День военного топографа – 8 февраля

Официально этот профессиональный праздник отмечается с 2004 года. В феврале 2003 года по приказу №395 министра обороны была установлена дата праздника - 8 февраля. Именно 8 февраля (27 февраля по старому стилю) 1812 года в Российской Империи было утверждено «Положение для Военного Топографического Депо». Структура, созданная царским указом Александра I, несколько раз меняла статус. В наши дни это Военно-топографическое управление Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

Географическая карта - одно из величайших творений человеческой мысли. Ни одна работа, связанная с изучением территорий, не обходится без карты. Без нее не отправится в путь ни один путешественник, ни одна экспедиция. Не имея карты, невозможно строить города и поселки, заводы и гидроэлектростанции, автострады и железные дороги, прокладывать каналы и линии электропередач, нефте- и газопроводы.

Путешествия землепроходцев и мореплавателей были бы бессмысленны без создания картографических материалов. Первый русский атлас «Чертежная карта Сибири» составил географ Ремезов в 1701 году и преподнес его императору Петру I. Спустя десять лет, в 1711 году, в русской армии была образована квартирмейстерская часть, в обязанности которой входило, в том числе, снабжение войск картами. Также при Петре I в Москве была организована Школа математических и навигационных наук, где готовили астрономов, геодезистов и топографов.

Войны XVIII века сильно повлияли на развитие военно-топографической службы: войн было много, они были долгими и охватывали большие территории – от точности карт зависел весь успех военных операций. К тому же наш великий полководец, А.В. Суворов, стал широко применять новые приёмы ведения военных кампаний, и карты потребовались крупномасштабные – войска должны были быстро ориентироваться на любой местности. Всё развивалось быстро: уже во время правления Павла I проблема подробных карт местности стала решаться, но настоящий толчок к развитию военная топография получила перед 1812 годом. Во время Отечественной войны и после неё отношение к топографическим картам стало очень серьёзным, а топографические съёмки и измерения приняли широкомасштабный характер.

Начало военно-топографической службе в русской армии положили 40 офицеров — колонновожатых, геодезистов и топографов. Они вошли в Генеральный штаб, появившийся в 1763 году. В 1797 году было учреждено Депо карт, которое должно было заниматься упорядочением всех созданных к тому времени картографических материалов. С 1800 г. изучение географии России в обширном смысле слова и производство топографических съемок вошло в круг деятельности военного ведомства. Учреждением, ведавшим этим делом, было собственное Его Величества депо карт. В 1812 г. было образовано, в составе военного министерства, особое военно-топографическое депо, в обязанности которого входило: «…собирание, составление и хранение карт, планов, чертежей, топографических и статистических описаний, журналов и донесений о военных действиях, проектов и диспозиций наступательной войны и в особенности сочинение, из всех собираемых материалов, основательных записок и таблиц из исторических военных действий». В 1863 г. военно-топографическое депо было переименовано в военно-топографическую часть главного управления Генерального штаба, а в 1869 г. введено в состав главного штаба, под названием военно-топографического отдела.

Отдельный корпус военных топографов был сформирован в 1822 году. Для комплектования его служили батальоны военных кантонистов, откуда лучшие воспитанники поступали на два года в училище топографов, а по окончании курса и по прослужении 8 лет нижними чинами производились в офицеры. Интересно, что это было первое в мире специализированное военное училище топографов. В советское время оно стало именоваться Высшее военно-топографическое командное Краснознаменное ордена Красной Звезды училище имени генерала армии Антонова А. И. (ЛВВТКУ, а впоследствии СПВВТКУ). С 2006 года по 2011 год входило в ВКА им. Можайского, как филиал(Военный институт (топографический). В настоящее время существует как структурное подразделение (7 факультет) Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского.

