Электронный календарь памятных дат и праздников России и Новосибирской области
Ближайшая дата


Обратная связь

Есть замечания, предложения, вопросы? Пишите нам!

День танкиста – 13 сентября

Танковые войска Вооружённых Сил Российской Федерации — род войск в Сухопутных войсках Вооружённых Сил Российской Федерации, главная ударная сила Сухопутных войск и мощное средство вооружённой борьбы, предназначенное для решения наиболее важных задач в различных видах боевых действий. С 1929 года — механизированные войска, с 1936 года — автобронетанковые войска, с декабря 1942 года — бронетанковые и механизированные войска (БТиМВ), с 1953 года — бронетанковые войска, с 1960 года по настоящее время — танковые войска. Имеют на вооружении танки, самоходные артиллерийские установки, бронетранспортёры, боевые машины пехоты и другую бронетехнику.

После Второй мировой войны, 1 июля 1946 года Президиумом Верховного Совета СССР был издан указ о праздновании 11 сентября Дня танкистов. В годы Великой Отечественной войны, в 1944 году, именно 11 сентября, во время проведения Восточно-Карпатской операции танковые войска, являющие собой большую огневую мощь и ударную силу, сделали прорыв в обороне противника и остановили его наступление. День танкиста с тех самых пор являлся одним из наиболее почитаемых праздничных дней в войсках. Некоторое время (в период с 40-х по 50-е годы) в крупных городах День танкистов даже отмечался торжественным продвижением танковых колонн по городу и салютом. Современная дата празднования была установлена в 1980 годй.

Указом президента России В. В. Путина № 549 от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации» отмечается во второе воскресенье сентября как профессиональный праздник в Вооружённых силах РФ.

Идея защиты живого существа от противника посредством твёрдой оболочки была воплощена в жизнь задолго до появления человека. Динозавры, жившие миллионы лет назад, носили на себе необычайно прочные «латы» из толстых костяных пластинок. Черепаха сама себе броневик и по желанию может даже вылезать из своего «кузова» - панциря. Не случайно, древние греки называли черепахой особый боевой строй. Воины, используя свои щиты, полностью прикрывали весь отряд сверху и с боков. Эта компактная колонна была неуязвима для стрел и дротиков.

В средние века идеальным по тем временам одноместным «броневиком» был рыцарь, у которого металлом был защищён не только экипаж (т.е. он сам), но и «двигатель» - лошадь. Были и многоместные боевые машины. В полевом бою широко применялись варенбурги, каррочио, таборы и гуляй-город, а при штурме городов и замков —осадные башни, известные ещё с античности. В Китае и Корее в полевом бою ещё с античных времён в аналогичных целях использовали боевые колесницы покрытые «бронёй» из щитов, и оснащённые станковыми арбалетами. Аналогично, на закате Римской империи использовались колесницы со скорпионами и балистами. Позднее, развитие артиллерии сделало применение таборов и их аналогов — бессмысленным, так как полевая артиллерия, в отличие от монструозных осадных бомбард просто по таборам не попадавшим, легко уничтожала эти малоподвижные деревянные «танки». И только в Америке на «диком западе», продолжала применяться подобная тактика, потому, что индейцы не имели артиллерии.

Примечательный проект закрытой боевой повозки, вооруженной пушками, придумал Леонардо да Винчи, гениальный учёный и художник эпохи Возрождения.

Так называемая «тюдоровская повозка» применялась в Англии во времена короля Генриха VIII. Это был деревянный блокгауз на колёсах. Имел он два этажа: на нижнем в специальной упряжке помещались лошади, а в верхнем – мушкетёры, которые вели огонь через бойницы.

Подвижные защитные повозки, вооружённые огнестрельным оружием, применялись и в России. Например, при осаде войсками Ивана Грозного Казани в 1552 году принимала участие подвижная 13-м осадная башня на 50 (!) артиллерийских орудий. Она была создана по проекту русского военного инженера Ивана Григорьевича Выродкова. Перед штурмом башню собрали из заранее заготовленных деталей за одну ночь, и она сыграла важную роль во взятии города.

Подобные повозки более ли менее надёжно защищали воинов от оружия противника и сами обладали неплохой огневой мощью. Но все они имели один существенный недостаток: малую подвижность на поле боя. Положение изменилось, когда была изобретена паровая машина. В 1885 году английский инженер Джеймс Коуэн покрыл бронёй остов парового автомобиля. Броневой корпус имел полусферическую форму и напоминал не то стальную черепаху, не то гигантскую каску солдата неизвестной армии. У основания машины имелись четыре ножа-косы, соединённых с двигателем. При езде они совершали секущие движения, угрожая всякому, кто осмелится приблизиться к броневику вплотную. Вооружение состояло из восьми малокалиберных пушек. Имелось также пятьдесят бойниц для стрелков. Скорость до 8 км/ч. Но броневик оказался непрочным и совершенно неприспособленным к движению по неровной местности.

Первый в мире автомобиль с обеими ведущими осями был создан Паулем Даймлером в 1905 году. В передней части машины размещался двигатель под броневым капотом. Далее на раме крепился броневой корпус. В передней части находилось отделение управления, в задней - боевое отделение. Толщина брони – 3-3,5мм. На крыше боевого отделения была установлена вращающаяся башенка с пулемётом. Колёса были со сплошными резиновыми шинами.

В Росси первый проект бронеавтомобиля был разработан в 1904 году подъесаулом Сибирского казачьего полка М.А.Накашидзе. Корпус был из броневой стали толщиной 4,5 мм. Колёса были изготовлены из цельных стальных дисков, так как распространённые в те годы на автомобилях колёса со спицами не обладали необходимой прочностью. Шины резиновые, сплошные.

В августе 1916 года в России вышел на испытание не совсем обычный бронеавтомобиль, построенный на Путиловском заводе. Вместо задних колёс у него была широкая гусеничная лента. Машина показала более высокую проходимость, чем колёсные броневики. Подобные машины можно было использовать в качестве танков, то есть совместно с пехотой атаковать противника по бездорожью. Их впоследствии за это называли «полутанк» или даже «русский тип танка».

К началу Первой мировой войны, самоходные бронированные военные машины уже не являлись новинкой, особенно в армиях Великобритании, Франции и Германии. Но бронеавтомобили были практически не способны к передвижению вне дорог. В условиях изрытого окопами и артиллерийским огнём «лунного ландшафта» фронтовой полосы позиционной войны, к которой перешёл Западный фронт вскоре после начала военных действий, бронеавтомобилям редко выпадала возможность вступить в бой, что определило их сугубо второстепенную роль на этом фронте.

Вместе с тем, первый год войны отчётливо продемонстрировал кризис традиционных тактик наступления в условиях позиционной войны. Даже длительная артиллерийская подготовка оказывалась не в состоянии причинить противнику тяжёлые потери и подавить его огневые точки, а тем более — выбить с занимаемых позиций, и пехоте приходилось вести наступление на вражеские укреплённые позиции, неся огромные потери, прежде всего от пулемётного огня.

Появление танков связано с необходимостью решить задачу прорыва позиционной обороны, оборудованной в инженерном отношении и насыщенной артиллерией, пулемётами и миномётами.

Проекты боевых машин на гусеничном ходу выдвигались ещё до начала войны в различных странах, но пионером в создании танков стала Великобритания. С 1914 года многими британскими инженерами и военными выдвигались различные проекты боевых машин, в частности, использовавших тракторное шасси, однако они встречали значительное сопротивление со стороны военного министерства. Преодолеть его удалось лишь к 1915 году, когда под руководством Э. Суинтона были созданы и испытаны невооружённые прототипы бронированных боевых машин на тракторном шасси. Хотя испытания прошли успешно, военные требовали от будущей машины высокой проходимости, в частности, способности преодолевать широкие рвы и значительные вертикальные препятствия, которую тракторное шасси не обеспечивало. Для решения этой проблемы, гусеничную ленту пустили вокруг корпуса, что увеличивало как длину опорной поверхности, так и высоту зацепления. Первый прототип новой боевой машины был закончен в январе 1916 года и по результатам проведённых в феврале того же года испытаний, получил высокие оценки ряда военных, в том числе командующего британскими экспедиционными силами во Франции. Уже вскоре, военным министерством был размещён заказ на производство первой партии из 100 танков. Для сохранения секретности, новые машины производились и транспортировались под видом «резервуаров для воды» (англ. tank) и впоследствии это название стало общепринятым, распространившись во многие языки. В соответствии с британской системой обозначения вооружений, машины получили обозначение «Танк, Модель 1» (англ. Tank, Mark I или Mk.I).

Первый танк представлял собой 28-тонную гусеничную машину с противопульным бронированием толщиной от 5 до 12 мм, производившуюся в двух вариантах, различавшихся вооружением —пулемётным или пушечным, обозначавшихся, соответственно, как «Самка» (англ. Female) и «Самец» (англ. Male). Карбюраторный двигатель мощностью 105 л.с, взятый от гражданского трактора, обеспечивал танку максимальную скорость всего в 6,4 км/ч. Конструкция первых танков отличалась крайним несовершенством. Условия работы экипажа внутри танка находились на пределе возможностей человеческого организма, часты были несчастные случаи, порой со смертельными исходами. Конструкция танков также отличалась очень низкой надёжностью, а проходимость, несмотря на внимание, уделённое ей при проектировании танка, оказалась невелика из-за низкой тяговооружённости машины и просчётов проектировщиков.

