А. И. Очерки истории радиоэлектронной борьбы. — М.: Вузовская книга, 2006. — 284 с.
  • Все вузы России 2011/2012 год. Справочник для поступающих в вузы. Издание, содержащее информацию о новых условиях приёма в вузы. – Москва: РИПОЛ классик, 2010. – 400с.
  • День специалиста по радиоэлектронной борьбе [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.calend.ru/holidays/0/0/682/ - 22.11.2012.

Другие события 15 апреля