После победы Октябрьской революции в училище обострилась борьба между приверженцами буржуазного Временного правительства и сочувствующими большевикам. В новогоднюю ночь 1918 года на общем собрании личного состава училища было принято решение уволить юнкеров, поддерживающих большевиков, в долгосрочный отпуск до открытия навигации по Волге. Им были выписаны увольнительные билеты на 3 месяца. Предписывалось явится в Хвалынск (административный центр Хвалынского района Саратовской области. Расположен на правом берегу Волги, в 232 км к северо-востоку от Саратова) к 1 апреля 1918 года для следования в Санкт-Петербург. Офицерам была предоставлена возможность самим определять свои действия.

2-го января 1918 года Исполнительный Комитет Хвалынского Совета принял решение о роспуске училища. Училище было разоружено, также были экспроприированы лошади, медикаменты, запасы продовольствия и часть инвентаря. Так в январе 1918 года дореволюционное юнкерское Военно-топографическое училище формально прекратило свое существование в своем прежнем виде.

Уже 15 января 1918 года приказом Главного Комиссара военно-учебных заведений начальником училища был назначен преподаватель геодезии Страхов Георгий Гаврилович (поддержавший Советскую власть). В июне 1918 года Хвалынск был захвачен бывшими военнопленными Чехословацкого корпуса. В октябре личный состав Петроградского военно-топографического училища был передислоцирован белочехословаками в Новониколаевск (Новосибирск), а позднее в Омск.

После прибытия в Новониколаевск училище было расположено в помещении бывшего реального училища. Личный состав и материально-техническая база училища были сохранены под руководством исполняющего обязанности начальника училища Стецевича С. К. Занятия были возобновлены сразу же по прибытию в Новониколаевск. В летний период 1919 года были организованы полевые практические работы, а осенью произведен прием нового пополнения.

После освобождения Новониколаевска войсками 5-й армии Восточного фронта, 18 декабря 1919 года Реввоенсоветом армии было отдано распоряжение о продолжении учебной работы в прежнем составе в целях подготовки красных командиров-военных топографов РККА. Для осуществления политического руководства комиссаром был назначен Ф. Парфенов.

Приказом Управления военно-учебными заведениями Сибири № 35 от 7 февраля 1920 года училище было переименовано в 1-е Сибирские военно-топографические курсы. Курсам было предписано передислоцироваться в город Омск, где им были предоставлены помещения бывшего Омского кадетского корпуса. Часть приборов и инструментов были отправлены в Петроград, для улучшения технической базы Петроградских курсов.

В 1921 году Приказом Реввоенсовета Республики Курсы были переименованы в Омскую военно-топографическую школу. На 1 ноября 1921 года в ней обучались 147 курсантов, в том числе 70 человек в подготовительном, 30 в среднем и 47 в старших классах. В конце 1922 года было принято решение о возвращении Омской школы в Петроград. В начале января 1923 года личный состав со всем имуществом и материально-техническим обеспечением эшелоном прибыл к месту постоянной дислокации в Петроград. Слиянием Омской и Петроградской школ было восстановлена единственная военно-топографическая школа в России.

Корпус военных топографов (КВТ) занимался проведением государственных картографических съёмок в интересах как Вооружённых Сил, так и государства в целом. Корпус был образован при непосредственном участии П. М. Волконского, К. И. Оппермана, Ф. Ф. Шуберта и состоял из офицеров — геодезистов, классных топографов, топографов унтер-офицерского звания, классных военных художников, неклассных художников, учеников топографов и художников. Офицеры и чиновники Корпуса выполняли топографические съёмки в целях создания точных карт и планов местности в интересах военных действий, производили съёмки и рекогносцировки по заказам Геологического комитета (в каменноугольных бассейнах и в золотоносных районах), Министерства иностранных дел (при движении посольств за границу и в местах их расположения), Министерства земледелия (в целях межевания земель), Министерства государственных имуществ (в целях обмера и оценки территорий), Комитета по строительству государственных дорог (для изыскания оптимальных маршрутов) и т. п. Офицерами и специалистами Корпуса выполнялись также и обширные астрономо-геодезические работы.