Впервые во время Первой мировой войны 1914—1918 гг. танки (32 машины Mark I) были использованы англичанами в операции на р. Сомма (1916). Машины, хотя и в полной мере проявили в том эпизоде свои недостатки, сумели добиться значительных, по сравнению с наступлением традиционными методами, успехов. Будучи практически неуязвимы для стрелкового оружия, танки оказывали очень сильное психологическое воздействие на германскую пехоту. По итогам первых боёв, конструкция танка была доработана с учётом выявленных недостатков и в производство были запущены усовершенствованные его модификации — вначале малосерийные Mk.II и Mk.III, затем — существенно более совершенные Mk.IV, выпущенные в количестве 1015 единиц. В 1917 году в районе г.Камбре английские войска массированно применили более 350 танков за один день боя. Несмотря на внесённые усовершенствования, конструкция танков по-прежнему имела массу недостатков, усугублявшихся просчётами командования и малым опытом в применении нового вида вооружений, и применение их отнюдь не всегда было успешным. Несмотря на их техническую слабость и тактические ошибки в применении, танки показали себя как новое перспективное средство, способное во взаимодействии с пехотой и артиллерией преодолевать позиционную оборону и развивать тактический успех в операциях.

Появление броневых частей в русской армии произошло 19 августа 1914 года. Первым в мире подразделением нового рода войск была 1-я автомобильная пулемётная рота, вооружённая 12 бронемашинами с пулемётным и пушечным вооружением. К середине 1917 года в русской армии насчитывалось 7 бронепоездов и 13 бронедивизионов. (около 300 бронемашин).

В начале ХХ века в Российской империи тоже изобретали танки. Хорошо известны такие проекты, как «Вездеход» Пороховщикова, «Царь-танк» Лебеденко, танк Гюнтера Бурштыня, «Наземный броненосец» Демьяненко, «Броненосный трактор» Казанского или сверхтяжёлый танк Владимира Менделеева.

Сын великого химика Василий Дмитриевич Менделеев предусматривал, что масса его боевой машины будет достигать около 170 т. Были тщательно продуманы узловые элементы и механизмы конструкции: эргономичный двигатель, броня, мощный артиллерийский потенциал, способ передвижения. Толщина брони достигала 150 мм. Пневматике отводилась определяющая роль. Предполагалось, что экипаж танка будет состоять из 8 человек. Чрезмерный вес был, пожалуй, единственным уязвимым местом танка, созданного В.Д.Менделеевым. Многие конструктивные решения были реализованы лишь много лет спустя.

В общем, идей хватало - и вполне вменяемых, и откровенно ошибочных. Другое дело, что для их реализации уже не было времени. В России началась революция.

Танков собственного производства в Красной Армии во время Гражданской войны в 1918—1920 годах не было; их задачи выполняли броневые силы, состоявшие из автомобильных броневых отрядов (автобронеотряд), основу которых также составляли бронемашины и бронепоезда. В январе 1918 был создан Совет броневых частей («Центробронь») по управлению всеми автоброневыми подразделениями и частями республики. В его функции входило размещение государственных заказов на постройку броневых автомобилей, а с апреля 1918 года и бронепоездов. За период с ноября 1918 по март 1921 года только основными заводами, выполнявшими заказы правительства, было изготовлено 75 типовых бронепоездов, 102 бронеплощадки и свыше 280 броневых автомобилей. «Центробронь» решал также технические, административно-строевые и агитационно-политические задачи, осуществлял подготовку кадров командного состава и младших специалистов. В мае 1918 года в Москве открылась броневая школа по подготовке командиров бронечастей, а затем был развёрнут Московский отдельный автоброневой отряд, где обучались младшие специалисты автобронечастей. Доля подготовленных специалистов броневых частей в процентах к численности личного состава неуклонно возрастала. В августе 1918 года на базе «Центробронь» было создано Центральное, а затем Главное броневое управление. В декабре 1920 года на вооружение Красной Армии стали поступать первые лёгкие советские танки Сормовского завода. Первый советский танк назывался «Борец за свободу тов. Ленин».

Первая танковая часть на территории РСФСР - танковый дивизион при Совнаркоме Советской Украины - была создана в Харькове краскомом Селявкиным в 1919 году из трофейных французских танков FT-17, захваченных у союзных экспедиционных сил на Юге России под Одессой. Впоследствии эта первая в СССР танковая часть была преобразована в Танковую эскадру РККА, основной ударной силой которой были трофейные британские танки Mark V.

Впервые в РККА отдельное танковое подразделение было введено в бой в июле 1920 года в полосе 33-й стрелковой дивизии на Западном фронте для прорыва позиций 17-й пехотной дивизии поляков в районе 40 км западнее Полоцка.

В ходе Гражданской войны выработалась практика применения броневых частей. Они представляли собой специальные войсковые части, предназначавшиеся для поддержки стрелковых и кавалерийских дивизий, бригад и полков. В годы Гражданской войны броневые силы, несмотря на незначительный удельный вес в армии (к концу войны — 0,41 %), сыграли важную роль в военных действиях.

Год спустя, в начале сентября 1923 г., броневые силы подверглись новым организационным изменениям. Отдельные небольшие автотанковые отряды (бронеотряды) были сведены в относительно крупное соединение — «эскадру» танков, которая состояла из двух флотилий: тяжёлой и лёгкой.

С 1928 года началось производство танков МС-1 («малый, сопровождения»). Впервые МС-1 (Т-18) были применены в бою в ходе конфликта на КВЖД в ноябре 1929 года.

В 1929 году было создано Центральное управление механизации и моторизации РККА. Танки вошли в состав механизированных войск.

В конце 1929 года коллегия Главного управления военной промышленности пришла к выводу, что для полноценного решения вопроса обеспечения РККА военной техникой, соответствующей требованиям времени, необходимо воспользоваться зарубежным опытом в данной сфере. Была создана специальная закупочная комиссия под руководством начальника Управления механизации и моторизации РККА И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга. При создании танков семейства БТ за основу была взята одна из лучших разработок американского конструктора Уолтера Кристи. Обладая исключительными скоростными данными и хорошей проходимостью, танк БТ-2, а также последовавшие за ним модификации БТ-5 и БТ-7, вскоре стал основной машиной танковых частей Красной Армии. Серийное производство танков БТ осуществлялось на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна с 1932 по 1940 г. За эти годы было выпущено около 8 тыс. танков БТ. Конструкторское бюро завода разработало 50 различных модификаций танка, из которых серийно выпускалось 12. Другой основной танк Красной Армии — Т-26 — был разработан на базе шеститонного танка английской фирмы Виккерс. Первоначально этот танк имел две пулеметные башни подобно его английскому аналогу. Затем обе башни были заменены одной, со спаренной установкой 37-мм пушки и 7,62-мм пулемета. Вскоре вместо 37-мм пушки стали устанавливать более мощную 45-мм пушку образца 1932 г.

Доблестно сражались на этих танках на испанской земле советские добровольцы-танкисты. Танковых частей в республиканской армии к началу войны практически не существовало. Первая группа советских танкистов прибыла одновременно с танками Т-26 и состояла из восьмидесяти добровольцев во главе с С.М.Кривошеиным. Советские добровольцы-танкисты принимали участие во всех крупных сражениях с осени 1936 до весны 1938г. Наиболее эффективно они действовали на фронте к северо-западу от Мадрида и, особенно, в кровопролитном трёхнедельном сражении на Хараме. Здесь танкисты не раз спасали положение, отбрасывая и уничтожая группы наёмников-марокканцев и легионеров, прорывающихся к шоссе Мадрид-Валенсия. На Хараме командир танка Василий Новиков в машине, подбитой вражеским снарядом между позициями республиканцев и мятежников, отбивался от противника в течение всего дня. Сам он и механик-водитель были ранены, стрелок - убит. Однако Новиков не оставил машину, пока, с наступлением темноты, не пришла помощь и танк не был отбуксирован из опасной зоны. В госпитале у Новикова обнаружили тринадцать огнестрельных ранений. Подобную же стойкость проявил командир танковой роты П.А.Цаплин в бою у Теруэля. Раненный, в повреждённом танке, он в течение 8 часов отстреливался от врага, а затем пробился в расположение своей части. В том же бою командир танка К.Я.Билибин под артиллерийским огнём исправил повреждённую гусеницу и вновь повёл машину в атаку. Позднее, на Хараме, он погиб, спасая экипаж подбитого танка. Многие другие советские добровольцы танкисты проявили в те дни исключительное мужество и выдержку.

В 1938 г. цилиндрическая башня Т-26 была заменена конической, в том же году начали устанавливать на танк телескопический прицел ТОС со стабилизацией линии прицеливания в вертикальной плоскости. Всего было выпущено более 11 тыс. танков этого типа. При непрерывном совершенствовании танков БТ и Т-26 советское танкостроение выпускало танки и собственной конструкции.

В 1930 году в 1-й механизированной бригаде имелся танковый полк, насчитывавший 110 танков. В 1931—1935 годах на вооружение Красной Армии начали поступать лёгкие, средние, а затем и тяжёлые танки различных типов. Начался интенсивный процесс насыщения войск автомобильной и бронетанковой техникой, которую необходимо было испытывать и совершенствовать. В связи с этим 4 апреля 1931 года приказом Реввоенсовета СССР был создан 22-й Научно-испытательный автобронетанковый полигон (НИАБП) Управления Механизации и Моторизации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (войсковая часть (В/Ч) № 68054).

По состоянию на 1932 год в 1-м механизированном корпусе имелось свыше 500 танков. В 1932 году была основана Военная академия механизации и моторизации

РККА (ныне Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации).

В 1933 — 1934 гг. были созданы и запущены в серийное производство средний танк Т-28 и тяжелый танк Т-35. На их внешнем виде еще сказывалось влияние 16-тонных танков «Индепендент» фирмы Виккерс, но в принципе это были уже оригинальные машины с отечественным вооружением, двигателем и другими механизмами. Создание так называемых «малых» танков также началось с лицензионного производства английской танкетки фирмы «Карден-Ллойд» (советское обозначение Т-27). Затем был налажен выпуск плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40 с броней толщиной около 10 мм. Различие между Т-37 и Т-38 заключалось в основном в конструкции отдельных механизмов. Каждый из них был вооружен одним 7,62-мм пулеметом. Танк Т-40 имел более мощный двигатель и 12,7-мм крупнокалиберный пулемет. Всего промышленностью было выпущено 2627 танков Т-37 и 1382 танка Т-38.

Создание механизированных и танковых частей положило начало новому роду войск, получившему наименование автобронетанковых войск. Центральное управление механизации и моторизации в 1937 году было переименовано в Автобронетанковое управление (а позже в Главное автобронетанковое управление).

К началу 1936 года было создано 4 механизированные корпуса, 6 отдельных механизированных бригад, 6 отдельных танковых полков, 15 механизированных полков кавалерийских дивизий и значительное количество танковых батальонов и рот. Отдельные танковые батальоны в составе стрелковых дивизий предназначались для усиления стрелковых частей и соединений при прорыве обороны противника. Они должны были действовать вместе с пехотой, не отрываясь от неё на большое расстояние, и назывались танками непосредственной поддержки пехоты (ТНПП). В 1938 году автобронетанковые войска получили боевой опыт у озера Хасан (1938), а затем на реке Халхин-Гол (1939) и в советско-финской войне 1939—1940 гг.

В ходе боев с японскими самураями танкисты сражались за родную землю храбро и беззаветно, совершали бесчисленные подвиги. Например, танковый экипаж лейтенанта В. П. Винокурова, являвшегося также и командиром танкового взвода. В тот день в одной машине с ним (выполняя одновременно роль башенного стрелка) находился комиссар батальона, старший политрук Я.И.Ефимов. Механиком-водителем был младший командир С.Н.Рассоха. Когда танковая рота смяла проволочные заграждения и прорвалась к вражеским окопам, снаряд противника попал в танк командира роты. Командование танковым подразделением принял на себя Винокуров. Его танк, продолжая утюжить японские окопы, вышел на вершину сопки. По нему открыла огонь японская противотанковая пушка. Один вражеский снаряд попал в гусеницу и сбил ее с опорных катков. Танк остановился. Японцы продолжали вести огонь. Осколком разорвавшегося в танке снаряда Рассоха был сражён насмерть. Ранило и самого командира. Старший политрук Ефимов и раненый лейтенант Винокуров, стремясь не допустить японцев к машине, продолжали расстреливать их из пулемета и пушки. Вели огонь до последнего патрона и снаряда. Заметив, что у экипажа кончились боеприпасы, вражеские солдаты приблизились к танку. Пытались открыть люки, но безуспешно. Тогда японцы, поставив возле машины нескольких своих солдат, стали ждать, когда же советские воины вылезут из танка.

24 часа провели отважные танкисты в осажденном танке в тылу врага. Раненого Винокурова мучила жажда. Запас воды у них иссяк. Во время сильного обстрела высоты нашей артиллерией им удалось покинуть танк. Они устремились к озеру, отстреливаясь от преследовавших их японцев. Уже с наступлением темноты с трудом добрались до камышей, где провели всю ночь. Здесь и нашли героев-танкистов их боевые друзья.

За мужество и героизм, проявленные в бою, лейтенанту В.П.Винокурову и младшему командиру С.Н.Рассохе (посмертно) было присвоено звание Героя Советского Союза, старший политрук Я.И.Ефимов награжден орденом Красного Знамени.

Мужество и волю к победе проявил 6 августа экипаж танка младшего командира А.И.Тимакова. Боевая машина была выведена из строя прямым попаданием вражеского снаряда. Погибли башенный стрелок и механик-водитель. Тогда Тимаков, сняв с танка пулемет и заняв удобную огневую позицию, в течение нескольких часов вел бой с противником. Отважный танкист уничтожил десятки вражеских солдат и офицеров. За смелость и отвагу в бою он удостоен звания Героя Советского Союза.

Так же самоотверженно сражался экипаж танка Т-26 в составе лейтенанта В.И.Белякова, механика-водителя П.И.Юрина и башенного стрелка А.И.Дерябина. Прославились в боях у Хасана механики-водители М.И.Баранов, Т.Г.Коновалов, П.И.Хорин, башенные стрелки А.В.Лилков, А.Т.Сурков и многие другие. Они бесстрашно врывались в расположение противника, подавляли огневые точки, уничтожали его живую силу. Их имена знали не только танкисты. но и пехотинцы.

На Халхин-Голе, как и на Хасане, прославились герои-танкисты. Первое место среди них по праву занимает легендарный комбриг М.П.Яковлев, павший смертью храбрых в сражении у горы Баин-Цаган. На ее вершине в память об особых заслугах советских танкистов на специальном постаменте установлен танк БТ-5, который виден на десятки километров вокруг.

Во время сражения у Баин-Цагана наряду с другими героями отличился механик-водитель 11-й танковой бригады Иван Васильевич Просолов. Когда его танк был подбит, командир с заряжающим, взяв пулемет, вылезли из машины, а Просолову было приказано остаться в танке и ждать их. Он занял оборону, отбил несколько атак противника. Двое суток без пищи и воды провел механик в подбитом танке, превратив его в неприступную крепость. За проявленное мужество И.В.Просолову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В том же сражении отважно бился с противником огнеметный танковый взвод младшего лейтенанта Д.Ф.Козлова, который впоследствии был удостоен звания Героя Советского Союза. Японцы бросили против этого взвода батарею противотанковых орудий. Завязался ожесточенный бой. Подразделение Козлова потеряло два танка, но уничтожило в том бою 8 орудий и почти роту пехоты противника, чем содействовало продвижению 11-й танковой бригады.

Смело и решительно действовал у Баин-Цагана командир танкового взвода 7-й мотоброневой бригады лейтенант А.А.Мартынов. Он со своим экипажем уже в начале боя уничтожил два орудия противника. Его танк вскоре был подбит, но и тогда мужественный лейтенант продолжал вести огонь, и уничтожил еще три орудия. Когда же вражеским снарядом заклинило башню, Мартынов открыл огонь из пулемета. Только после того, как были убиты водитель и стрелок, Мартынов покинул свой танк.

5 июля был подбит танк лейтенанта П. В. Кудряшова. Командир приказал механику-водителю и башенному стрелку выйти из машины с запасным пулеметом и оборонять подступы к танку, сам же остался в машине и вел огонь из пушки. Уничтожив стрелявшие по танку японские орудия ПТО и расположенный неподалеку штабной бункер противника, он разбил также несколько транспортных машин.

В ходе августовской наступательной операции во время одной из атак был подбит попавший в ров танк командира 1-го батальона 6-й легкой танковой бригады капитана В.А.Копцова. Десять часов вел неравный бой экипаж осажденной машины, и хотя за это время бойцы сумели устранить неисправности в танке, но выбраться из рва без посторонней помощи было невозможно. Сделать это им неожиданно помогли сами японцы, решившие захватить машину. Они подогнали трактор-тягач и взяли танк на буксир. Мотор советского танка вдруг заработал, и танкисты без промедления устремились к нашим, заодно прихватив и японский тягач.

23 августа в расположение врага ворвался танк комиссара отдельного разведывательного батальона 6-й легкой танковой бригады старшего политрука А. В. Котцова. Экипаж танка уничтожил четыре японских орудия. Вражеским снарядом перебило гусеницу. Тогда Котцов вылез из танка и организовал оборону. В это время механик-водитель В.С.Слабодзян и башенный стрелок В.И.Бардин заменили поврежденный трак и натянули гусеницу на катки. Кроме того, танкисты взяли на буксир брошенную японскую пушку и благополучно возвратились к своим.

Опыт боев в Испании, у озера Хасан и на реке Халхин-Гол показал, что общепринятое противопульное бронирование танков уже не отвечает требованиям времени. Таким образом, на повестку дня встал вопрос создания танков с противоснарядным бронированием. Конструкции таких танков разрабатывались танковыми КБ Ленинградского Кировского завода и Харьковского паровозостроительного завода. После испытания опытных образцов танков с противоснарядным бронированием (А-20, А-32, СМК, Т-100 и КВ-1) в декабре 1939 г. на вооружение были приняты тяжелый танк КВ-1 и средний танк Т-34 (Т-34 не имел опытного образца). Эти танки явились качественно новой ступенью в развитии советской и мировой танковой техники. В них оптимально сочетались огневая мощь, бронирование и подвижность. Впервые на серийных танках устанавливались дизельные двигатели, обладавшие бесспорным преимуществом перед карбюраторными. Важным достоинством новых танков было то, что их конструкции отвечали требованиям крупносерийного производства и позволяли осуществлять ремонт в полевых условиях.