В первый год существования Корпуса было принято 144 воспитанника. Самая большая численность личного состава корпуса за время его существования с 1822 по 1918 годы в 1855 году составляла 951 человек (241 офицер и 710 нижних чинов, из них 600 топографов). В 1890 г. получило силу закона Положение о полевом управлении войск в мирное время, переработанное на основании опыта русско-турецкой войны 1877—1878 гг. В нём был определён штат, согласно которому в штабе армии полагалось иметь пять штаб-офицеров Корпуса военных топографов, в штабных корпусах — по два обер-офицера и одному младшему топографу. В конце XIX века в структуре Корпуса военных топографов были образованы первые постоянно действующие крупные полевые топографические съемки. «Зоной ответственности» каждой съемки для выполнения топографических работ являлись, говоря современным языком, целые стратегические направления. Начальником съемки назначался офицер в звании генерал-лейтенанта. Обширные топографические работы по съемке местности в крупном масштабе выполняли младшие офицеры, а исполнителями точных геодезических работ были высокообразованные офицеры в званиях полковник, генерал-майор. «…Для проведения топографической съемки в масштабе 1 верста (1,0668км.) в дюйме одному офицеру придавалось 9 нижних чинов (реечников). Для проведения триангуляций, одному офицеру придается 20 нижних чинов…»

Работы, выполненные на фронтах Русско-турецкой войны (1828—1829 гг.) были первым опытом топогеодезического обеспечения боевых действий войск русской армии. В Крымской войне (1853—1856 гг.) был сформирован топографический отряд, который занимался съёмкой маршрутов, планов сражений, лагерных мест, а также территории Турции на площади 9669 кв. вёрст.

Во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. артиллерийские офицеры Реутов и Семёнов, используя топографическую карту, впервые определили расстояние до цели, чем было положено начало топографическому обеспечению артиллерии. Опыт топогеодезического обеспечения войск в годы русско-турецкой войны показал необходимость заблаговременно готовить топографические карты на территории вероятных театров военных действий (ТВД), поэтому в течение всего XIX века, создавались новые службы и структуры: литография для издания карт и склады для их хранения, геодезическое отделение и мастерские для изготовления специальных инструментов и приборов; при Генштабе был открыт специальный факультет для обучения офицеров-геодезистов и т.д.

К концу столетия крупные топографические съёмки проводились постоянно, и в разных стратегических направлениях: старшим обычно был генерал-лейтенант, а крупномасштабные работы на местности доверялись младшим офицерам; за точность работ отвечали полковники, генерал-майоры и др. Однако в Русско-японскую войну (1904—1905 гг.) только на седьмой месяц войны, то есть в августе 1904 г., одиннадцатью топографами были начаты съёмки в районе Мукдена. К апрелю 1906 г. были сформированы три маньчжурские съёмки силами 302-х офицеров и топографов под началом трёх генералов. Таким образом, время было упущено и даже такие силы не смогли улучшить топогеодезическое обеспечение Маньчжурской армии. Фактически, топогеодезическе обеспечения боевых действий было неудовлетворительным: отсутствовали карты двухвёрстного масштаба; снабжение имеющимися картами из Петербурга было затруднительным.

Акцент в эти годы был сделан на увеличение численности личного состава картографического заведения за счёт частей Корпуса военных топографов, в результате, с 1906 по 1914 г. было отпечатано 33 миллиона карт разных масштабов. К началу Первой мировой войны (1914—1918 гг.) на складах имелись: полувёрстки и верстовки западного пограничного пространства; трехверстовки Европейской России (однокрасочная с изображением рельефа штрихами; десятиверстка Европейской России; двадцативёрстка Европейской России, военно-дорожная; сорокавёрстка Средней России. Были созданы некоторые запасы топографических карт в пяти западных округах, но потребности в крупномасштабных картах, необходимых пехоте и артиллерии, удовлетворено не было.