Над созданием танка Т-34 под руководством конструктора М.И.Кошкина работал целый коллектив. В марте 1940 года две опытные машины своим ходом прошли от Харькова до Москвы. Более 1000 км пробега показали как сильные, так и слабые стороны новых танков. Недочёты были в кратчайший срок устранены, и танк запущен в серийное производство. Новый танк весил 26,3т. Экипаж состоял из четырёх человек. Наклонная броня корпуса и башни имела толщину 40-45 мм. На Т-34 был установлен дизельный двигатель мощностью 500 л.с. Хотя скорость танка не достигала 48 км/ч, её хватало, чтобы обеспечить огневое превосходство над более быстроходными немецкими танками. По вооружению и броне Т-34 давал фору любому лёгкому и среднему танку противника. Пушка калибром 76 мм пробивала броню немецкого танка Т-III на всех дистанциях прицельного огня. На расстоянии в 1 км бронебойный снаряд, выпущенный из Т-34, пробивал вертикальные листы толщиной 50-60 мм. Двигатель был расположен поперёк машины, что придавало «тридцатьчетвёртке» узнаваемый профиль. Конструктор отказался от применения бензина в пользу дизельного топлива, поскольку танки, работавшие на бензине, легко воспламенялись во время боя. Широкие гусеницы позволяли танку преодолевать крутые подъёмы и бездорожье. С весны 1940 г. танковая промышленность СССР начала перестраиваться на выпуск новых танков.

С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в 1941 году промышленность уже могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов. Что касается КВ и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1861 танк. Практически новые танки только со второй половины 1940 года начали поступать в войска приграничных округов. Накануне нападения фашистской Германии на СССР в Красной Армии насчитывалось 636 танков КВ-1 и 1225 танков Т-34. Всего на 22 июня 1941 г. в войсках имелось 23140 танков всех типов. К этому числу следует добавить примерно 4300 бронеавтомобилей, значительную долю среди которых составляли БА-6 и БА-10, по вооружению и бронированию не уступавшие легким танкам.

В июне 1940 г., исходя из опыта войны в Западной Европе, было решено восстановить расформированные в 1939 г. механизированные корпуса как средство решительного маневра. В состав мехкорпуса новой организации входили две танковые и одна моторизованная дивизии, мотоциклетный полк, отдельные батальоны — связи и инженерный, а также авиационная эскадрилья. По штату военного времени корпусу полагалось иметь 36 тыс. человек личного состава, 1031 танк, в том числе 546 новых танков КВ и Т-34, 358 орудий и минометов, 268 бронемашин. Всего формировалось 29 мехкорпусов и 2 отдельные танковые дивизии. Танковая дивизия состояла из двух танковых, мотострелкового и артиллерийского полков, а также подразделений обеспечения и обслуживания.

К 1 декабря 1940 года в РККА было 9 механизированных корпусов (в их составе — 18 танковых и 9 моторизованных дивизий, а также 2 отдельные танковые дивизии) и 45 танковых бригад (40 бригад Т-26 и 5 — БТ). В феврале — марте 1941 началось формирование ещё 20 мехкорпусов, 8 марта на заседании Политбюро были утверждены их командиры. Однако промышленность в то время могла дать формируемым соединениям лишь около 1/3 необходимого количества танков; не хватало также среднего и младшего командного состава.

Производство тяжёлых танков должно было осуществляться на Ленинградском Кировском (ЛКЗ) и Челябинском тракторном (ЧТЗ) заводах, средних танков Т-34 — на заводе № 183 в Харькове и на Сталинградском тракторном заводе (СТЗ), лёгких танков Т-50 — на заводе № 174 в Ленинграде и Т-40 — на заводе № 37 в Москве. К началу войны удалось оснастить меньше половины формируемых корпусов. Как раз они, эти корпуса, и сыграли большую роль в отражении первых ударов противника.

К началу 2-й мировой войны 1939—45гг. танковые войска фашистской Германии состояли из танковых и моторизованных дивизий, объединявшихся в танковые (моторизованные) корпуса, а с 1940г. в танковые группы, которые в октябре 1941 — январе 1942г. были переименованы в танковые армии. На вооружении состояли лёгкие танки Т-I и Т-II, средние танки Т-III и T-IV, а с 1943, кроме того, тяжёлые танки «Тигр» (T-VI), «Пантера» (T-V) и штурмовые орудия «Фердинанд». Танки применялись массированно, обычно в составе первых эшелонов, преимущественно на направлениях главного удара.

Начавшаяся война внесла серьёзные коррективы в танкостроительные программы СССР. Громадные потери всех типов бронетанковой техники и необходимость поддержания боеспособности танковых частей и подразделений требовали резкого наращивания объёмов выпуска танков. Однако промышленность ещё не могла полностью удовлетворить потребности фронта в танках КВ и Т-34, поскольку их производство было достаточно трудоёмким, а поточные методы ещё не были освоены. К тому же немецкие войска вышли на подступы сначала к Ленинграду, а затем захватили и Харьков, что потребовало эвакуации ЛКЗ и заводов № 174 и № 183. В этих условиях в конце лета 1941 года было принято решение в сжатые сроки разработать и поставить на производство лёгкий танк с максимально возможным использованием в его конструкции автомобильных агрегатов. Такой танк — Т-60 — был разработан в кратчайшее время под руководством Н.А. Астрова сначала на заводе № 37 в Москве (затем эвакуированном в Свердловск), на Горьковском автомобильном заводе, заводе № 38 в Кирове и заводе № 264 в г. Красноармейске Сталинградской области.

В целом, несмотря на потерю важнейших промышленных центров и вынужденную эвакуацию танкостроительных заводов, уже в 1941 году производство танков промышленностью СССР превзошло объёмы производства танков и штурмовых орудий в Германии и оккупированных ею странах.

1942 год характеризовался резким ростом объёмов производства бронетанковой техники, несмотря на то, что в августе из строя были выведены два танкостроительных предприятия — Сталинградский тракторный завод, выпускавший Т-34, и завод № 264 в Красноармейске Сталинградской области, выпускавший лёгкие танки Т-60. Это потребовало провести перестройку производств «Уралмаша», Челябинского Кировского завода (ЧКЗ) и завода № 174 для развёртывания производства средних танков Т-34. Эта перестройка была успешно проведена, и заводы в необычайно сжатые сроки освоили выпуск Т-34. Именно в 1942 году был достигнут наибольший за все годы войны месячный выпуск средних танков Т-34, составивший в декабре 1568 единиц.

Наращивание объёмов производства в 1942 году шло неразрывно с непрерывной модернизацией техники и постановкой на производство новых образцов. На смену тяжёлому танку КВ-1 в производстве пришёл танк КВ-1с, с меньшей массой и улучшенной подвижностью. На смену лёгкому танку Т-60 пришёл танк Т-70 с усиленным бронированием и вооружением. При этом танк Т-70 продолжал сохранять в основе своей конструкции автомобильные агрегаты. Средний танк Т-34 в 1942 году получил новую трансмиссию, значительно улучшившую его ходовые качества, новый воздухоочиститель двигателя и башню новой конфигурации. Осенью 1942 года в соответствии с постановлением ГКО от 19 октября № 2429сс о производстве опытных образцов САУ, в кратчайшие сроки были разработаны самоходно-артиллерийские установки СУ-76 на базе танка Т-70 и СУ-122 на шасси танка Т-34. В декабре 1942 года были изготовлены первые партии этих САУ.

В результате неудачно сложившегося для Советских Вооружённых Сил начала войны механизированные корпуса после первых контрударов (Битва за Дубно — Луцк — Броды, Лепельский контрудар) , значительно ослабивших наступательный порыв врага, вынуждены были вести оборонительное сражения совместно со стрелковыми войсками. Большие потери в танках в первые недели военных действий и невозможность быстрого их восстановления заставили советское командование использовать танки только во взаимодействии с пехотой, для действий из засад, повышения устойчивости боевых порядков стрелковых войск в обороне, для проведения частных контратак. К осени 1941г. все механизированные корпуса были расформированы, основными организационными единицами стали танковые бригады и отдельные танковые батальоны. Крупных соединений для проведения наступательных операций советское командование не имело. В результате принятых Советским правительством мер по организации производства танков и героических усилий тружеников тыла количество танков в действующей армии быстро возрастало. Если на 1 декабря 1941 было всего 1730, то к 1 мая 1942 стало 4065, а к ноябрю — 6014 танков. Уже весной 1942 оказалось возможным приступить к формированию танковых, а позже и механизированных корпусов. Были созданы также 2 танковые армии смешанного состава, в которые входили танковые, механизированные и стрелковые соединения. На основе боевого опыта в 1942г. народный комиссар обороны издал приказ от 16 октября, который требовал использовать танковые бригады и полки для непосредственной поддержки пехоты, а танковые и механизированные корпуса в качестве эшелонов развития успеха с целью разобщения и окружения крупных группировок врага. В декабре 1942г. автобронетанковые войска стали называться бронетанковыми и механизированными войсками; было образовано Управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками и введена должность командующего бронетанковыми и механизированными войсками.

К январю 1943 года в танковых войсках имелось две танковые армии, 24 танковых (из них два были в стадии формирования), 8 механизированных (два из них завершали формирование) корпусов, а также значительное количество различных бригад и полков для НПП. 16 января 1943 года указом Президиума Верховного Совета СССР были введено звание маршала бронетанковых войск.

К лету 1943 было уже 5 танковых армий, имевших, как правило, 2 танковых и 1 механизированный корпус, и большое число отдельных танковых и механизированных корпусов. Танковый корпус насчитывал около 11 тыс. чел., 209 танков Т-34, 49 САУ, 152 орудия и миномёта, свыше 1,2 тыс. автомашин; механизированный корпус — 16 369 человек, 246 танков и САУ, 252 орудия и миномёта (в том числе отдельный гвардейский миномётный дивизион реактивной артиллерии БМ-13), свыше 1,8 тысяч автомашин. Количество танков, участвовавших в операциях, постоянно возрастало в ходе войны. Так, в Московской битве участвовало 670 танков, в Сталинградской битве — 979, в Белорусской операции — 5200, в Берлинской операции — 6250 танков и САУ. Во всех крупных операциях Великой Отечественной войны бронетанковые и механизированные войска были ведущей силой и играли решающую роль в окружении и разгроме крупных группировок врага. По словам генерала армии А. И. Антонова, «…вторая половина войны прошла под знаком преобладания наших танков и самоходной артиллерии на полях сражений. Это позволяло нам осуществлять оперативные маневры огромного размаха, окружать крупные группировки противника, преследовать его до полного уничтожения».

Родина высоко оценила боевые подвиги танкистов. Свыше 250 тыс. солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов танковых войск были награждены орденами и медалями. Около 200 воинов танковых войск награждены орденами Славы всех трех степеней. 1142 танкиста получили звание Героя Советского Союза. 16 танкистов за умелое руководство войсками, личный героизм и отвагу удостоены этого высокого звания дважды.

Алтаец Александр Матвеевич Грязнов, первый танкист Красной Армии, удостоенный в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза. 9 июля 1941 года. Ленинградский фронт. По лесной дороге Вуоярви – озеро Ала-Ярви молодые необстрелянные красноармейцы следовали в свою часть. В это время замаскированный танковый экипаж младшего сержанта Александра Грязнова находился в боевом охранении. Из машины хорошо просматривалась дорога и появившаяся на ней колонна новобранцев. И вдруг из леса появилось около двух батальонов финских солдат. Они открыли по молодым бойцам яростный огонь из пулемётов и автоматов. В это мгновение из-за укрытия на врагов рванулся танк сибиряка. Оказалось и один танк может сражаться на равных против двух батальонов вражеской пехоты, вооружённой огнемётами и гранатами. Не скоро финнам удалось подбить его, но и подбитый он продолжал бой. Потом кончился боезапас, вражеские цепи с опаской окружили советский танк. Кто-то взобрался на броню, начал стучать в люк и кричать: «Сдавайс!». Экипаж Грязнова никак не реагировал. Когда к танку приблизился с группой солдат офицер – на лесной поляне раздался взрыв. Это танкист Грязнов взорвал свою машину, уничтожив немало врагов.

Ещё один из первых танкистов, удостоенных звания Героя Советского Союза, - заместитель командира 55-го танкового полка майор Б. П. Попов. Авангард полка в составе 17 танков, которым командовал майор Попов, атаковал противотанковую батарею врага. Завязалась огневая дуэль. Только майор Попов, лично стреляя из пушки, уничтожил 4 орудия и десятки гитлеровцев. Вскоре его танк оказался подбитым. Но, несмотря на это, отважный экипаж продолжал вести огонь по фашистам и уничтожил еще одно орудие противника. До последней минуты своей жизни майор Б. П. Попов не покидал танка и управлял подразделениями.

Лейтенант Семен Коновалов на танке "KB" в одном бою поджег 16 танков, 2 бронеавтомобиля, 8 автомашин противника. "KB" был подбит, три члена экипажа погибли. Пробиваясь к своим, Коновалов вместе с товарищем сумел завладеть немецким танком и угнал его в расположение наших войск.

Мужественно сражались на фронте братья Игнатовы – Виктор, Сергей, Аркадий, Олег, Николай и Владимир, ещё до войны служившие в армии в составе двух танковых экипажей. Четыре брата, окончив училище, командовали взводами на Южном фронте, два брата – механиками-водителями сражались под Ленинградом.

В сражении с врагом не было не одной значительной операции, в которой бы не участвовали советские танкисты, проявившие массовый героизм в борьбе за свободу Родины.

Неувядаемой славой покрыли свои боевые знамена советские танкисты в исторической битве под Москвой. В оборонительном сражении наши тогда еще малочисленные танковые части героически оборонялись под Мценском и Малоярославцем, под Можайском и Волоколамском, под Наро-Фоминском и Истрой, нанося врагу большой урон. В период контрнаступления танковые войска во взаимодействии с пехотой и артиллерией взламывали вражескую оборону и преследовали отходящего противника. Они участвовали в освобождении многих городов и сел Подмосковья. В битве под Москвой родилась советская танковая гвардия.

В приказе Народного комиссара обороны № 337 от 11 ноября 1941 г. сказано:

«...в результате ожесточенных боев бригады с 3-й и 4-й танковыми дивизиями и мотодивизией противника фашисты потеряли: 133 танка, 49 орудий, 8 самолетов, 15 тягачей с боеприпасами, до полка пехоты, 6 минометов и другие средства вооружения. Потери 4-й танковой бригады исчисляются единицами».

Этим же приказом 4-я танковая бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду. Ее боевые действия были поставлены в пример танковым частям и соединениям всей Красной Армии.

Образцы смелости, решительности действий, большого мужества и воинского мастерства показывали многие воины. Особенно отличились воины батальона тяжелых танков, которым командовал капитан А. А. Рафтопулло. В районе 5 км северо-восточнее Первого Воина батальон 8 часов стойко отражал сильные атаки вражеских танков. Противник потерял 43 танка, десятки противотанковых орудий и до двух рот пехоты. Капитан Рафтопулло, мужественный и храбрый офицер, воодушевлял боевых друзей. Будучи раненным, с ожогами лица и рук, он продолжал управлять подразделениями. За героизм, проявленный в октябрьских боях под Орлом, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В истории советских танковых войск Сталинградская битва занимает особое место. Именно в этой битве получили всестороннюю боевую проверку новые организационные формы танковых войск Красной Армии и новые принципы их боевого применения, изложенные в приказе Народного комиссара обороны № 325 от 16 октября 1942 г. Впервые за время Великой Отечественной войны наступление советских войск под Сталинградом завершилось окружением и полным разгромом крупной вражеской группировки.

Общий замысел советского командования заключался в том, чтобы встречными ударами войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов в общем направлении на Калач, Советский расчленить, окружить и полностью уничтожить основную группировку немецко-фашистских войск, действовавшую в районе Сталинграда. В решении этой задачи важная роль отводилась танковым и механизированным корпусам. Именно они должны были развить успех общевойсковых армий, стремительными ударами расчленить и в короткие сроки окружить вражескую группировку.

В танковые войска Юго-Западного фронта входили 5-я танковая армия, 4-й танковый корпус и три танковых полка. В составе войск Сталинградского фронта находились 4-й механизированный и 13-й танковый корпуса, восемь отдельных танковых бригад и три отдельных танковых батальона. Донской фронт имел 16-й танковый корпус и четыре отдельные танковые бригады. Всего в трех фронтах насчитывалось около 979 танков, из которых более 80 процентов находились на Юго-Западном и Сталинградском фронтах.

Большое внимание уделялось обеспечению внезапности. Степная местность, особенно в полосе Сталинградского фронта, создавала большие трудности в обеспечении скрытности сосредоточения войск, в связи с этим все части и соединения передвигались только ночью, радиостанции работали только на прием. Танковые корпуса Юго-Западного фронта к началу наступления были скрытно сосредоточены на правом берегу Дона на удалении 10-15 км от переднего края, механизированный и танковый корпуса Сталинградского фронта — 15-20 км. Соединения и части, предназначенные для непосредственной поддержки пехоты, заняли выжидательные позиции за 2-3 дня до перехода в наступление, в 4-6 км от переднего края.

Подготовка к боевым действиям в штабе 5-й танковой армии и в штабах корпусов проводилась с соблюдением строгой секретности. С планом операции был ознакомлен лишь узкий круг офицеров и генералов, и только в необходимом объеме. Остальному командному составу конкретные задачи ставились лишь за сутки или двое до начала наступления. Инженерная подготовка исходного положения для наступления войск первого эшелона проводилась ночью. Переписка, телефонные и телеграфные переговоры о готовившемся наступлении запрещались. Меры скрытности подготовки операции, принятые советским командованием, оказались достаточно эффективными. Вражеская разведка не разгадала действительных намерений советских войск.

В процессе перегруппировки и подготовки войск к нанесению решающего удара наши войска на других направлениях продолжали уничтожать окруженного противника. Особенно упорные бои развернулись 21 января в районе хутора Новая Надежда. При отражении вражеской контратаки в этом районе бессмертный подвиг совершил экипаж танка КВ в составе лейтенанта А. Ф. Наумова, старшины П. М. Смирнова и младших сержантов П. М. Норицина и Н. А. Вялых из 91-й отдельной танковой бригады. Танк лейтенанта Наумова, находившийся в засаде, был подбит и потерял подвижность, но экипаж продолжал вести бой. Тогда гитлеровцы облили машину бензином и подожгли. Советские танкисты погибли, но не сдались в плен. За самоотверженное выполнение воинского долга и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР всем членам экипажа посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Приказом Министра обороны Союза ССР лейтенант А. Ф. Наумов, старшина П. М. Смирнов, младшие сержанты П. М. Норицин, Н. А. Вялых навечно зачислены в списки Н-ской части.

Утром 26 января 1943г.наши войска возобновили наступление. После часового боя подразделения 121-й танковой бригады под командованием подполковника М. В. Невжинского вышли в район поселка Красный Октябрь и соединились с частями 13-й гвардейской стрелковой дивизии 62-й армии, наступавшей с востока. Окруженная вражеская группировка была расчленена на две части и 2 февраля 1943 г. полностью ликвидирована. Один из танков 121-й танковой бригады, прорвавшихся навстречу 62-й армии, и сегодня стоит на постаменте на месте исторической встречи, символизируя героические дела советских танкистов в завершающей операции великой битвы на Волге.

В Курской битве, которая не имеет себе равных в истории по масштабам танковых сражений, был сломлен хребет гитлеровской армии и фашистская Германия реально увидела свое поражение. Советские танкисты вместе с воинами других родов войск сокрушили отборные танковые дивизии врага и заставили его отказаться от наступательной стратегии.