К маю 1917 г. штатная численность Корпуса военных топографов была увеличена до 732 человек. Для печати карт были привлечены некоторые частные типографии и издательства Петербурга (ими отпечатано 58, 3 млн. экз. карт различных масштабов), а картографические заведения Корпуса до января 1918 г. отпечатали 46 млн. экз. Общее количество карт различных масштабов, отпечатанных во время войны, вместе с довоенными запасами составило 139, 6 млн. экз. Для сравнения другие государства отпечатали : Германия ?275, Австро-Венгрия ? 65, Англия ? 32, Италия и Франция — по 20 млн. экз. карт.

В конце 1915 г. офицеры Корпуса под руководством Военно-топографического депо стали применять аэросъёмки в целях топографической разведки, а с начала 1917 г. образованы фотометрические (с марта 1917 г. — фотограмметрические) части, что явилось крупным шагом в деле совершенствования организации разведки и топографического обеспечения боевых действий войск.

Создание непрерывного картографического изображения крупного масштаба на геодезической основе на всю территорию Российской империи, такова была одна из основных задач, стоявшая перед чиновниками Корпуса военных топографов. До 1832 года были закончены тригонометрические, а на их основе и топографические съёмки в Виленской, Петербургской и частично в Киевской губерниях. С 1832 по 1844 годы они развернулись в Гродненской, Псковской, Подольской, Волынской и Московской губерниях и, по окончании работ в западных приграничных губерниях, топографические съёмки продвинулись на восток страны.

С 1845 года топографические съёмки на территории Европейской России стали производиться в едином масштабе — одна верста (то есть 500 саженей) в дюйме или 1:42 000 в современном масштабе (то есть в 1 см — 42 000 см).

Начиная с 1845 г., в топографических съемках было введено обязательное измерение вертикальных углов. Но по — настоящему это стало осуществляться только с 1868 г., когда появился новый инструмент — кипрегель (с дальномером).

С 1845 по 1867 год топографическими съёмками на геодезической основе была покрыта территория 20 губерний из 69. Площадь съёмок составила 1 027 001 кв. вёрст. К числу значительных работ Корпуса военных топографов, имевших мировое значение, относятся градусные измерения: Русско-Скандинавской дуги меридиана — от Измаила через Луцк, Барановичи, Тарту, Торнио до Фугленеса (на побережье Северного Ледовитого океана) протяжённостью 20°20? по широте; дуг параллели 52° с.ш. — от бывшей русско-германской границы (севернее Калиша) до Орска (на Урале) протяжённостью 39°24? по долготе; дуг параллели 47°20? — от Ясс до Астрахани протяжённостью 20°. Инструментально снимались дороги, реки, границы губернии. В 1852—1854 гг. русские триангуляции были связаны с триангуляциями Восточной Пруссии и Австрии (руководитель К. И. Теннер), а в 1910—1912 годах была установлена связь через Памир между русской и индийской триангуляциями (подполковник М. И. Чейкин). На основе съёмок чиновников Корпуса военных топографов были изданы многие картографические произведения, среди которых, из военно-политических карт, можно назвать 152-х листовую «десятивёрстку» (1:420 000) Стрельбицкого, получившую название по имени автора, которая основана более чем на 20 тысячах астрономических и геодезических пунктах, с полной гидрографией и населёнными пунктами, лесами, песками, болотами, рельефом. Производство крупномасштабной топографической съёмки обходилось государству достаточно дорого, например, стоимость инструментальной съемки (а таковая проводилась в крепостях, отдельных городах и небольших территориях) одной квадратной версты в масштабе 250 саженей в дюйме, обходилась государству в 1 рубль 60 копеек серебром.

По мере распространения телеграфной сети, в России начал входить в употребление способ определения географических долгот, основанный на передаче по телеграфу времени между определяемыми пунктами. Этот способ впервые применил в России в 1860 году полковник Форш — новатор и автор целого ряда изобретений в геодезии. В 1872 году капитан М. А. Савицкий вместе с геодезистами Картаци, Бонедорфом и Кульбергом определил разность долгот между Пулковом и Москвою. В 1875 году по ходатайству начальника австрийских градусных измерений профессора Опольцера, была сделана астрономическая связь австрийских триангуляций с русскими. С этой целью по телеграфу были определены разности долгот от Пулкова до Вены, от Вены до Варшавы и от Варшавы до Пулкова. Первые две разности долгот были определены капитаном М. А. Савицким.

К 1873 году по материалам последних съёмок и рекогносцировок было составлено и отгравировано 775 номенклатурных листов карты масштаба три версты в дюйме (1:126 000); в те же годы офицеры КВТ проводили нивелировку и съемку по линиям активно строящихся железных дорог. С 1870 г. в Европейской России съёмки были переведены в полувёрстный (то есть 250 саженей в одном английском дюйме) масштаб (1:21 000), рельеф стали изображать горизонталями. Подробные съёмки западного пограничного пространства к западу от меридиана Петроград — Киев — Одесса, (проводившиеся до 1917 года) вошли в издание двухвёрстной (1:84 000) карты западного пограничного пространства с горизонталями 2-4 сажени. По результатам съёмок офицеров КВТ, военно-топографическими отделами российской императорской армии издавались карты различного назначения, в том числе и военно-политические карты, например, пятивёрстная карта Кавказа (все населённые пункты, число дворов, пути сообщения, гидрография, леса, рельеф — горизонталями), десятивёрстная карта Омского военного округа, сорокавёрстная карта Западной Сибири и Монголии, десятивёрстная карта восточной части Азиатской России.

На конец XIX — начало XX в. пришлось бурное развитие аэрофотосъёмки и аэрофотограмметрии в России, в которых корпус военных топографов принял непосредственное участие.

Каждый военно-топографический отдел военных округов России направлял усилия офицеров КВТ на топографическое обеспечение не только войск, но и государства в целом, заключавшееся в географических исследованиях военных топографов. Например:

значительный вклад в развитие географических исследований в Сибири внесла деятельность военно-топографического отдела (ВТО) штаба Омского военного округа. Отделом была проделан огромный объем геодезических, астрономических, топографических и картографических работ. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на ежегодные отчеты ВТО округа, опубликованные в «Записках Военно-топографического отдела», издаваемых Главным штабом (с 1905 г. – Главным управлением Генерального штаба). Среди имен сотрудников Омского ВТО такие известные русской географической науке имена, как С.Т. Мирошниченко, И.И. Щеголев, П. А. Рафаилов, З.Л. Матусовский и Р.М. Закржевский.

Замечательный вклад в изучение Киргизской степи, Семиречья и Алтая внесли И.Г. Андреев, Ч.Ч. Валиханов, И.Ф. Бабков, А.Ф. Голубев, Г.Е. Катанаев, Г.А. Колпаковский, В. А. Полторацкий и А.П. Проценко. Среди исследователей Восточного Туркестана и Китая - Ч.Ч. Валиханов, Л.Г. Корнилов, М.В. Певцов, З.Л. Матусовский, Ю.А. Сосновский и др.

По личной инициативе И.Ф. Бабкова в 1867 г. у границ с Китаем был создан Зайсанский пост, которому суждено было сыграть исключительно важную роль в деле организации географического изучения глубинных районов Центральной Азии. Через Зайсанский пост уходили в Китай, Монголию и Тибет многие русские и иностранные экспедиции, и этот маленький гарнизон русской армии был хорошо известен в мировой географической литературе XIX века.