Замысел операции немецко-фашистских войск, получившей название «Цитадель», сводился к следующему: двумя одновременными встречными ударами в общем направлении на Курск — из района Орла на юг и из района Харькова на север — окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. В дальнейшем, судя по директиве Гитлера, противник намеревался расширить фронт наступления из района восточнее Курска на юго-восток и разгромить советские войска в Донбассе.

Немецко-фашистское командование создало мощные группировки. Ударная группировка в районе Орла включала 8 пехотных, 6 танковых и моторизованную дивизии 9-й армии группы «Центр» и насчитывала 270 тыс. солдат и офицеров, около 3,5 тыс. орудий и минометов, до 1,2 тыс. танков и самоходных орудий. Она должна была нанести главный удар в направлении железной дороги Орел — Курск.

В ударную группировку в районе севернее Харькова противник выделил 5 пехотных, 8 танковых и моторизованную дивизии. Всего 280 тыс. солдат и офицеров, более 2,5 тыс. орудий и минометов, до 1,5 тыс. танков и самоходных орудий. Она должна была нанести главный удар силами 4-й танковой армии вдоль шоссе Обоянь — Курск и вспомогательный — силами оперативной группы «Кемпф» в направлении Белгород, Короча. На флангах ударных группировок находилось еще до 20 дивизий. В общей сложности для осуществления своего замысла немецко-фашистское командование сосредоточило около 900 тыс. солдат и офицеров, до 10 тыс. орудий и минометов, около 2700 танков и самоходных орудий, свыше 2 тыс. самолетов. Бывший гитлеровский генерал Меллентин отмечал, что «ни одно наступление не было так тщательно подготовлено, как это».

Советское командование, разрабатывая план действий в летне-осенней кампании 1943 г., намечало провести ряд наступательных операций с целью освободить Левобережную Украину, Донбасс и восточные районы Белоруссии и выйти к среднему и нижнему течению Днепра. Основные усилия наших войск сосредоточивались на юго-западном направлении — для разгрома вражеских группировок в районах Орла и Харькова. Учитывая сосредоточение на флангах Курского выступа значительных сил противника, Ставка Верховного Главнокомандования решила сначала преднамеренной обороной измотать и обескровить его ударные группировки, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести им окончательное поражение. Удар противника на орловско-курском направлении должен был отразить Центральный фронт, оборонявший северную и северо-западную часть Курского выступа, а из района Белгорода — Воронежский фронт, оборонявший его южную и юго-западную часть.

Оба фронта насчитывали свыше 1337 тыс. человек, 19 300 орудий и минометов, более 3300 танков и самоходно-артиллерийских установок и 2650 боевых самолетов. Танковые войска Центрального фронта имели 2-ю танковую армию, 9-й и 19-й танковые корпуса, 2 танковые бригады, 15 танковых и 6 самоходно-артиллерийских полков; в Воронежский фронт входили 1-я танковая армия, 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса, 6 танковых бригад, 8 танковых и 3 самоходно-артиллерийских полка. Общее превосходство по танкам было на стороне советских войск. Однако в ударных группировках противника имелось значительное количество танков Т-V и Т-VI и штурмовых орудий «фердинанд», обладавших мощным вооружением и броней. Кроме того, более 30 процентов общего количества наших танков и самоходно-артиллерийских установок составляли легкие машины.

В этой крупнейшей битве обе воюющие стороны большую роль отводили танковым войскам, которые впервые были применены в столь крупном масштабе. С советской стороны в битве приняли участие все 5 танковых армий, 14 танковых и механизированных корпусов и большое количество отдельных бригад и полков. Немецко-фашистское командование ввело в сражение 20 танковых и моторизованных дивизий.

В Курской битве советские танковые войска показали способность успешно решать самые сложные и разнообразные задачи как в обороне, так и в наступлении. Если до лета 1943 г. танковые корпуса и армии применялись в оборонительных операциях преимущественно для нанесения контрударов, то в битве под Курском они, кроме того, использовались и для удержания оборонительных рубежей, чем значительно повышалась глубина оперативной обороны и ее устойчивость.

Весьма эффективных результатов в борьбе с наступающими крупными танковыми группировками противника советские танковые войска достигли при сочетании огня танков с места, из окопов и из засад с контратаками. Битва под Курском еще раз наглядно показала, что только массированное применение танков обеспечивает успех при нанесении контрударов. Опыт боевых действий в Орловской операции показал нецелесообразность использования танковых корпусов и армий для прорыва позиционной обороны, при выполнении таких задач они несут большие потери. Наибольший эффект применения танковых и механизированных корпусов и танковых армий был достигнут в контрнаступлении на белгородско-харъковском направлении.

Каждое сражение – пример мужества и героизма танкистов.

...Шел бой за городок Текучий. Противник имел сильную противотанковую оборону, особенно у шоссейной дороги. Однако танк новосибирца Макарова подошел к окраине городка не по шоссе, а по лугу, чего немцы никак не ожидали. Правда, на шоссе он вышел, но опять-таки в непредвиденном месте: в тылу у противника, и сравнительно легко разбил три пушки. Немцы всеми силами пытались удержаться на этом важном рубеже, контратаковали наступавших, большую поддержку получали от своей авиации. Но в момент, когда один из самолетов пикировал, Георгий Макаров открыл огонь из пулемета. Стервятник, выходя из пике, задымился. Самолет вначале свечой врезался в небо и, достигнув облаков, как-то странно перевернулся и взорвался. А тем временем макаровский экипаж «утюжил» вражеские траншеи на пригородных дачах, истребляя гитлеровцев огнем из пулеметов и гусеницами. Наступавшие советские части и подразделения достигли реки Серет. Макаровский танк, несмотря на сильный вражеский огонь, проскочил по мосту и тем самым помешал гитлеровцам взорвать его. Впереди оказалась еще одна уцелевшая переправа через какую-то речушку. Макаров, не задерживаясь, промчался к ней и огнем отогнал врага. Но тщательно замаскированные пушки открыли огонь по машине. Тогда танкисты устремились на артиллерийские огневые позиции и подмяли гусеницами две пушки вместе с расчетами. Смелые действия на поле боя экипажа Макарова способствовали успеху всего подразделения. Георгию Васильевичу Макарову звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г.

Мария Васильевна Октябрьская села за рычаги танка, который был построен на её личные сбережения. Она назвала его «Боевая подруга». Узнав о гибели мужа, комиссара полка, она в марте 1943 года обратилась в Государственный Комитет Обороны с просьбой направить её на фронт. В первом же сражении её машина разрушила дзот, раздавила пулемёт, смела проволочные заграждения. Потом было много жарких боёв, танковых атак. «Обещаю своим землякам, писала Мария Октябрьская с фронта, - в боях множить славу сибиряков, не знающих пощады к фашистскому зверью». Её ранили, но она не оставили свой танк. Чуть живую, доставили Марию Васильевну в госпиталь. Здесь и вручили ей орден Отечественной войны I степени.

В январе сорок четвёртого перед тяжелейшим боем её попросили уступить место механика-водителя мужчине. Но она и слушать не стала. Трое суток беспрерывно длился этот бой в районе совхоза «Крынки». Из него Марию Октябрьскую вынесли смертельно раненой. Похоронена она у стены древнего Кремля в Смоленске.

2 июля 1944 года командир танка 134-го танкового полка, уроженец Новосибирской области лейтенант Н.А.Сологуб первым ворвался в город Столбцы Минской области и в течение четырёх часов вёл бой за железнодорожный мост через реку Неман, подбил бронепоезд и уничтожил до десяти огневых точек противника. В июле 1944 года экипаж танка получил задание, остановит движение 12-ти вражеских танков с пехотой. В этом бою экипажем Сологуба было уничтожено 4 тяжёлых танка и более сотни немцев. Своим поступком он повлиял на успех боя всей дивизии. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм, лейтенанту Николаю Андреевичу Сологубу присвоено звание Героя Советского Союза.

Танковый экипаж, в котором механиком-водителем был сержант Леонид Семёнович Логинов, прорвался в северную часть Будапешта. Гитлеровцы бросили против него «тигров» и «пантер». Завязалась неравная схватка, дорого стоившая врагу. 22 вражеских машины были подбиты. Израсходовав боеприпасы, танкисты решили идти на таран. Умело маневрируя, Логинов сблизился с вражеской машиной и таранил «тигра». Тут выползла «пантера». Её постигла та же участь. Сибиряку Л.С.Логинову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Большой вклад в дело разгрома врага внесли воины советских танковых войск в Берлинской операции. На всех ее этапах, от прорыва одерско-нейсенского оборонительного рубежа до штурма Берлина, наши танкисты принимали самое активное участие в разгроме немецко-фашистских войск, проявляли массовый героизм и мужество, показывали блестящие образцы боевого мастерства. Тысячи воинов и более 130 танковых частей и соединений были награждены орденами. Орденом Ленина наградили 6-й гвардейский механизированный, 6-й и 7-й гвардейские танковые корпуса, 48, 49, 55 и 61-ю гвардейские танковые, 16-ю гвардейскую механизированную, 91-ю танковую, 22-ю и 29-ю гвардейские мотострелковые бригады и 88-й гвардейский тяжелый танковый полк.

Восемь бригад и четыре полка были награждены орденом Красного Знамени. Боевые знамена 10-го гвардейского танкового корпуса, восьми танковых, шести механизированных и двух самоходных артиллерийских бригад украсил орден Суворова II степени. 5-й гвардейский, 8-й и 9-й механизированные и 10-й гвардейский танковый корпуса, три танковые, три механизированные и три мотострелковые бригады были удостоены ордена Кутузова II степени.