Характеризовать многогранную деятельность чиновников Корпуса топографов, их роль в картографировании земной поверхности могут слова председателя Распорядительного комитета Русского географического общества академика П. П. Семёнова-Тяньшанского, обращённые к генерал-губернатору Западной Сибири Н. Г. Казнакову с выражением благодарности за помощь Омскому отделу общества:

«Спешу принести Вашему высокопревосходительству выражение живейшей признательности Географического общества за благосклонное доставление Совету сведений о деятельности корпуса военных топографов штабс-капитана Орлова, командированного благодаря просвещенному вниманию Вашего высокопревосходительства к участию в экспедиции члена сотрудника императорского Русского Географического общества Г. Н. Потанина в Северо-Западную Монголию…. Ваше постоянное просвещенное участие к научным интересам Географического общества уже много раз давало возможность присоединить к снаряжаемым обществом экспедициям чинов корпуса топографов и таким образом обогатить экспедиции материалами для картографии исследуемого пространства. Географическое общество с признательностью вспоминает при этом об экспедиции М. В. Певцова, о Вашем содействии первой экспедиции члена — сотрудника Потанина и Рафаилова, экспедиции Аминова, о водоразделе Оби и Енисея, о Вашем покровительстве экспедиции Пржевальского и других».

Картографическая деятельность Корпуса военных топографов и его картографические заведения пользовались широкой известностью в научных кругах и за их пределами. На всемирных выставках (Вена, 1873 и Париж, 1895) Военно-топографическому отделу Главного штаба за выполнение топографических съёмок на обширных территориях и достоинства русских карт присудили премии, а в Вене — и почётный диплом выставки. Корпус военных топографов выполнял свои работы на научной основе, поэтому их отличает высокая точность. Многие из них, например градусные измерения, не потеряли значения и в наши дни. Все инструментальные топографические съёмки на больших площадях в различных районах России производились на твёрдой геодезической основе, обеспечившей создание точных топографических карт. Корпус создал ряд карт, благодаря которым вывел русскую картографию в XIX веке на передовые позиции мировой картографии.

После 1917 года служба не только сохранилась, но и продолжала развиваться: появились полевые топографические отряды, военно-картографическая фабрика, а Корпус военных топографов стал называться Военно-топографической службой. На сторону РККА перешло не менее 80 процентов офицеров Корпуса военных топографов. Но реорганизация Корпуса всё-таки проводилась: уже в 1918 году были утверждены новые штаты, а геодезический и картографический отделы стали самостоятельными. В целом существовало 5 основных отделов: Западный и Юго-Западный, Северный, Дальневосточный и Среднеазиатский – они имели свои канцелярии, организационные отделы, специальные отделения и части. Съемки были преобразованы в полевые топографические отряды, картографическое заведение – в Военно-картографическую фабрику. В 30-е годы созданы десятки новых топографических, геодезических, аэрофотосъемочных отрядов и складов топографических карт, образованы Научно-исследовательский институт и оптико-механические мастерские.

Богатый опыт и технические навыки, накопленные Корпусом военных топографов, а также материальные активы – специальная библиотека, архивы, инструменты, мастерские и др., позволили военным топографам не только удержаться «на плаву», но и активно развиваться дальше, работая в тяжёлых условиях гражданской войны. Трудности подчас были невыносимыми, однако полевые работники Корпуса не только закрепили свой успех, которого они добились уже в годы Первой мировой войны, но и улучшили свои результаты. Тогда же появились и новые виды деятельности: началось освоение работ с применением фототеодолита – инструмента, позволяющего производить фотосъёмку пересечённой местности, сооружений и других объектов; проводились аэрофототопографические работы, с целью создания топографических карт с помощью аэрофотосъёмок, и т.д.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны было создано много новых геодезических отрядов, складов и мастерских, и во время войны это очень пригодилось – объём работ по топографическому и геодезическому обеспечению операций был выполнен огромный. Основные мероприятия: создание или обновление топографических карт на обширные территории; издание топографических карт миллионными тиражами, их перевозка, хранение и выдача в войска; обеспечение войск и штабов топографическими картами и каталогами координат геодезических пунктов; подготовка специальных карт и фотодокументов местности при непосредственной подготовке и в ходе боевых действий; изготовление макетов местности; контроль точности привязки элементов боевых порядков артиллерии; засечка ориентиров на местности; тактическое дешифрирование аэроснимков и определение координат целей противника; топографическая разведка местности; топографическая подготовка войск и др.

В ходе войны не прекращалось картографирование потенциально опасных в военно-политическом отношении регионов: Средней Азии и Ирана, Дальнего Востока и Китая. Для выполнения всех этих задач в тылу и на фронтах были дополнительно созданы или соответствующим образом реорганизованы десятки специализированных частей и предприятий Военно-топографической службы.

Топографическая служба всегда была особо секретной — ведь любое сражение начиналось именно с карты, а добыть карты противника было сверхзадачей для воинов во все времена. Карта секретна независимо даже от того, отмечено или нет на ней расположение своих войск и войск неприятеля, но и просто потому, что на ней нанесены леса и реки, мосты и поля, дороги. Проникнуть в тайны топографической службы – мечта разведки противника. Иногда полученные сведения оказывали решающее значение.

Так, в 1943 году советской разведке стало известно, что в Германии печатаются сотни тысяч листов карт Орловской, Белгородской и Курской областей. Эта информация легла в основу плана массированной обороны и последующего наступления Советской армии на Курской дуге.

В военные годы отряды военных и гражданских геодезистов, топографов и картографов не только самоотверженно трудились, чтобы обеспечить армию картами. Например, 14-й топогеодезический отряд Закавказского военного округа принимал непосредственное участие в боевых действиях на Закавказском фронте. С мая 1942 по август 1943 года геодезисты отряда на передовой - занимаются определением координат боевых порядков артиллерии, засекают цели, принимают участие в освобождении городов Краснодара и Белореченска. Топографы создают карты в районах Орджоникидзе, Крестового перевала и Грозного. В конце войны геодезисты с успехом выполняют работы в Иране и других странах.

Командование всегда высоко ценило самоотверженный труд создателей карт. За образцовое выполнение боевых заданий в годы Великой Отечественной войны свыше 4000 топографов, геодезистов и картографов были удостоены высоких правительственных наград.

После окончания войны военно-топографических частей стало гораздо больше: сокращения службы почти не проводились, зато новые специализации появились – это аэрофотогеодезические и аэрофототопографические отряды, которых не было раньше, когда авиация ещё не получила должного развития.

В 1970-е–1990-е гг. Военно-топографическая служба СССР выполняла заказы Вооруженных Сил по направлениям: картографирование континентальных стратегических районов; создание мировой космической геодезической сети и обоснование геоцентрической системы координат для применения ракетного оружия; создание цифровых карт крупных масштабов для систем наведения высокоточного оружия; создание электронных топографических карт для автоматизированных систем управления войсками; совершенствование подвижных средств топогеодезического обеспечения для решения неотложных задач в оперативно-тактическом звене; создание средств наблюдения за космическими аппаратами и новой топогеодезической техники; подготовка кадров военных топографов и др.

Можно сказать, что военная топографическая служба России в течение 200 лет, прошедших со дня её основания, всё время решала множество задач, и не только в военной, но и в гражданской сфере - во время этого процесса постоянно образовывались и развивались её новые части. Вплоть до последнего времени об истории и развитии этой службы не было точных сведений – всё было разрозненно, но сегодня, благодаря усилиям офицеров, в разные годы служивших в этих частях, можно узнать об этом из специального издания – «Истории частей Топографической службы», выпущенного Министерством обороны РФ к её 200-летнему юбилею. Авторами являются: офицеры запаса Топографической службы ВС РФ, доктор военных наук, главный научный сотрудник Научно-исследовательского центра (топогеодезического и навигационного обеспечения) 27-го Центрального научно-исследовательского института Министерства обороны Российской Федерации Е.Долгов и научный сотрудник того же центра С. Сергеев. (Издательство «Аксиом», 642с.) Авторы приняли решение изложить двухсотлетнюю историю Корпуса военных топографов и Военно-топографической службы в виде краткого энциклопедического словаря по всем основным структурам, входящим в состав Службы с начала XIX века и до настоящего времени – органам управления, топографическим и геодезическим отрядам, картографическим частям и фабрикам, складам топографических карт, астрономо-геодезическим обсерваториям, учебным и научным заведениям, оптико-механическим предприятиям, временным формированиям и пр. Многочисленные факты, изложенные в статьях, подкрепляются выписками из приказов и директив. Всего в книгу вошло краткое описание более 320 воинских частей Топографической службы и более 200 фотографий, большинство из которых ранее не публиковались.