Некоторые части и соединения танковых войск за время операции были награждены дважды. Так, 29-я гвардейская мотострелковая бригада была награждена орденами Ленина и Красного Знамени, 10-й гвардейский танковый корпус — орденами Суворова и Кутузова, 12-я гвардейская механизированная бригада — орденами Красного Знамени и Кутузова; 8-му гвардейскому механизированному, 6, 7 и 11-му гвардейским, 9-му и 11-му танковым корпусам, семи танковым, механизированной и двум мотострелковым бригадам, девяти самоходно-артиллерийским и двум отдельным мотоциклетным полкам было присвоено наименование Берлинских.

Многие воины-танкисты были удостоены звания Героя Советского Союза, а полковники Д. А. Драгунский, З. К. Слюсаренко и М. Г. Фомичев — награждены второй медалью «Золотая Звезда».

Опыт боевого применения танковых войск в Берлинской операции, при подготовке и проведении которой был учтен и творчески использован богатейший опыт предыдущих наступательных операций Красной Армии, явился значительным вкладом в советское военное искусство. Особенно ценной для развития теории боевого применения танковых войск является практика использования танковых армий, подтвердившая еще раз целесообразность массирования танковых войск на важнейших направлениях. Создание в 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах подвижных групп, которые имели по две танковые армии, было одной из важнейших предпосылок успешного проведения операции.

Боевые действия танковых войск в Берлинской операции обогатили советское военное искусство практикой подготовки операции в короткие сроки, ценным опытом проведения крупных перегруппировок войск, еще раз подтвердили целесообразность и необходимость массирования танков на направлениях главных ударов армий и фронтов. Большой практический интерес имеет организация и ведение боевых действий в ночных условиях, преодоление водных преград, особенно в глубине обороны противника, использование танков в крупном городе.

6-я гвардейская танковая армия 11 мая по указанию командующего 2-м Украинским фронтом из-под Праги совершила марш в район Пльзеня и установила связь с американскими войсками. 7-й механизированный корпус сосредоточился в районе Бенешова. Танковые армии, отдельные танковые и механизированные корпуса совместно с общевойсковыми армиями полностью разоружили войска противника. Так было покончено с последней немецко-фашистской группировкой.

Безоговорочной капитуляцией фашистской Германии закончились военные действия в Европе. Однако на Дальнем Востоке, почти непосредственно у границ Советского Союза, еще бушевала война. Союзник фашистской Германии — империалистическая Япония продолжала оказывать сопротивление англоамериканским войскам. В ответ на предложение о капитуляции правящие круги Японии заявили о намерении продолжать войну.

Главную группировку сухопутных войск японское командование держало против Советского Союза на территории Маньчжурии, Кореи, на Южном Сахалине и Курильских островах. В указанных районах к августу 1945 г. Япония имела войска численностью свыше 1 млн. человек. Главная группировка японских войск — Квантунская армия была сосредоточена в Маньчжурии. Квантунская армия насчитывала 31 дивизию, 9 пехотных и 2 танковые бригады и бригаду «спецназначения». На ее вооружении было 1155 танков, 5360 орудий и 1800 самолетов.

В этих условиях Советское правительство, руководствуясь стремлением быстрейшего восстановления мира и выполняя союзнические обязательства, 8 августа сделало заявление о вступлении в войну с Японией.

Для проведения стратегической наступательной операции с целью разгрома японских войск в Маньчжурии, Северной Корее, на Южном Сахалине и на Курильских островах Ставка Верховного Главнокомандования привлекла войска Забайкальского, 2-го и 1-го Дальневосточных фронтов, а также основные силы Краснознаменной Амурской флотилии и Тихоокеанского флота.

Замысел советского командования состоял в том, чтобы совместными ударами войск трех фронтов окружить главные силы японской Квантунской армии в Центральной Маньчжурии, рассечь их на отдельные изолированные группировки и в последующем уничтожить каждую из них отдельно. Ведущая роль в операции отводилась Забайкальскому и 1-му Дальневосточному фронтам, войска которых наносили встречные удары с северо-запада и востока в общем направлении на Чанчунь, Гирин, Мукден.

К началу операций танковые войска трех фронтов имели 5500 танков и самоходно-артиллерийских установок. Наиболее крупная группировка танковых войск создавалась в Забайкальском фронте, в котором к началу операции насчитывалось 2314 танков и самоходно-артиллерийских установок. Основную ударную силу фронта составляла 6-я гвардейская танковая армия, прибывшая на Дальний Восток в июне — июле 1945 г. из Чехословакии. Армией командовал генерал А. Г. Кравченко. Она имела 1019 танков и самоходно-артиллерийских установок, 188 бронемашин, 945 полевых орудий и минометов, 43 установки реактивных минометов, 165 зенитных орудий, 4689 автомашин и 948 мотоциклов.

Командующий Забайкальским фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, учитывая, что противник не имеет перед фронтом заранее подготовленной обороны, решил использовать 6-ю гвардейскую танковую армию в первом эшелоне главной группировки. Ближайшая задача армии состояла в том, чтобы стремительным ударом преодолеть горный хребет Большой Хинган и, закрепив его захват частью сил, не позднее пятого дня операции овладеть рубежом Лубэй, Туцюань. В дальнейшем танковая армия должна была развивать наступление на Мукден и Чанчунь с целью рассечения противостоящей группировки противника, воспрещения отхода ее из Центральной Маньчжурии на юг и полного разгрома. После овладения Мукденом и Чанчунем танковую армию предполагалось использовать для стремительного выхода на Ляодунъский полуостров и овладения портами Дайрен и Порт-Артур. Общая глубина задачи армии составляла около 1000 км. Среднесуточный темп наступления планировался в пределах 90-100 км.

Чтобы достигнуть основных объектов операции, расположенных на Центрально-Маньчжурской равнине, танковые войска Забайкальского фронта должны были преодолеть горно-пустынные, а войска 1-го Дальневосточного фронта — горно-таежные районы, простирающиеся на глубину от 250 до 400 км. Переход через горы можно было осуществить преимущественно по дорогам и тропам, пролегающим на высоте 1000 — 1500 м с крутыми подъемами и спусками, заболоченными падями и резкими поворотами. Местность позволяла на первом этапе наступления действовать лишь на отдельных изолированных направлениях. В пустынных степях Внутренней Монголии танковым и механизированным соединениям предстояло преодолеть обширные безводные пространства при 45-50-градусной жаре и песчаных буранах. Перед войсками 2-го Дальневосточного фронта стояла задача начинать боевые действия с форсирования таких крупных водных преград, как Амур и Уссури.

Боевые действия советских войск на Дальнем Востоке начались в ночь на 9 августа одновременно на всех трех фронтах. Войска Забайкальского фронта перешли в наступление без артиллерийской подготовки. Первыми границу перешли передовые отряды, с рассветом начали движение главные силы. Небольшие отряды противника, находившиеся в приграничной полосе, не смогли оказать серьезного сопротивления, поэтому наступление советских войск с самого начала приняло стремительный характер. Только на левом крыле фронта, где японцы пытались удержаться в укрепленных районах, продвижение наших соединений несколько замедлилось. Однако и здесь 36-я армия быстро сломила сопротивление врага, овладела Чжалайнор-Маньчжурским укрепленным районом, форсировала Аргунь и продвинулась на 40 км. Подвижная группа армии, обходя вражеские узлы сопротивления, прошла за сутки 100 км и вышла на подступы к Хайлару.

Наиболее стремительно действовала 6-я гвардейская танковая армия. Внезапность удара советских танкистов и слабое сопротивление противника позволили развить наступление в очень высоких темпах. Соединения танковой армии быстро преодолели обширный пустынно-степной район. Механизированные корпуса, составлявшие первый эшелон армии, перестроились и действовали не по двум маршрутам, как это предусматривал план операции, а по шести, на отдельных участках по восьми параллельным маршрутам в полосе 15-20 км. Такому развертыванию армии во многом способствовал равнинный характер местности и песчано-гравийный грунт, допускавший движение машин вне дорог со скоростью около 50 км в час. Впереди войск первого эшелона на удалении 70-80 км действовали сильные разведывательные отряды, а на удалении 30-40 км — передовые отряды.

За первые сутки наступления 6-я гвардейская танковая армия продвинулась на 120-150 км. К середине следующего дня, преодолев еще 100 — 120 км, ее соединения достигли хребта Большой Хинган. При подходе к хребту Большой Хинган в первый эшелон армии был выдвинут 5-й гвардейский танковый корпус под командованием генерала М. И. Савельева. Преодоление хребта частями этого корпуса началось вечером 10 августа по одной дороге. Горные дороги имели крутые повороты, подъемы и спуски крутизной до 30 градусов. Зачастую дороги переходили в тропы, которые приходилось расширять с применением взрывчатых веществ.

Горные условия сильно осложнили управление войсками. Резко пересеченная местность значительно снижала радиус действий радиостанций, а ограниченное количество дорог при наличии большого количества труднопроходимых участков почти исключало возможность использования подвижных средств связи. В этих условиях, пожалуй, единственным надежным средством связи являлись самолеты.

Подъем танковых соединений на Хинган продолжался около 7 часов со средней маршевой скоростью 5-6 км в час. На четвертый день операции 6-я гвардейская танковая армия преодолела Большой Хинган и в районе Лубэй, Туцюань вышла в пределы Центрально-Маньчжурской равнины. Стремительные действия крупного танкового объединения оказали решающее влияние на ход всей операции в Маньчжурии. Армии удалось упредить японцев в захвате перевалов через Большой Хинган, лишить возможности навязать нашим войскам затяжные бои в горах и тем самым обеспечить выход главных сил Забайкальского фронта в тыл основной группировки Квантунской армии.