Основные задачи, которые ставит перед собой в настоящее время Военно-топографическое управление, связаны с организацией топогеодезического обеспечения Вооруженных Сил и других силовых ведомств, проведением топографических, геодезических и картографических работ, планированием мероприятий по топогеодезической подготовке и выработкой принципов построения системы навигации для различных родов войск.

Точное картографическое расположение важных государственных, военных объектов по-прежнему остается государственной тайной. Облик Земли постоянно меняется, и любая карта постепенно стареет. Космические снимки содержат самые свежие и достоверные сведения о местности и успешно используются для обновления карт не только мелкого, но и крупного масштаба. Они позволяют исправлять карты больших территорий земного шара. Особенно эффективно космическое фотографирование в труднодоступных районах, где полевые работы связаны с большой затратой сил и средств. Ныне появилась цифровая карта, ставшая своего рода глазами для крылатых и оперативно-тактических ракет. Картой ее назвать сложно: ее нельзя увидеть, потрогать руками. Вся информация - рельеф местности, условные обозначения и т.д. - зашифрована в цифры и записана на электронные носители.

В наше время навигационное и топогеодезическое обеспечение Вооружённых Сил основано на использовании системы ГЛОНАСС – это глобальная навигационная спутниковая система, на которую ориентированы все навигационные системы любых войск. Эти системы сегодня универсальны, и могут работать с иностранными системами – эта возможность облегчает работу военных топографов и делает её независимой, и в любых ситуациях может обеспечить независимость и безопасность наших Вооружённых Сил.

С развитием современной техники специфика работы топографов постоянно меняется, но опыт, знания и профессионализм остаются самым ценным ресурсом – заменить их ничто не сможет.

Офицеров топографической службы ВС РФ готовит старейшее учебное заведение России – Санкт-Петербургский военно-топографический институт Военно-космической академии им. А.Ф. Можайского (г. Санкт - Петербург, Ждановская наб., 13)

Источники:

  • Все вузы России 2011/2012 год. Справочник для поступающих в вузы. Издание, содержащее информацию о новых условиях приёма в вузы. – Москва: РИПОЛ классик, 2010. – 400с.
  • История Санкт-Петербургского высшего военно-топографического командного Краснознаменного ордена Красной Звезды училища имени генерала армии Антонова А. И. (1822—1997) / Литвиненко В. П. и др. - Санкт-Петербург: СПВВТКУ, 1997 - 250с.
  • Рычков С.Ю. Депо карт и квартирмейстерская часть накануне Отечественной войны 1812 года / С.Ю.Рычков. // Военно-исторический журнал. – 2006. - №4. – С.35-39.
  • Энциклопедический словарь. - Репринтное воспроизведение издания Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона 1890 г. – Москва: Терра, 1990. Т.66. – М.,1993. - С.530 Топографы военные.
  • «История частей Топографической службы». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.arms-expo.ru/049051124050054053055054.html - 22.02.2013.
  • День военного топографа [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://topwar.ru/23983-den-voennogo-topografa.html - 14.02.2013.
  • День военного топографа. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.zateevo.ru/?section=page&alias=den_voen_topografa – 14.02.2013.
  • День военного топографа [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.calend.ru/holidays/0/0/2918/ - 14.02.2013.
  • Праздник 8 февраля - День военного топографа. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.inflora.ru/directory/russian-holidays/february-holidays/den-voennogo-topografa - 14.02.2013.
  • Военно-топографическое училище. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/ - 15.02.2013.
  • Корпус военных топографов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/ - 15.02.2013.
  • Военно-топографическая служба в СССР. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://yandex.ru/yandsearch?text=%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE - 15.02.2013.
Другие события 8 февраля