Командующий 6-й гвардейской танковой армией генерал А. Г. Кравченко — награжден второй медалью «Золотая Звезда».

Героизм танкистов носил массовый характер. Подвиги совершали целые танковые части и соединения. В ходе Великой Отечественной войны из 146 танковых бригад, принимавших участие в боевых действиях, 68 стали гвардейскими, 112 бригадам присвоены почетные наименования. Более 400 танковых и механизированных частей и соединений, в том числе 114 танковых бригад, были награждены орденами, а некоторые из них удостоены нескольких орденов. К бригадам, получившим пять и шесть орденов, относятся 1-я, 44-я, 47-я, 50-я, 52-я, 65-я и 68-я гвардейские танковые бригады.

Трудно перечислить все подвиги, совершенные танкистами в годы войны, назвать все имена живых и павших в боях за Родину. В Волгограде и Калаче, в Кантемировке и под Прохоровкой, в Белгороде и Курске, в Борисове, Минске и Львове, в Вене, Берлине и Праге, на горном перевале Большого Хингана стоят на гранитных постаментах наши славные тридцатьчетверки и ИС как вечные памятники беспримерному мужеству и отваге советских танкистов, которые сыграли огромную роль в достижении великой победы советского народа и его Вооруженных Сил.

Огромный вклад в победу наших Вооруженных Сил и их броневого авангарда — танковых войск внесли труженики тыла. За годы войны наши танкостроители дали фронту около 104 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок. Особенно велика заслуга рабочих Кировского завода (в Челябинске) , награжденного шестью орденами Союза ССР, рабочих завода № 183 и Уралмашзавода. Родина высоко оценила беззаветный труд танкостроителей. Более 9 тыс. работников танковой промышленности получили высокие правительственные награды, многим из них было присвоено звание Героя Социалистического Труда. С уважением и благодарностью произносят советские воины имена талантливых конструкторов М. И. Кошкина, А. А. Морозова, Ж. Я. Котина, Н. А. Астрова, Н. Л. Духова, Л. С. Троянова, Я. И. Барана, А. С. Ермолаева, Н. А. Кучеренко и других, создавших замечательные образцы бронетанковой техники. Роль танков в Великой Отечественной войне хорошо понимал весь советский народ. Трудящиеся нашей страны в годы войны из своих личных сбережений внесли 6 млрд. рублей на строительство танков. Например, на личные сбережения трудящихся Урала был сформирован и обеспечен всем необходимым 30-й Уральский добровольческий танковый корпус. На средства, собранные путем добровольных отчислений, построены танковая колонна "Новосибирский осоавиахимовец", танк "Юный сибиряк" (на деньги учащихся школы № 67).

Неоднократная и коренная реорганизация этого рода войск за годы Великой Отечественной войны обусловлена изменениями в способах ведения боевых действий в годы войны и была направлена на достижение постоянного соответствия форм организации танковых войск способам ведения боя и операций. При этом ограничивающим фактором были экономические возможности страны по производству вооружения и боевой техники.

Тенденции развития танковых войск включали:

  • постоянное увеличение огневой мощи и ударной силы частей, соединений и объединений;
  • придание, особенно корпусам и армиям, необходимой автономности при ведении боевых действий в отрыве от стрелковых соединений;
  • постоянное стремление к обеспечению всем организационным формам высокой подвижности и мобильности;
  • обеспечение частям, соединениям и объединениям возможностей для успешного ведения боя и операции в различных условиях местности;
  • создание легкоуправляемой организации полков, бригад, корпусов и армий.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны танковые войска, размещённые в Восточной Европе, являлись одним из важнейших факторов по сдерживанию правящих кругов Великобритании и США от проведения военной операции против СССР. После анализа соотношения сил СССР и бывших союзников (1,56 : 1 — по эквивалентным бронетанковым дивизиям; 2,53 : 1 — по всем эквивалентным дивизиям сухопутных войск) план операции «Немыслимое» был отправлен в архив, а последующие планы войны против СССР разрабатывались уже на уровне НАТО.

Согласно плану обороны страны на 1947 год, вооружённым силам ставилась задача обеспечить целостность границ на Западе и Востоке, установленных международными договорами после Второй мировой войны, быть в готовности к отражению возможной агрессии противника. В связи с созданием НАТО, с 1949 года началось постепенное увеличение численности советских вооружённых сил: страна втягивалась в гонку вооружений. На вооружении Советской армии находилось до 60 000 танков типа Т-54/55. Их создание позволяло вести боевые действия в условиях ядерной войны.

В декабре 1960 года создано Управление начальника танковых войск и введена должность начальника танковых войск.

В результате гонки вооружения к началу 1960-х годов только на западном ТВД было развернуто 8 танковых армий (из них 4 — в ГСВГ). На вооружение поступали танки новых серий: Т-64 (1967), Т-72 (1973), Т-80 (1976), ставшие основными боевыми танками Советской Армии. Они имели различную комплектацию по типу двигателей и других важных узлов, что в значительной степени осложняло их эксплуатацию и ремонт в войсках.

В период 1955—1991 гг. советские танковые войска были сильнейшими в мире. В соответствии с договором об обычных вооружённых силах в Европе от 19 ноября 1990 года Советский Союз обязался сократить обычные вооружения на Европейской территории до уровня 13 300 танков, 20 000 бронированных машин, 13 700 артиллерийских орудий. Договор окончательно поставил крест на возможности советского танкового броска, ознаменовав завершение эпохи великого танкового противостояния.

В современном виде танковые войска — «главная ударная сила Сухопутных войск и мощное средство вооружённой борьбы, предназначенное для решения наиболее важных задач в различных видах боевых действий». Танковые войска применяются преимущественно на главных направлениях для нанесения по противнику мощных рассекающих ударов на большую глубину. Обладая большой устойчивостью к поражающим факторам оружия массового поражения, огневой мощью, высокой подвижностью и маневренностью, они способны наиболее полно использовать результаты ядерных и огневых ударов, в короткие сроки достигать поставленных целей боя и операции. Боевые возможности танковых соединений, частей и подразделений позволяют им вести активные боевые действия днём и ночью, в значительном отрыве от других войск, громить группировки противника во встречных боях и сражениях, с ходу преодолевать обширные зоны радиоактивного заражения и форсировать водные преграды. Они способны также быстро создать прочную оборону и успешно противостоять наступлению превосходящих сил противника.

Помимо собственно танковых подразделений, частей и соединений, в состав танковых войск входят мотострелковые десантируемые непосредственной поддержки, ракетные, артиллерийские, разведки и наведения, радиоэлектронной борьбы и помехопостановки в целом, зенитные, а также инженерные части, связи, автомобильные и другие подразделения специальных войск. Танковым частям может придаваться вертолётная эскадрилья, состоящая из Ми-24 и транспортно-боевых Ми-8.

Тактический средний танк с стрелковым (десантируемым с или из брони) сопровождением является средством прорыва глубокоэшелонированной обороны противника после артиллерийско-авиационной огневой подготовки в поле деятельности штурмовых орудий - самоходных, или буксируемых, лобовой атаки, зачистки атакованной позиции артогнём и удержания её при поддержке стрелкового десанта до подхода сил огневого усиления в виде самоходок или систем залпового огня.

Танкистов готовят:

  • Общевойсковая академия Вооружённых сил РФ (г. Москва, пр.Девичьего поля,4)
  • Тюменское высшее военно-инженерное командное училище (военный институт) (г. Тюмень, ул.Л.Толстого, 1)
  • Нижегородское высшее военно-инженерное командное училище (военный институт) (Кстово-4 Нижегородской обл.)

Источники:

  • Аксёнова С.В. 100 русских изобретений. / С.В.Аксёнова, Д.С.Одинцов, Е.Н.Пакалина. – Москва: Вече, 2010. – 320с.
  • В пламени и славе. Очерки истории Сибирского военного округа. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1969. – 428с.
  • Все вузы России 2011/2012 год. Справочник для поступающих в вузы. Издание, содержащее информацию о новых условиях приёма в вузы. – Москва: РИПОЛ классик, 2010. – 400с.
  • Гоголев Л.Д. Бронемашины: Очерки об истории развития и боевом применении / Л.Д.Гоголев. – Москва: ДОСААФ,1986. – 143с.
  • Звёзды доблести ратной. О Героях Советского Союза – новосибирцах. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1979. – 403с.
  • Зельвенский Д.А. Искры негасимые / Д.А.Зельвенский – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1976. – 277с.
  • Книга памяти. 1923-1939. Т.1. – Москва: Патриот, 1998. – 727с.
  • Лобанов А.В. Производство танков и САУ заводами Народного комиссариата танкостроения в годы Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. – 2012. - №5. – С. 33-37.
  • Новосибирцы – Герои Отечества / Группа авторов. - Новосибирск: ОАО «НКИ», 2010. – 768с.
  • Петрушин Н.И. О стойкости сибирских соединений и мужестве сибиряков в годы Великой Отечественной войны / Н.И.Петрушин. // Роль Сибирских воинских формирований в ходе и исходе основных сражений Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – С. 65-73.
  • Советские танковые войска 1941-1945. Военно-исторический очерк – Москва: Воениздат, 1973. – 326с.
  • Танковые войска Российской Федерации [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D2%E0%ED%EA%EE%E2%FB%E5_%E2%EE%E9%F1%EA 20.02.2013
  • История советского танкостроения и танков в СССР. [Электронный ресурс] – Режим доступа: [url=http://www.protank.su/istoriya-tankov-sssr/] – 30.07.2013.
  • История танков [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%F1%F2%EE%F0%E8%FF_%F2%E0%ED%EA%

Другие события 13 сентября